Сюжеты

ТЕПЕРЬ «ЗА СТЕКЛОМ» ВОЙНА

Этот материал вышел в № 19 от 17 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Афганистане, чтобы красиво показать войну, телевизионщики платили и моджахедам, и талибам. За убитых в показательных боях доплачивали В Катаре начинает действовать пресс-центр центрального командования вооруженных сил США. Как было...


В Афганистане, чтобы красиво показать войну, телевизионщики платили и моджахедам, и талибам. За убитых в показательных боях доплачивали
       

     
       В Катаре начинает действовать пресс-центр центрального командования вооруженных сил США. Как было заявлено официальными представителями Пентагона, впервые репортеры в касках, противогазах и бронежилетах смогут передвигаться вместе с подразделениями армии. Подобный шаг продиктован желанием предоставить свободу журналистам в освещении боевых действий.
       Вместе с тем журналисты понимают, что они будут всегда под контролем. Сможет ли корреспондент быть свободным в строю? И как он будет передавать материалы на военной частоте? Опыт предыдущих войн перечеркивает саму возможность свободы. Можно предположить, что журналист должен будет выступать всего лишь оператором в отрежиссированном сериале «Солдат удачи», и не без риска для собственной жизни.
       Практика показательных боев уже была введена в предыдущей войне в Афганистане...
       
       Как это было в Афгане…
       На последней афганской войне Александр Орлов оказался случайно. Будучи корреспондентом 6-го канала ТВ, он должен был отвезти деньги съемочной группе в Душанбе. Но вместе с группой по заданию редакции оказался на передовой, откуда передавал военные репортажи. По его мнению, в афганской войне СМИ использовали практику показательных боев. Журналисты платили деньги за войну, которой не было.
       — Вместе со мной в душанбинскую гостиницу заехали около восьмисот человек, и все, как и я, с десятками, сотнями тысяч командировочных «баксов», — вспоминает Александр. — В гостинице «Таджикистан» можно было открыть банк.
       Большую часть денег группа Орлова потратила уже в Душанбе. Купили палатку за полторы тысячи долларов. В основном деньги выдаивались таможенниками, служащими гостиницы, представителями власти. Фактически с началом войны произошел завоз нала. Некоторых подозревали (и не без основания) в провозе под видом аппаратуры разведтехники. Люди относили куда-то чемоданы банкнот — и все улаживалось, колонны с телекамерами выезжали к границе.
       — Машина стоила двести долларов в день, переводчик — двести долларов в день… Нам удалось пристроиться к американцам, сэкономили при переходе через границу.
       На передовой журналисты стали платить за показательные бои.
       — Мы приехали в одно место, нам говорят: сегодня стрелять не будем. Почему, спрашиваем, Аллах запретил, что ли? Нет. Позавчера были англичане, заплатили сколько-то тысяч, потом приезжали с ОРТ… А мы должны были дать пятьсот долларов за выстрел из дальнобойной пушки. При этом с нами долго торговались, ссылаясь на то, что на каждый показной выстрел отвечают талибы… Вместе с тем на той стороне арабские компании проплачивали такие же телевыстрелы по нашим воякам.
       Было устойчивое впечатление, что воюют телекомпании. Предшественник Александра поделился опытом, как заплатил всего полторы тысячи за бой. В оплату входили боевые полевому командиру, амуниция, патроны… При этом пришлось платить и за двоих убитых… С моджахедами вообще сложно было общаться: он берет в руки гранатомет, как ребенок, кривляется, смеется, потом стреляет… Куда? В кого?.. Одного «натурщика» контузило струей от выстрела. Ну заплатили еще…
       
       Информационная победа
       Это происходило за несколько дней до американских бомбардировок. Все это время журналисты создавали фон войны. Проходили «прямые включения», а говорить было не о чем.
       И моджахедам, и талибам было глубоко наплевать на войну. Толпы журналистов метались в Паншере, искали информационные поводы. Брали в кадр какого-нибудь командира, он за гонорар говорил два слова о готовящемся наступлении, «натурщики» стреляли в воздух.
       — Я наблюдал, как польский, а потом португальский журналисты наняли переводчиком человека, который переводил с фарси на французский, а они не знали французского. Что они делали? Просто использовали шаблон, накладывали какую-то словесную кальку на выстроенный кадр. Никто не знает, были ли на самом деле экранные полевые командиры начальниками фронтов, как их представляли журналисты.
       И, конечно, говорить об объективности такой информации сложно. А между тем, глядя в экран, на картинку, армия экспертов, политологов интерпретирует ее, политики делают заявления…
       …«Стендапилась» английская журналистка. Она стояла с микрофоном в руке на фоне движущегося танка. Моджахеды сидели на броне. Репортер говорила о том, что еще не происходило: о победоносном наступлении. Танкистам и моджахедам она заплатила за проезд.
       Так создавался фон победителей. И так союзники одержали полную информационную победу еще до начала войны.
       

          
       P.S. На минувшей неделе два крупнейших вещательных канала CNN и BBS получили от американского и британского военного командования эксклюзивное право телетрансляции штурма иракского города Басры. Каналы будут делать «прямые включения» бомбардировок и ввода войск.
       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera