Сюжеты

БАЙКЕР У ЛИТОВСКОГО РУЛЯ

Этот материал вышел в № 22 от 27 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Сергей КОСТИН: «Хвост кометы» — это коробочка с ленточкой В иностранной нынче Риге в обыкновенной школе когда-то учился мальчик Сережа. И очень ему нравились две актрисы — Лариса Мондрус и Виктория Федорова. Потом Сережа вырос, уехал из...


Сергей КОСТИН: «Хвост кометы» — это коробочка с ленточкой
       


       В иностранной нынче Риге в обыкновенной школе когда-то учился мальчик Сережа. И очень ему нравились две актрисы — Лариса Мондрус и Виктория Федорова. Потом Сережа вырос, уехал из Риги, а актрисы куда-то пропали, остался только мерцающий шлейф их славы, как хвост кометы… Прошло много лет. Сережа стал Сергеем и пошел работать на телевидение. Сделал цикл «Новейшая история», а потом запустил собственный проект — «Хвост кометы». О пропавших звездах. Он разыскал своих пропавших актрис и снял их в своей программе. И не только их.
       О том, почему надо верить Василю Быкову, как поразила съемочную группу Роза Рымбаева, в чем загадка Майи Плисецкой, Сергей Костин — «Новой газете».
       
       — Вику Федорову вы нашли?
       — Да. И это была лучшая из наших программ. Ее посмотрели почти в два раза больше зрителей, чем обычно. Вика Федорова рассказала нам историю своей жизни, которую она до этого никому не рассказывала. Ей за год прислали шесть просьб об интервью, и она всем отказала. Я ей рассказал, что ради нее и была задумана эта программа, она вроде бы согласилась. И за два дня до нашего вылета в Америку она вдруг присылает отказ. Говорит, что хочет продать историю своей жизни в Голливуд и адвокат запретил ей давать интервью. Мы договорились, что мы все-таки снимем, а кассету оставим ей — на случай, если в будущем контракте будут запрещены интервью даже для документальных фильмов. В первый день съемок она сказала: оставьте кассету себе. Позвонила своему адвокату и сказала, что она же не берет с нас денег, а делает это только потому, что хочет так сделать. Когда я сказал Вике, что эту программу только в Москве посмотрели больше миллиона человек, она заплакала: оказывается, не думала, что ее и ее маму, Зою Федорову, до сих пор помнят и любят.
       — Сегодня на ТВ много программ о пропавших звездах. На Первом канале — «Кумиры», на ТВС — «Пестрая лента», «Женские истории» Оксаны Пушкиной… Как сами считаете, ваша программа чем отличается?
       — У нас портрет художника в истории. Мне всегда интересно, как герой программы был укоренен в советской системе, как он прожил перемену строя, как он строит новую жизнь. Например, после программы с Василем Быковым мы не знаем, женат он или нет, есть ли у него дети. Главное — это его внутренний нерв, его боль. Портрет художника в истории, а не в семейном фотоальбоме.
       — По какому принципу вы выбираете героев своих программ?
       — Два критерия: чтобы это была крупная звезда и чтобы она действительно… пропала. С этим возникают сложности. Потому что, к счастью для всех нас, кометы не улетают далеко, часто они возвращаются. Мы собрались снять пианиста Владимира Крайнева, который сейчас преподает в Германии. А он приехал летом в Москву в качестве председателя жюри на конкурс Чайковского. Мы нашли Чингиза Айтматова, который тоже куда-то исчез с российского горизонта, договорились с ним. А он сообщил, что его пригласили в жюри Московского кинофестиваля и он приедет в Москву. Конечно, это прекрасно, что люди, которые составляют гордость российской культуры, возвращаются. Но они ломают планы нашей программы!
       Чтобы выбрать героя передачи, мы делаем целый список пропавших звезд и «прокатываем» его на очень многих людях. И если видим, что нашли человека, который очень многим интересен и его давно не было видно на телеэкране, мы приглашаем его в программу.
       — А что такое, по-вашему, звезда?
       — Определений очень много. Например, талант человека определяется степенью влияния. Совершенно очевидно, что сейчас под это определение попадает массовая культура. Наверное, это все-таки неточное, субъективное определение, причем на уровне двух-трех поколений. Мы не знаем, кого из сегодняшних звезд первой величины будут вспоминать через пятьдесят лет, при том, что сейчас свидетельства таланта остаются: музыканты записывают диски, актеров снимают на пленку…
       — Это как с литературой: непонятно, кого из современных авторов будут изучать в школе?
       — Да. У Шопенгауэра я как-то прочел, что великие книги набирают свою аудиторию не единовременно — не горизонтальным, а вертикальным срезом. Все классические произведения набирают аудиторию с течением времени, через поколения.
       Кстати, одна из самых показательных в этом смысле программ была у нас с Василем Быковым, человеком другого поколения. Почему мы должны верить Василю Быкову, когда он говорит, например, что объединение России с Белоруссией пагубно для России? Мы должны верить Василю Быкову, потому что он всегда говорил правду, неудобную правду. Его, мальчишку 17 лет, во время войны не убил немецкий солдат. И он задумался: почему солдат его не убил, ведь он же враг? Вопросы, которые поставила перед Василем Быковым та война, стоят сейчас у нас в связи с чеченской войной. И те выборы, которые стояли перед героями Быкова, очень тесно связанными с самим автором, — те же вопросы стоят перед ребятами в Чечне.
       — Герои ваших программ охотно идут на контакт?
       — По-разному. Большинство очень удивлены, что о них помнят и их любят, как Лариса Мондрус. А кто-то очень занят, кто-то устал от внимания журналистов. Две программы Щедрина с Плисецкой мы снимали в Литве и в Москве. И в Москве было очень мало времени для съемок. Потом Майя Михайловна мне позвонила и сказала: «За два года про меня сделали шесть фильмов — либо глупость, либо гадость. Вы сделали так, что я наблюдала за собой, как за посторонним человеком».
       — А кто-нибудь отказался сниматься?
       — Отказался Борис Спасский. Мы его нашли во Франции, он как раз собирался ехать в Питер — там находится шахматная школа, которой он помогает. Мы предложили снимать в Питере, но он отказался из принципиальных соображений. И пояснил, что есть люди, которые делают, а есть те, которые говорят, что делают. Спасский предпочитает делать. Эта позиция вызвала у меня, с одной стороны, уважение, а с другой — еще большее желание его снять. Трудно было уговорить Жанну Болотову, но она в конце концов согласилась.
       — Вы заранее знаете, что вам расскажет герой, вы готовите сценарий?
       — Нет, я предпочитаю знать немного. И удивляться. Мне интересно вместе со зрителем открывать для себя человека. Главное — задать первым неожиданный вопрос, чтобы собеседнику было интересно с тобой общаться. К Виктории Федоровой я приехал, зная ее историю пунктирно. И первое, что я спросил: «Помните ли вы первую встречу с мамой?». Вике тогда было девять лет, а Зоя Федорова вышла из тюрьмы. «Как же я могу забыть?» — она начинает рассказывать, плакать… А некоторым просто интересно рассказать другому человеку то, что он не знает, но ему интересно. И большинство героев меня удивили с хорошей стороны. Например, эстрада — вне сферы моих интересов, но песни, как ничто другое, очень точно фиксируют время. Вы слышите мелодию из какого-то периода вашей жизни — и то время вернулось. Это как кусочек янтаря, в котором застыла мошка. Поэтому я думаю, что зрителю будет приятно услышать «свои» песни. Так мы решили снимать первую программу с Розой Рымбаевой. Она поразила всю нашу группу. Выходит женщина, маленькая, метр пятьдесят, миниатюрная, — и начинает петь так, что у меня мурашки по телу забегали. Надо же, подумал я, какая ностальгия! Оказалось, у всей съемочной группы, когда она начинает петь, мурашки по спине. Эта маленькая женщина, которая потеряла мужа, осталась с двумя детьми, взяла к себе двоих сирот, кормит всю свою семью, где восемь братьев и сестер. Она менеджер огромной семьи — это вызывает безусловное уважение, об этом интересно узнать. Или Николай Гнатюк, который пел «легкие» песенки, а потом пропал — он ушел в религию, поступил в семинарию. При всей своей жизни популярного певца находит время для духовного совершенствования.
       Яаак Йола — замечательный парень, очень много помогает молодым эстонским музыкантам.
       Я счастлив делать эту программу, потому что она сводит с очень талантливыми людьми.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera