Сюжеты

ПОДЗЕМНЫЕ ТАЙНЫ ПРОКУРАТУРЫ

Этот материал вышел в № 19 от 17 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Под прикрытием удостоверений спецслужб обирают московское метро 28 марта в Верховном суде Российской Федерации состоится пересмотр дела Александра Бабаяна – бывшего бизнесмена, всего лишь год назад получившего от отечественной Фемиды семь...


Под прикрытием удостоверений спецслужб обирают московское метро
       

      
       28 марта в Верховном суде Российской Федерации состоится пересмотр дела Александра Бабаяна – бывшего бизнесмена, всего лишь год назад получившего от отечественной Фемиды семь лет строгого режима за целый «букет» преступлений и запомнившегося российским телезрителям как «человек с полутора миллионами под кроватью», несколькими «мерседесами» в гараже и целой сворой собак в золотых ошейниках.
       
       Многие помнят этот сюжет программы «Криминал»: конфискуемые милицией пачки долларов, кучи драгоценностей и сам Бабаян – разъяренный полный человек, обещавший, что «через сорок минут» он будет на свободе, а все его обидчики — за решеткой. Однако за решеткой пришлось задержаться ему – и совсем не на сорок минут.
       21 марта прошлого года Мещанский суд признал его виновным в вымогательстве, краже, угрозе убийством и мошенничестве. Вроде бы – конец истории. И вот теперь – пересмотр и даже, как поговаривают, с неплохими шансами на изрядное сокращение срока заключения. Бывшего некоронованного «короля» метрорекламы, заработавшего на метрополитене не один десяток миллионов долларов, обладателя бесчисленных подлинных удостоверений силовых структур, могут условно-досрочно освободить по состоянию здоровья или за хорошее поведение.
       Но даже не это самое странное. Самое странное (и, пожалуй, страшное), что другому человеку – тому, за угрозы которому и за кражу из квартиры которого Бабаян сел в тюрьму, — сегодня могут самому дать немалый срок. Как, собственно, и было обещано потерпевшему Бабаяном накануне посадки.
       «Я сяду, — сказал к тому времени уже дважды судимый (первый раз — за мошенничество еще в восьмидесятых) миллионер жертве своих преступлений, — но и тебя надолго посажу». Это было сказано прямо в зале суда при большом стечении народа и многими было воспринято как пустая угроза – жест бессильной ярости. Однако уже через несколько месяцев этой угрозе было суждено сбыться, и главный свидетель по делу Александра Бабаяна (он же и главный потерпевший) был арестован.
       Зовут этого человека Вачаган Акопян – ему 46 лет, 15 из которых он проработал в том самом Московском метрополитене, некоронованным королем которого в течение двух лет (2000—2001) называли Александра Бабаяна, направившего практически все прибыли от рекламы в «подземке» в свои карманы и карманы своих родственников.
       Акопян с 1991 года стоял во главе компании «Метрос-медиа» — тогда монополиста в области подземной рекламы. Собственно, он ее создал и довел до состояния, когда московское метро стало получать не менее одного миллиона долларов в месяц в виде рекламных доходов.
       Такие цифры не могли оставаться незамеченными, и вот в 1997 году генерального директора «Метроса» знакомят с «большим человеком», якобы работником чуть ли не всех силовых структур одновременно Александром Суреновичем Бабаяном. Несмотря на то что проблем у руководителя «Метроса» тогда никаких не было, Бабаян предлагает ему свое покровительство. А заодно просит взаймы небольшую сумму. Ну кто же мог отказать полковнику СВР и советнику генерального директора ФАПСИ (и прочая, и прочая)?
       После этого проблемы у «Метроса» начинают появляться одна за другой. Решает их, разумеется, тот же человек – Александр Суренович Бабаян. За это он требует все больше денег и все более дорогих подарков.
       Это начинает принимать гигантские масштабы и заканчивается тем, что Акопяну предлагают уступить место генерального директора компании жене Александра Бабаяна – Лауре, до этого никогда и нигде не работавшей домохозяйке. Акопяну угрожают убийством всей семьи в том случае, если он не подпишет документов, означающих переход власти в «Метросе» от него к Лауре Бабаян.
       И Акопяну ничего не остается, как только подписать заявление об уходе по собственному желанию с поста директора компании, которой он руководил несколько лет, и срочно вывезти семью за границу. В его отсутствие люди Бабаяна грабят его квартиру, отбирают у него и его партнеров еще один бизнес (ирландский бар «Шелтерс» на Пятницкой), а прибыли метрополитена от рекламы при Лауре Бабаян падают сразу на две трети, потому что рекламные поверхности начинают продаваться за бесценок исключительно контролируемым Бабаяном компаниям-дилерам.
       Как только Акопян осмеливается снова приехать в Москву, против него тут же заводится уголовное дело по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах (инициатор – Лаура Бабаян, якобы обнаружившая в документах «Метроса» факт хищения средств, выражавшийся в продаже стоявшего на балансе компании представительского автомобиля «Мерседес» за сумму ниже его балансовой стоимости и в открытии в США без ведома совета директоров дочерней структуры «Метроса», представлявшей интересы компании на американском рынке).
       Оба обвинения были смехотворны – продать автомобиль за те же деньги, за которые он был куплен три года назад (именно эта сумма значилась в качестве его балансовой стоимости), невозможно. А открытие зарубежной «дочки» «Метроса» после дефолта осени 1998 года и вовсе было необходимостью – западные партнеры просто боялись заключать контракты с российской компанией в то смутное время. Благодаря открытию в Нью-Йорке «Metro-M» метрополитену удалось сохранить в качестве своих рекламных клиентов таких гигантов, как, например, «Филипп-Моррис». Тем более что «Metro-M» на все 100 процентов принадлежала «Метросу» и всю прибыль перечисляла на его счета.
       Но не только зыбкость обвинений бросается в глаза при знакомстве с обстоятельствами открытия этого дела, но и сроки его открытия – дело было заведено в один день с подачей заявления Лаурой Бабаян, без каких-либо проверок изложенных в нем фактов (уникальный случай в практике Московской прокуратуры, хорошими связями с руководителями которой Бабаян неоднократно публично бравировал).
       Все делается для того, чтобы Акопян не вернулся на пост руководителя компании. В 2000 году его по ордеру Московской прокуратуры арестовывают и 37 дней держат в Бутырке, после чего внезапно отпускают, но уже по распоряжению Генеральной прокуратуры, не согласившейся со столь суровой мерой пресечения. Его и его семью продолжают запугивать, объясняя, что может с ними случиться, если бывший гендиректор «Метроса» захочет вернуться в свой кабинет.
       Но Акопян решает бороться и пишет уже в 2001 году заявление в прокуратуру о том, что принял решение об уходе из «Метроса» под давлением. Он заявляет и об ограблении своей квартиры, и о зверском избиении своего шофера, и об угрозах в адрес владельцев бара «Шелтерс», который Бабаян все-таки забрал себе, и так далее. Свидетельств в пользу потерпевшего оказывается более чем достаточно, и Бабаяна немедленно арестовывают. Вдобавок к «миллионам под кроватью», бесчисленным представительским автомобилям и золотым собачьим ошейникам у него находят незарегистрированное оружие и целую кипу удостоверений силовых структур.
       Вина Бабаяна была настолько очевидна для следствия и суда, что даже бесчисленные звонки его высоких покровителей (глава следственной группы по делу «подземного короля» не раз заявлял о них в прессе) не смогли изменить ситуацию. Всемогущий «силовик из подземелья» прочно обосновался на тюремных нарах.
       Акопяна восстановили на посту генерального директора «Метрос-медиа», жене Бабаяна Лауре пришлось уйти. Казалось бы, справедливость восстановлена.
       Однако уже 28 ноября 2002 года Акопяна арестовывают вновь. И вновь по постановлению Московской прокуратуры – теперь якобы за нарушение подписки о невыезде и попытку повлиять на позицию свидетелей, участвующих в его процессе (ни тот, ни другой факт так и не удалось подтвердить). Более того, привлечена к уголовной ответственности и финансовый директор «Метроса» Элитта Чайка, обвиняемая в совместных с Акопяном «хищениях офисной бумаги» (!). Теперь Акопяну приписывают мошенничество в составе преступной группы, что отягощает вину и влечет за собой увеличение возможного срока заключения.
       Несмотря на то что к делу Акопяна уже приложено огромное количество актов всевозможных проверок и аудиторских заключений и все они отрицают вину генерального директора «Метроса», Московская прокуратура потребовала проведения еще одной судебно-бухгалтерской экспертизы, на организацию которой обычно уходит до полугода. Все это время Акопян будет сидеть в тюрьме. А когда его освободят (а это, скорее всего, произойдет, ибо мало кто сомневается в том, что он не виновен), то у дверей СИЗО его может встретить сам Александр Бабаян, если, конечно, Верховный суд проявит к нему такую же неожиданную благосклонность, которую, по словам Бабаяна и по всем приметам сложившейся ситуации, питает к нему Московская прокуратура.
       Если все будет именно так, если в дело снова не вмешается Генеральная прокуратура, то еще одна короткая «ходка» только придаст Бабаяну дополнительный вес, а жизнь человека, попавшего под уголовно-прокурорскую «раздачу» из-за того, что он создал успешный бизнес и приносил миллионные прибыли московскому метро, может быть окончательно сломана. При этом в коллекции золотых ошейников бывшего «подземного короля», возможно, прибавится еще один – не без комфорта облегающий шею одного крупного московского чиновника в прокурорских погонах.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera