Сюжеты

«ЕДИНАЯ РОССИЯ» НЕ СТАНЕТ НОВОЙ КПСС

Этот материал вышел в № 18 от 13 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

У этой партии есть только должности, идеологии — нет Когда-то Николай Иванович Бухарин пошутил, что в России могут быть только две партии: одна в Кремле, другая в тюрьме. Шутка получилась неудачная, и сам Николай Иванович это понял, когда...


У этой партии есть только должности, идеологии — нет
       
       Когда-то Николай Иванович Бухарин пошутил, что в России могут быть только две партии: одна в Кремле, другая в тюрьме. Шутка получилась неудачная, и сам Николай Иванович это понял, когда из Кремля перебрался в Лубянскую тюрьму.
       Пока существовала единственная и неповторимая Коммунистическая партия, советский «общественный договор» был предельно прост. Население беспрекословно подчиняется, но и начальство лишнего себе позволить не может. После крушения СССР бывшие работники КПСС радостно повыбрасывали партбилеты, а вместе с ними и всякую ответственность перед народом и перед законом. Демократию в России поняли просто и прямо — как великое освобождение начальства от каких-либо ограничений и приличий.
       Навести порядок среди обезумевших от свободы начальников пытались несколько раз, построив их по указке Кремля. Во время президентских выборов получалось, но стоило народному волеизъявлению завершиться, как чиновники всех рангов вновь распускались.
       Первую попытку построить партию власти предпринял еще незабвенный Виктор Степанович Черномырдин, наспех соорудив из функционеров разных уровней всероссийскую политическую организацию «Наш дом – Россия».
       «Дом» Черномырдина развалился, и от этого неудачного строения нам осталась лишь бессмертная фраза главного архитектора: «Как ни строим партию, все КПСС получается». Увы, Черномырдин себе льстил. КПСС у него не получилось. То была конструкция солидная и долговечная, обломки ее до сих пор виднеются то тут, то там в нашем политическом пейзаже.
       В 1999 году перестарались, и партий власти впопыхах соорудили аж целых две. Одну — под Путина, другую – под Лужкова с Примаковым. Начальству помельче неясно было, кто в итоге станет в России самым главным. Потому и получились у нас «Единство» с «Отечеством», как два бройлера с одной поточной линии.
       Когда положение прояснилось, пришлось две партии срочно сливать. Вышла в итоге «Единая Россия». Непонятно только, что с ней делать?
       Зачем нужна была КПСС, мог в СССР объяснить каждый школьник. Она осуществляла координацию и контроль над механизмом управления, отбирала кадры и наказывала ослушников. Сегодняшняя «Единая Россия» очень хочет быть, как КПСС, но, увы, не может. Хотя бы потому, что нынешние начальники совершенно не готовы поручить партии подбор кадров.
       Сегодня чиновники готовы записываться в партию, но кадровые вопросы решаются совсем в других местах и другим способом. Чиновники готовы принадлежать к «Единой России», но отчитываться перед ней? Нет уж, увольте! И главное, как призвать их к отчету? У КПСС была четкая идеология. У «Единой России» нет идеологии, есть только должности. Как же определить, кто хорошо себя ведет, кто плохо?
       В принципе формирование правительства и других органов власти по партийному признаку – хорошая демократическая традиция. Только вот формирование партии по должностной принадлежности – традиция сугубо советская. Коллективному российскому начальнику мнится, что он снова молод и состоит в КПСС, но он даже в кошмарном сне не станет пересаживаться из шикарного «мерседеса» в неказистую «Волгу» или возвращаться к советским, умеренным по нынешним понятиям, нормам воровства.
       Короче, нельзя дважды войти в одну и ту же реку. И надо надеяться, что вредная привычка сажать в тюрьму диссидентов к начальникам тоже не вернется. Хотя возможно, что именно в этом вопросе я заблуждаюсь…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera