Сюжеты

О&А ФЛОРЕНСКИЕ О ПОЛОЖЕНИИ ДЕЛ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 300 ЛЕТ

Этот материал вышел в № 16 от 03 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ольга и Александр Флоренские — известные петербургские художники, одни из создателей знаменитой группы «МИТЬКИ». Занимаются живописью, графикой, керамикой, скульптурой, фотографией, анимационным кино, литературой, книгоиздательской...


       
       Ольга и Александр Флоренские — известные петербургские художники, одни из создателей знаменитой группы «МИТЬКИ». Занимаются живописью, графикой, керамикой, скульптурой, фотографией, анимационным кино, литературой, книгоиздательской деятельностью (издательства MITKILIBRIS и «КРАСНЫЙ МАТРОС»). С 1995 года работают над совместными выставочными проектами «Движение в сторону ЙЫЕ», «Русский патент», «Передвижной бестиарий», «Русский трофей» и др. Работы О & А Флоренских находятся в собраниях Государственного Русского музея, Государственной Третьяковской галереи, ГМИИ им. Пушкина и многих других музеев России.
       
       ПАМЯТНИК Н.М. ПРЖЕВАЛЬСКОМУ

       Памятник известному путешественнику и натуралисту генерал-майору Николаю Михайловичу Пржевальскому, изготовленный по проекту А. Бильдерлинга, был поставлен Императорским географическим обществом в Александровском саду у Адмиралтейства. Самая ценная деталь в памятнике Пржевальскому — лежащий у его подножия навьюченный бронзовый верблюд, похожий на фигуру со старой детской карусели. Верблюжья спина до золотого блеска отполирована задами нескольких поколений питерских детей. Тут вспоминается Набоков: «А в городском саду — моем любимом, между Невой и дымчатым собором, сияющие легкие виденья сквозных ветвей склоняются над снегом, над будками, над КАМЕННЫМ верблюдом Пржевальского…». Удивительно, что обычно столь внимательный к деталям Набоков не запомнил, из чего именно был сделан верблюд. Может, до революции приличные дети не сидели верхом на памятнике? Бюст же великого путешественника неприятно поражает портретным сходством со Сталиным. Согласно популярной в Питере легенде экспедиция Пржевальского по пути в Монголию заночевала в грузинском селении Гори. Якобы вскоре после этого у жены местного сапожника Джугашвили родился весьма смышленый и непоседливый мальчик Сосо.
       
       ГЛАВНАЯ ПЕТЕРБУРГСКАЯ ВОДОНАПОРНАЯ СТАНЦИЯ

       Семиэтажная башня Главной петербургской водонапорной станции, что напротив Таврического дворца, — одно из самых высоких в городе сооружений. Отсюда открывается панорама не хуже, чем с купола Исаакиевского собора. Это здание — классический образец промышленного «кирпичного стиля». В основании башни прежде помещалась котельная, приводившая в движение мощные насосы, что закачивали невскую воду в резервуары на верхних этажах. Внутри башни заключена огромная дымовая труба. На старых гравюрах с видами Петербурга верхушка башни всегда курится дымом. Долгое время башня стояла пустая и закопченная. Сегодня ее хозяева (состоятельная организация «Водоканал») реставрируют весь комплекс водонапорной станции, включая окружающие башню постройки и обширный сад. В этом году в башне откроется Музей воды, рассказывающий об истории водоснабжения в Петербурге. Жаль, что пока мало кто догадался превращать прекрасные и полумертвые питерские заводские цеха, эллинги и газгольдеры в музеи, театры или универмаги. Впрочем, даже в центре благополучного Лондона до сих пор стоит заброшенным памятник промышленной архитектуры — старая электростанция Баттерси.
       
       СЕРГЕЙ ДОВЛАТОВ

       В середине 1990-х Сергей Довлатов в одночасье стал самым известным в России писателем. Его ироничная, внятная и обманчиво незамысловатая проза потеснила в умах наших просвещенных соотечественников не только недавно разрешенных Солженицына и Булгакова, но, пожалуй, и самих Пушкина с Гоголем. Жаль, что мы так и не успели познакомиться с Довлатовым лично. Совсем немного с ним разминулись. В конце 70-х мы были соседями: Довлатов жил на улице Рубинштейна, а Саша Флоренский — на улице Правды. Впоследствии выяснилось, что у нас были общие знакомые и выпивали мы в одних и тех же воспетых им заведениях в районе Пяти углов (например, в шашлычной на Разъезжей). В 1995 году Саша проиллюстрировал ставший бестселлером трехтомник Довлатова, выпущенный издательством «Лимбус-пресс». Вскоре Андрей Арьев, друживший с семейством Довлатовых, подарил Саше пару довлатовских пиджаков. Их прислала из Америки вдова Довлатова Лена — с просьбой «отдать хорошему человеку». Так повторился сюжет про куртку Леже из довлатовской повести «Чемодан». Пиджаки пришлись Саше впору, только рукава пришлось подвернуть. В кармане одного из них (серого в черную крапинку) завалялся нью-йоркский автобусный билет.
       
       ИОАННОВСКИЙ ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ


       о. Иоанна стали собираться на улице, у подвального окошка, ведущего в гробницу. Вскоре коммунистические власти распорядились замуровать вход в гробницу, а саму могилу — залить толстым слоем цемента. В монастыре была устроена швейная фабрика. В 1989 году здание монастыря вернули церкви, и гробница Иоанна Кронштадтского, причисленного годом позже к лику святых, снова открыта для поклонения.
       
       Изображения Александра Флоренского.
       Тексты Ольги Флоренской

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera