Сюжеты

ШИРАК И БЛЭР НЕ ВСТРЕЧАЮТСЯ В КОРИДОРАХ

Этот материал вышел в № 21 от 24 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ВСТРЕЧА ГЛАВ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ В БРЮССЕЛЕ Война в Ираке катилась по нарастающей, а брюссельские полицейские с помощью стальных ежей, колючей проволоки, водометных пушек и слезоточивого газа обороняли посольство США на бульваре Режан...


ВСТРЕЧА ГЛАВ ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ В БРЮССЕЛЕ
       

       
       Война в Ираке катилась по нарастающей, а брюссельские полицейские с помощью стальных ежей, колючей проволоки, водометных пушек и слезоточивого газа обороняли посольство США на бульваре Режан от возмущенных бельгийских граждан. А в то же самое время там же, в Брюсселе, главы государств и правительств стран Евросоюза разговаривали о мире и о будущем. О том, что Евросоюз, НАТО и ООН живы и будут жить, несмотря на кризис, говорили Блэр, Шредер, Ширак, Аснар. Признавая непримиримые разногласия по иракской войне, они убеждали, что вынесли бесполезные споры за скобки и едины в порыве совместных гуманитарных действий в помощь страдающему населению Ирака, в сохранении его территориальной целостности и природных богатств.
       Но даже из круглых и словесно почти одинаковых дипломатических формул было ясно, что иракская война оставит шрамы на теле Европы.
       Первым сигналом стала отмена пресс-конференции и всякого участия в саммите Жискара д'Эстена — уставшего от карьеры мудрого европейского гуру, главы Европейского конвента, временного конституционного органа ЕС. Обсуждать грядущие высоты интеграции долгожитель политического театра счел несвоевременным и для себя неприличным.
       Британский премьер Блэр, выигравший вотум доверия парламента, но проигравший единство собственной партии, выглядел усталым и даже измученным. Куда ему до того Блэра, который после пробежки по залу пружиной выпрыгивал на сцену, минуя ступеньки, чтобы пассионарно что-то заявить прессе. Приехав в брюссельский дворец «Юстус Липсиус», он рассеянно и вяло пожимал руки коллег, которые соболезновали в связи с первыми британскими жертвами иракской войны. Одним из первых пожал руку канцлер ФРГ Шредер.
       Потом журналистов попросили из зала, где был накрыт стол для ужина. Чтобы не видели, как войдет Ширак и как он посмотрит на Блэра. Не дай бог, скажет что-то нехорошее. Места расписаны так, чтобы они не встретились в проходе, но сидели друг против друга. Члены делегаций рассказали, что Ширак не только встретился взглядом, но и пожал Блэру руку и даже вручил письменное соболезнование. После ужина они поговорили тет-а-тет. Вроде бы все хорошо. В ЕС принято за обедами и ужинами обсуждать самые сложные темы. Трапеза освобождает от формальностей, в том числе от письменного протокола. Потом на пресс-конференции я спросил у Шредера: правда ли, что атмосфера ужина была натянутой и холодной. На что глава Германии ответил, что ужин был вполне теплым, потому что остывшая баранина была бы несъедобна. Шутка. Еще один сигнал напряженности. Когда все хорошо, радуются, но редко шутят.
       Ширак заставил нас ждать в душном зале французского пресс-центра долгих полтора часа, в течение которых паузу заполняла его дочь (она же политический советник), балагуря со знакомыми журналистами. Если Шредер создавал впечатление оптимизма и даже безмятежности, то президент Франции, по обыкновению, играл роль уверенного в себе и обаятельного отца нации. Он не без удовольствия ответил на вопрос, которого, видимо, ждал: поддерживает ли он предложение Блэра о новой резолюции Совбеза ООН по Ираку, которая давала бы победителям ясный мандат на послевоенное обустройство страны и управление ею. Ответил «нет», перечеркнув заверения, свои и своих коллег, о полном единстве ЕС в том, что касается будущего Ирака. Назвал предлагаемую Блэром резолюцию попыткой задним числом придать легитимность войне и англо-американскому праву управлять Ираком. Франция за такое не проголосует. То есть и по прекрасному будущему Лондон и Париж не очень согласны.
       Не только они, но и другие страны ЕС, количество которых англичане и французы почему-то считают по-разному, каждый в свою пользу. Хотя и не с такой скрупулезностью, с которой Вашингтон зачисляет в антииракскую коалицию королевство Тонга. По подсчетам англичан, провоенная партия в ЕС составляет большинство, Ширак же называет сторонников Лондона и Вашингтона «небольшим меньшинством».
       Наконец, апофеозом «иракского» расслоения Европы стало заявление бельгийского премьера Верхофстадта о предстоящем в апреле «тройственном» саммите по интеграции вооруженных сил и оборонной промышленности «продвинутых» в этом смысле стран ЕС. Поддержку этой идеи подтвердили и Ширак, и Шредер, подчеркнув, что в ней нет ничего крамольного и что объединительный процесс открыт для всех. Но Верхофстадт-то не сказал, что на оборонный саммит в Брюссель приглашен кто-то еще, кроме лидеров Франции, Германии и, возможно, Люксембурга. Они хотят идти впереди в создании европейской армии. Не очень внушительная компания, если не считать Франции — второй европейской военной державы. Но первая-то, Великобритания, забеспокоилась. Изоляция пугает и сильных.
       Все участники брюссельского заседания благодарили Грецию как действующего председателя ЕС за то, что даже в таких трагических условиях удалось обсудить и основную повестку дня: программу социально-экономического развития и экономического обновления Европы. Хотя по конкретным проблемам, может быть, из-за страстей по Ираку не смогли договориться: ни по пакету налогообложения банковских вкладов, ни по квотам на производство молока в Италии. Шредер иронизировал над тем, как они спорили с Берлускони о молоке.
       Трудно представить кризис, который бы позволил самым амбициозным политикам расколоть ЕС. Союз существует уже независимо от них. Как бы ни ругались по Ираку и прочим внешним проблемам, они не в силах изменить реальность, в которой бизнесмены забыли о межвалютных транзакциях, а граждане — о государственных границах. Иракская трещина серьезна, но не вечна.
       На традиционном «семейном» фото перед разъездом участников саммита не было ни Аснара, ни Блэра. По поводу последнего Ширак напомнил, что в истории ЕС были времена и похуже, когда на заседаниях совета пустовало кресло Де Голля. Но Европа это пережила, и из каждого кризиса ЕС выходил лишь еще крепче.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera