Сюжеты

ПЛЮШЕВАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Этот материал вышел в № 16 от 03 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Что делать антиглобалистам в провинциальном Касимове? В безнадежно провинциальном Касимове у «Хранителей радуги» что-то вроде штаб-квартиры. Этот город выбран ими как полигон для реализации программы по построению новой жизни,...


Что делать антиглобалистам в провинциальном Касимове?
       

      
       В безнадежно провинциальном Касимове у «Хранителей радуги» что-то вроде штаб-квартиры. Этот город выбран ими как полигон для реализации программы по построению новой жизни, ориентированной на социально-экологические ценности. Этакая мягкая революция. Программа, тоненькая розовая книжечка, сумбурна и непонятна, но в общих чертах идея такова: новую жизнь планируется строить на принципах экологизма, антиглобализма, антифашизма и антисексизма — это когда нет дискриминации по половому признаку...
       
       Несколько лет назад четверо активистов скинулись и купили здесь, на берегу Оки, несколько участков. Одним из активистов был Артем Шленов — личность весьма скандальная. Одно упоминание о Шленове заставляет содрогаться западных промышленников. Артем — революционер по призванию, и за участие в различных антиглобалистских выходках побывал уже не в одной европейской тюрьме. В миру же он весьма дружелюбный человек в рваной на локте тельняшке. Сидит на кухне своего касимовского дома, как Ленин в изгнании, и пьет деревенский самогон.
       Жилище хранителей, как и положено жилищу революционеров, довольно аскетично. Компьютер — а без него сегодня революцию, даже мягкую, не сделаешь — стоит на ящике из-под яблок, кровати заменены демократичными и компактными «пенками» — ковриками для туристов. На стенах — плакаты с непонятными иноязычными призывами, на террасе в скромной рамочке из старых обоев простенькая бумажная икона. Наверное, еще от старых хозяев осталась.
       
       Разговор наш об экологизме и антиглобализме поначалу непродуктивен. Ну не клеится, хоть тресни! Артем бормочет что-то про анархию и штампы, про то, что все люди равны, про то, что некая Сучкова собирает чемоданы. Потом, видимо, натолкнувшись на мысль о том, как можно от меня отвязаться, предлагает:
       — Слушай, давай я тебе лучше фотографии покажу, а ты будешь спрашивать, что непонятно?
       Смотрим фотографии. На них — сплошь девочки и мальчики с гневными транспарантами, разноцветные палатки, полиция или, в зависимости от обстоятельств, милиция.
       — Это где? — говорю.
       — Здесь, в Касимове, наши лагеря жгут...
       Касимовская история уже успела стать хрестоматийной.
       Дело было так: собрались под Касимовым строить завод по переработке радиоэлектронного лома. Не касимовские власти, а компания «Кротберс» при поддержке транснациональной корпорации «Болиден Контек АБ». Сначала с экологической экспертизой не заладилось — вроде и очистные сооружения для воды не построили, и санитарная зона вокруг нужна не менее двух километров. А Касимов, как ни крути, не в пустыне находится, и куда завод ни поставь — всюду жизнь. Но компромисс как-то ненароком нашелся. Завод решили построить на шоссе Нижний Новгород — Ряжск. Санитарную зону сократили с двух километров до пятисот метров — ровно столько оставалось до ближайшей деревни.
       
       Вопрос был практически решен, когда в дело влезли настырные «Хранители радуги». Начали будоражить население, осадили администрацию.
       — Это только со стороны кажется, что все происходит стихийно — пришли, перекрыли вход в администрацию, начали требовать закрытия завода, — неторопливо комментирует свои фотографии Шленов. — На самом деле существует схема, которая годами отрабатывалась. Перед тем как прийти в регион, мы разведываем обстановку, узнаем, как настроено местное население. Дальше надо завести прессу и вообще — через плакаты, листовки, митинги накалить обстановку в городе. Для того чтобы держать осаду, нас одних мало. Нужно, чтобы местные включились. Тогда с «Кротберсом» у нас это получилось. Мы подняли весь город!
       Город и правда встал на дыбы. Возле городской администрации собрались около 600 человек — для Касимова это очень много. Удивительно, но поддержали акцию в основном пожилые, которые обычно к любым волнениям в городе относятся с опаской. Общими силами оккупировали администрацию.
       — Милиция? — смеется хранитель Гарри, активный участник событий. — Милиция не знала, что делать. Они же не ожидали, что столько народу соберется, так что просто стояли и смотрели. Им, между прочим, из-за нас зарплату выплатили. До этого несколько месяцев они совсем ничего не получали, а тут им сразу все отдали. Наверно, чтобы лучше стерегли.
       В том бою «хранители» одержали победу. На следующий же год, когда они разбили лагерь у завода, удача была не на их стороне. Приехали люди в масках, разорили лагерь, погрузили, кого поймали, в грузовик и вывезли километров за сорок, под Рязань. Избили и бросили, сказали, больше никаких палаток не ставить.
       Но они опять разбили лагерь. Приезжала милиция с требованиями свернуться, приезжала Сучкова, глава «Кротберса». Уехали ни с чем.
       А через несколько дней случился пожар. На фотографии это выглядит красиво — словно поле накрыли красным покрывалом. А на самом деле было страшно. Но «хранители» довели до конца начатое. Подали в суд и выиграли дело против Госкомитета по охране окружающей среды Рязанской области, доказали, что строить завод здесь нельзя. Сучкова, как и было сказано выше, пакует чемоданы.
       
       Город изменился. Даже по фотографиям это видно: вот на лавочках сидят обыкновенные деревенские бабки, платочками повязанные. Слушают Артема Шленова, который пьет самогон и которого в Европе называют экстремистом.
       — Это, — говорит он, — у нас собрание. Давно было, перед выборами. Мы участвовали как «зеленый» блок. Выдвигали своих кандидатов по пяти округам. Нет, — смущается, — меня не выдвигали. Кто я такой? Никакого специального образования у меня нет, депутатом я быть не смогу. Выдвигали пенсионерок, учительницу одну, и Машу Рыбину тоже выдвигали.
       — Кто такая Маша Рыбина? — спрашиваю.
       — Маша Рыбина — это тетка, которая просто волшебно коптит сало! А если серьезно — она теперь настоящий эколог, даже книжку свою выпустила. Всему научилась, пока мы с «Кротберсом» воевали. Она нам сильно помогла. Вообще касимовцы другие стали. Они не сидели тихо — ходили на митинги, подавали в суд, стояли на своем. Не юристы, не политики — обыкновенные люди этим занимались. Им не все равно было.
       Словом, город готов к реализации программы «хранителей». Некоторые сдвиги уже есть — пункт с экологизмом почти выполнили. Как будет с остальными — время покажет.
       
       А выборы в Касимове они проиграли.
       — Это не потому, что народ был против нас, — уверен Артем. — Просто не успели подготовиться как следует, да и денег не было. Знаешь, ролик у нас был забавный. Есть же конкретные требования к роликам — ну чтобы по хронометражу все одинаковые были. Мы посмотрели чужие — там кандидаты бубнят по листочку свои программы. Короче, все бесхитростно. А мы подумали: ну чего там наши бабки наговорят за две минуты? Они за это время очки надеть не успеют. И смонтировали клип из кадров с наших акций. Положили все на музыку «Международной панорамы». За два дня управились. На телевидении, правда, не хотели ролик брать — говорили, он экстремистский, но мы настояли. По одному округу мы даже 30% набрали...
       Артем заваривает чай из листьев коки. Говорит, из Боливии привезли тамошние антиглобалисты. А я листаю альбомы дальше. На фотографиях какие-то непонятные бочки, которые выгружают из грузовика.
       — Это «бочка обыкновенная блокадная» называется. Наша находка. В чем суть: к бочке приваривается труба, внутрь трубы вставляется металлический штырь. Потом в бочку заливается цемент — получается махина весом в пятьсот килограмм. Несколько таких бочек выгружаются на месте блокады. Потом люди приковывают себя наручниками к штырям внутри труб — и все. Получается цепочка, которую никуда не сдвинешь. Обычно мы так дороги перекрываем.
       — Слушай, а не опасно это? Надо будет уйти, а уйти не сможешь.
       — Да, был случай уже, на Черном море как раз акция проходила, — он морщится, ему явно неприятно об этом говорить. — Девушке руки оторвало. И глупо так получилось — я ведь и инструктаж провел, сказал им: если что — отстегивайтесь, геройств не надо. Карабины сам смазал. А там грузовик с ручника сорвался, покатился под гору, потащил цепь за собой. И она отстегнуться не успела... Вот.
       А эти фотографии не оттуда — из Волгодонска. Мы десять лет протестовали против того, чтобы там новую АЭС строили. Но ее все же запустили. Один реактор из восьми. Это, наверное, тоже наша победа. Ну наша и местных жителей, конечно.
       На следующей фотографии — люди в черных касках со щитами идут стеной на разноцветную толпу. Это в Праге разгоняют антиглобалистскую демонстрацию. Спрашиваю Артема:
       — Ты там был?
       — Был.
       — А почему на фотографиях тебя не видно?
       — Просто не люблю влезать в кадр. Это меня, кстати, спасло однажды — хотели меня в Швеции посадить за то, что будто бы камнями в полицейских кидался. Но не нашли доказательств — ни на одной пленке меня не было. Но камнями я в них все равно не кидался...
       
       Уже вечером готовим на кухне ужин. Готовим вместе, потому что если буду готовить я одна, то это сексизм — ущемление моих прав, другими словами. И тут вдруг он говорит:
       — Иногда думаю: вот кончится это все — стану директором кинотеатра. Самого лучшего в Касимове, на Советской улице. Буду фильмы крутить добрые, будут ко мне люди с детьми приходить... Хорошее время будет!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera