Сюжеты

МЫ ПРОСТО НЕ ПОСПЕВАЕМ ЗА ВОЙНОЙ

Этот материал вышел в № 22 от 27 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Когда заканчиваются боевые действия, начинается гуманитарная катастрофа Самолеты МЧС России приземлились в прошлую пятницу на иранском аэродроме «Керманшах». Они доставили специалистов, гуманитарную помощь и материалы, необходимые для...


Когда заканчиваются боевые действия, начинается гуманитарная катастрофа
       
       Самолеты МЧС России приземлились в прошлую пятницу на иранском аэродроме «Керманшах». Они доставили специалистов, гуманитарную помощь и материалы, необходимые для строительства лагерей беженцев на границе Ирана и Ирака.
       
       В своем выступлении по национальному телевидению министр иностранных дел Ирана подчеркнул, что это первый жест реальной помощи, что Россия первая в мире начала гуманитарную операцию. И тем самым подтолкнула к конкретным действиям другие страны: Великобритания, Пакистан в данный момент переправляют гуманитарную помощь в Керманшах.
       Это не первый случай подобной инициативы России. В Афганистане мы тоже были первыми. И уже очевидно, что у России появилась новая политическая стратегия: там, где другие страны начинают войну, мы обозначаем свое присутствие и свои интересы гуманитарным способом.
       Очень важно, что МЧС проводит операции по договоренности с ООН, в частности с Верховным комиссариатом по делам беженцев. Активная подготовка ООН к гуманитарной катастрофе в Ираке и близлежащих странах началась в декабре прошлого года. По оценке Верховного комиссариата, количество беженцев будет колебаться от 600 тысяч до полутора миллионов человек, а, по расчетам Всемирной продовольственной программы ООН, кормить придется около 10 миллионов (из-за войны Ирак потеряет урожай, в ближайшее время будут израсходованы все запасы, полученные по программе «Нефть в обмен на продовольствие»). Уже сейчас можно прогнозировать, что мирное население сильно пострадает и будет нуждаться в серьезной медицинской помощи.
       Завершение первой фазы гуманитарной операции МЧС на границе Ирана — Ирака комментирует заместитель министра МЧС Юрий Бражников:
       «Это наша профессиональная задача – оперативно оказать помощь. За последние два года появилась определенная тенденция: гуманитарные операции Россия начинает практически синхронно с военными действиями США и союзников. Во-первых, для того чтобы подтолкнуть мировое сообщество к практической помощи и заставить уже на раннем этапе анализировать все свои силовые действия, которые приводят к таким катастрофическим последствиям. Во-вторых, это геополитические интересы России и ее роль в урегулировании конфликта. Составная часть урегулирования – гуманитарная, ее МЧС и осуществляет. Мы выполняем задачу и уходим. Но Россия остается. Так, например, происходит сейчас в Афганистане, откуда практически ушла Америка. Вернее, ее присутствие сейчас малоэффективно в этой стране.
       Уже сейчас понятно, что наше участие не ограничится только строительством и обустройством лагерей для беженцев. Потребуются и госпиталь, и наши аэромобильные отряды, и специалисты по разминированию, и многое другое. Все это мы готовы предоставить Ираку в любой момент.
       Естественно, эти действия мы осуществляем на бюджетные деньги, которые российское правительство выделяет специально на эту акцию. Но надо понимать, что помощь всегда взаимна. Например, только за последний год Россия получила 40 тысяч тонн гуманитарной помощи по Всемирной продовольственной программе для Северного Кавказа. Это гораздо больше той внутренней помощи, которую могли бы оказать мы сами.
       Сейчас для нас очень важна поддержка Ирана — несветского, закрытого государства. Мы прилетели туда в довольно сложный период: они сейчас большое внимание уделяют безопасности и стягивают войска на границу с Ираком. Да и, ко всему прочему, в день нашего прилета у них был Новруз — восточный Новый год. Ради нас многие люди – пограничники, таможенники, чиновники — вышли на работу, оперативно разгрузили наши самолеты, переправили груз на подготовленные для лагерей площадки. Было очень неожиданно, когда иранцы попросили у нас тридцатиместные палатки для других лагерей (в Иране сейчас живут около 200 тысяч афганских и иракских беженцев. – Е.М.). Они сказали, что в таких больших палатках людям будет удобно молиться. Мы этого не предвидели, конечно, у нас эти палатки используются для столовых, оперативных штабов, совещаний… Теперь вот для молитв пригодились…
       За последние десять лет в мире резко увеличивается количество лагерей беженцев, и продолжительность проживания в этих лагерях – тоже. Совсем недавно сотрудники Верховного комиссариата ООН по делам беженцев говорили, что в Европе работы для них нет. Теперь беженцы появились в Европе. В Африке в лагерях уже много лет проживают около трехсот тысяч беженцев, и эти люди не хотят оттуда уходить. Им дают рис, воду, немножко лечат, охраняют. У людей появляются иждивенческие настроения, вопросы репатриации не решаются. По сути, ведь появляются огромные резервации людей, поселения, которых пока нет на карте мира. И это колоссальная задача для ООН, для многих стран – решить эту проблему, переломить ситуацию. Но, к сожалению, в гуманитарном плане мы просто не поспеваем за войнами».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera