Сюжеты

В КАНУН 70-ЛЕТИЯ АЛЕКСАНДР ГОРОДНИЦКИЙ ОТВЕТИЛ НА ВОПРОСЫ «НОВОЙ ГАЗЕТЫ»

Этот материал вышел в № 21 от 24 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

— Вашим песням придавало резонанс время их рождения? — Да, конечно. А сейчас непоющие годы, другая эпоха. Не знаю, хорошо это или плохо, но для России… Если в России не поют или поют мало, я думаю, что что-то неладно… — В сегодняшнем...


       

    
       — Вашим песням придавало резонанс время их рождения?
       — Да, конечно. А сейчас непоющие годы, другая эпоха. Не знаю, хорошо это или плохо, но для России… Если в России не поют или поют мало, я думаю, что что-то неладно…
       — В сегодняшнем времени вы ощущаете себя «своим»?
       — Мне трудно сказать. Вы очень правильно ставите вопрос. Родина человека — это не только страна, где он живет, язык, который для него родной, но и его эпоха. В известной степени я пережил свою эпоху.
       Мне безумно интересно в нынешнем мире, но естественно, что многие понятия смещаются, ценности становятся несколько другими. Но, как сказал Бродский, «…мир качнется вправо, качнувшись влево». Когда-нибудь все встанет на место. Я к этому отношусь спокойно.
       — Ваши романтические песни рождены реальной жизнью. Очень интересной, насыщенной — экспедиции, дальние плавания… Как вы думаете, вам сегодня мальчишки завидуют?
       — Когда я попадаю на нынешний «Крузенштерн» (я там почетный член экипажа), парусник, который совершает до сих пор кругосветные плавания, побеждает в мировых парусных регатах, и вижу на нем экипаж курсантов… Судя по тому, как эти мальчишки на меня смотрят, они мне завидуют. А я, естественно, — им.
       Я рад, что мне удалось за свою жизнь в России в не самое легкое время попытаться поддерживать те ценности, которые не продаются. Ту романтику, которой в нас почти не осталось. Когда я вижу этих мальчишек-курсантов на судах мореходных училищ, молодых геологов, которые едут в экспедиции неизвестно зачем, моих ребят, которые сидят в лаборатории и там что-то лудят-паяют и им интересен сам процесс, я понимаю, что не зря прожил свою жизнь.
       — У вас есть песня «Чистые пруды». На Чистых теперь живет редакция «Новой газеты». Так что нас объединяет и это. Как появилась эта песня?
       — Когда-то там жила моя тетка — в переулке неподалеку от Чистых прудов. А я, когда приезжал в Москву, ухаживал за одной девушкой, нас познакомил Иосиф Бродский. В те поры романтические я убегал из родного Питера в Москву в командировки. А на самом деле, манкируя всеми делами, бежал скорее встречаться с ней. И мы прогуливались по Чистым прудам.
       Мне очень приятно, что теперь эта песня связана и с «Новой газетой», и с любимым театром моей юности — «Современником»…
       Что касается «Новой газеты», тоже отмечающей юбилей, то это одна из немногих наших действительно независимых газет, которой дай бог долгой жизни.
       
       
       Из новых стихов
       
       * * *
       Под крылом облака, под форштевнем тугой бурун.
       Убегая от времени, исколесим планету.
       Отражаясь в чужих зеркалах, остаешься юн,
       Возвратившись назад, понимаешь, что шансов нету.
       
       Вымирают ровесники. Склянка шуршит песком.
       Наступают недуги, и век наш короткий прожит.
       Мне Самойлов беспомощным помнится стариком,
       А теперь получается — был он меня моложе.
       
       Водопад Ниагары, Памирский хребет в снегу,
       Нидерландское небо, низкое и сырое.
       По округлой планете, оглядываясь, бегу,
       Как испуганный Гектор вокруг осажденной Трои.
       
       Заполярную вьюгу сменяет палящий зной.
       Свой ресурс поистратив, стучит пулеметом сердце,
       И тяжелое солнце вдогонку летит за мной,
       Словно бронзовый щит настигающего ахейца.
       
       2003 г.
       Малеевка
       
       
       * * *
       Ванинский порт, Салехард, Игарка,
       Магаданское небо, темное и рябое.
       Песня с годами обкатывается, как галька,
       Голосами поющих, словно волной прибоя.
       В ней срезаются лишние выступы и детали.
       Остается лишь главное — только первооснова.
       Сколько раз эти строки хрипели, пели, шептали,
       На правдивость и звук поверяя любое слово!
       И слова, как солдаты перед парадом,
       Друг за другом выстраиваясь постепенно,
       Свой единственный обретают порядок,
       Словно плоские камушки за щекой Демосфена.
       Становясь осенней огненною листвою,
       Разлетается песня, искру на ветер бросив.
       И не в силах автор снова ее присвоить,
       Как не может Бога сыном признать Иосиф.
       И взлетев над забвения черною преисподней,
       Покидает песня Северную Итаку,
       Чтобы с нею вместе люди пошли на подвиг,
       На этап и к стенке, в изгнание и в атаку.
       
       2001 г.
       Нитания
       
       
       ПЕСЕНКА О ШЕРСТЯНЫХ ЧЕЛОВЕЧКАХ
       
       Открывая год овечки,
       Бессловесны и легки,
       Шерстяные человечки
       Жили в доме у реки.
       Под луною круглолицей,
       Для рождественской поры,
       Их стальной связали спицей
       На потеху детворы.
       
       Ненадолго их хватило —
       Дней на пять или на шесть:
       Их хозяйка распустила,
       Чтобы зря не тратить шерсть.
       Зыбки елочные свечки
       В пору зимней синевы.
       Шерстяные человечки,
       Я такой же, как и вы.
       
       Я такой же человечек,
       Человечек небольшой,
       Как и вы, недолговечен,
       Как и вы, нетверд душой.
       Под стареющей луною
       Я растаю, словно дым,
       С теплой ножкой шерстяною,
       С мягким сердцем шерстяным.
       
       2003 г.
       Александр ГОРОДНИЦКИЙ
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera