Сюжеты

ВЕРШКИ НЕ ХОТЯТ, А КОРЕШКИ НЕ МОГУТ

Этот материал вышел в № 23 от 31 Марта 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В Красногорском районе Подмосковья местные власти начали национализацию фермерских земель Символы первых лет новой России можно перечислить по пальцам. Трясущиеся руки гекачеписта Янаева. Танки, палящие по Белому дому. Да еще, пожалуй,...


В Красногорском районе Подмосковья местные власти начали национализацию фермерских земель
       

    
       Символы первых лет новой России можно перечислить по пальцам. Трясущиеся руки гекачеписта Янаева. Танки, палящие по Белому дому. Да еще, пожалуй, бизнесмены в красных пиджаках. И — первые фермеры. Земля для крестьянских хозяйств тогда предоставлялась бесплатно. Считалось, что лет через десять вольные хлебопашцы обязательно накормят всю страну — если, конечно, им не помешают бюрократы из местных райсоветов.
       Не случилось. Сегодня Россия, как и в самом начале реформ, закупает все те же «ножки Буша» — правда, теперь уже «младшего». А местные власти с переменным успехом пытаются национализировать розданные когда-то гектары пашни. Фермерскую землю, как выяснила, к примеру, администрация подмосковного Красногорского района, гораздо выгоднее пустить под строительство коттеджей.
       
       Командировка — из разряда однодневных. Подмосковный Красногорск давно стал чем-то вроде дачного довеска к бетонно-серому Митину. Поэтому — никаких чемоданов. Рассекая грязные лужи, подплывает к остановке казенный «Икарус». Сажусь у окна: так виднее встречающих. Провожатым по сельской местности у меня будет фермер Надежда Месенко, человек знаменитый. Десять лет назад об успехе российских реформ западный мир судил в том числе и по ее личным достижениям. А сегодня районные чиновники отбирают у Надежды землю.
       Бывшая заведующая котельной колхоза «Ленинский луч» Красногорского района Московской области стала лицом страны случайно. Английский публицист Виллиам Милленшип в начале девяностых собирал материал для книги о женщинах пореформенной России. Случайно наткнулся на историю самоотверженной борьбы подмосковного фермера Месенко с местной властью в лице не смирившегося с потерей пашни совхозного агронома и бюрократов из райсовета. Приехал, сфотографировал, поговорил. Через некоторое время Надежда получила пухлый том сборника «Front Line: women of the New Russia» с дарственной надписью автора.
       ...Вид Надиного поля у села Александровка совершенно не сельскохозяйственный. С одной стороны — дорога, с другой — беспорядочное скопление разнокалиберных коттеджей. По краям — кучи битого кирпича.
       — Соседи подбросили, — мой «гид» кивает на подступившие к пашне виллы. — Сначала отрезали себе земли под строительство, теперь пакостят понемногу...
       В деревню едем мимо стройных рядов типовых коттеджей. По авторитетному мнению моих спутников, обитатели домов, занявших бывшие колхозные луга через дорогу, люди неплохие. Школу выстроили, культурный центр... Сегодняшняя Александровка — настоящая «деревня контрастов»: среди роскошных дворцов ценой под миллион долларов сиротливо торчит бетонный остов так и не достроенного колхозом дома...
       Спорным участок фермера Месенко стал еще в начале девяностых. Тогда для выделения земли под крестьянское хозяйство было достаточно написать в райсовет соответствующее заявление. Администрация района выносила постановление, и заявитель становился счастливым обладателем земельного надела. Всем остальным, то есть землеустроительными работами, занесением в земельный кадастр и оформлением документов, занималось государство. В итоге фермер должен был получить паспорт на землю — государственный акт о праве собственности. А вот в случае с Надиным участком районная власть ограничилась только первым шагом — передала участок в собственность, а паспорт выдать забыла.
       Кроме Надежды, по постановлению главы администрации района участки возле Александровки из фонда перераспределения района получили еще пятнадцать работников «Ленинского луча». Каждому крестьянскому хозяйству досталось чуть больше одного гектара. Вот только государственные акты на право собственности крестьянам дали только посмотреть, выдав на руки их ксерокопии. У одного из них такой акт до сих пор лежит в архиве Красногорского района со всеми подписями и печатями. А еще имеется постановление администрации «об утверждении границ земельного участка».
       
       Квадратура поля
       Раздавать положенные по закону земельные паи своим бывшим работникам колхоз начал только в 1998 году. Правда, фермеры получили не участки, а свидетельства о праве собственности на земельный пай. Местные жители называют эти бумаги «фантиками» — никакой реальной ценности они не представляют. А весной 2002-го в гости к фермеру Месенко вместо позабытого уже районного агронома пожаловало районное начальство.
       По мнению начальства, глупо выращивать картошку там, где сто квадратных метров обычного суглинка стоят многие тысячи долларов. Поэтому давнее постановление 1992 года о передаче земли в частную собственность фермерам было отменено решением нынешнего главы администрации Красногорского района Бориса Рассказова. Повод нашелся быстро: по мнению начальства, негоже крестьянину иметь участок земли в придачу к своему «виртуальному» паю. А фермеры, видя решимость районного начальства, решили самостоятельно исправить давнее упущение властей и наконец оформить полновесные свидетельства о праве собственности.
       ...Автобусную остановку около здания районной администрации до сих пор зовут «горсоветом». Внутри цитадели местной власти — вполне социалистическая обстановка: ностальгические красные ковровые дорожки и в меру ободранные стены. В новый век шагнул только один этаж — тот, где находится кабинет Бориса Рассказова. Через несколько лестничных пролетов работает его заместитель по земельным делам Николай Хаткевич. А через дорогу — племянник зама, начальник районного земельного комитета. Так что решение судьбы Надеждиного поля можно считать делом семейным.
       Глава Красногорской администрации был в командировке. Меня принял Хаткевич.
       — Они уже и до вас дошли... Ну поймите, судимся мы с фермерами из принципа. Почему, спрашивается, у этих людей должно быть по нескольку участков земли, а вот, к примеру, у вас — ни одного?..
       Аргумент действительно убийственный. Только вот земли нет не только у меня. У фермеров ее, судя по настрою районных начальников, тоже не будет. Значащийся в «фантике» абстрактно, невесомый «пай» пахать ведь нельзя...
       
       Дело суда
       Защищать свою землю по-дедовски, с вилами в руках — занятие безнадежное. Фермеры предпочли отстоять собственные права в суде. Вначале обратились к квалифицированным юристам из компании «Ведомство». Потом сами провели работы, которые обязано было сделать государство: зарегистрировали свои хозяйства и провели за свой счет землеустроительные работы. А перед подачей иска на всякий случай вызвали на участки комиссию Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств Красногорского района: засвидетельствовать тот факт, что земля исправно обрабатывается. Власть на это дала свой «асимметричный ответ»: на стол районного прокурора легло «Заявление о преступлении», подписанное главой администрации Красногорского района Борисом Рассказовым.
       
       У каждого времени — свой стиль доносов. Манеру письма районного главы можно назвать сугубо капиталистической: свои обвинения он излагает сухо и энергично. Продравшись сквозь канцелярское «вышеуказанные лица», с удивлением узнаешь, что александровские фермеры никогда землей и не владели. Да, пишет глава местной власти Рассказов, «администрация Красногорского района, удовлетворяя заявление этой группы лиц, издает в 1992 году постановление, согласно которому она разрешает бесплатную передачу (в упомянутом постановлении просто «передает». — П. В.) в собственность этих лиц... земельных участков размером 1,07 га каждому... в целях создания крестьянских хозяйств. Для этого райкомзему предлагается произвести необходимые землеустроительные работы...»
       Тем не менее, как пишет дальше Борис Рассказов, «...эти лица утратили свое право... на бесплатное получение земли для создания крестьянского хозяйства», поэтому вмешательство юристов компании «Ведомство» следует рассматривать как заранее подготовленное преступление: «Осенью 2002 года группа лиц из компании «Ведомство» решила воспользоваться недосмотром администрации... Действия были направлены на создание видимости существования и правоспособности этих крестьянских хозяйств с целью противоправного приобретения ими права собственности на муниципальную землю... Данный сговор представляется преступным, поскольку этими действиями создана устойчивая группа лиц, которая имеет прямой умысел на противоправное безвозмездное приобретение прав собственности на муниципальную землю». И в самом конце традиционно директивное: «В порядке ст. 144 УПК РФ принять заявление, произвести проверку и принять решение о возбуждении уголовного дела...» То есть, проще говоря, Рассказов обвиняет фермеров и юристов в попытке хищения земли путем судебного арбитражного процесса...
       Конечно, фермеров и юристов пока, слава богу, никто не арестовал. Даже уголовного дела, о котором так просил глава районной власти, еще не возбудили. Удивительно, правда, что прокуратура все-таки приняла на редкость абсурдное «Заявление о преступлении» от главы районной администрации.
       А «группа лиц, действующих по предварительному сговору», то есть двенадцать фермеров и их юристы, все-таки выиграла судебный процесс. Теперь, решили судьи, вопрос принадлежности поля у села Александровка больше не обсуждается: земля принадлежит крестьянским хозяйствам. А глава районной администрации Рассказов явно переоценил свои полномочия. Цитирую судебное решение: «...оспариваемые акты нарушают права заявителей как собственников земельных участков».
       Вот только Надя Месенко уже жалеет, что связалась тогда, десять лет назад, с этим несчастливым участком. Вступившее в законную силу судебное решение до сих пор администрацией не оспорено, но «племянник своего дяди», глава райкомзема, земельные участки на кадастровый учет ставить не торопится.
       — А мы пойдем с повинной в прокуратуру — сдаваться. Мы же, по словам Рассказова, преступно боремся с властью. Ну а для начала подадим иск о взыскании судебных издержек....
       К слову, для бюджета района этот иск будет стоить около полутора миллионов рублей. Да и районная администрация обещает непременно дойти до самых высоких инстанций. И кто знает, чем окончится прокурорская проверка заявления главы районного начальства...
       
       Павел ВОЛОШИН
       
       P.S. «Новая газета» на собственном опыте проверит эффективность работы российских чиновников. Мы будем получать лицензии, выстаивать за справками очереди в ДЭЗах и собесах, регистрировать малые предприятия и подавать налоговые декларации — словом, преодолевать административные барьеры, коммерческое использование которых приносит части «слуг народа» регулярный урожай взяток.
       
       
Комментарии
       
       Валерий ОГОЛЬЦОВ, заведующий секретариатом заместителя председателя Правительства Московской области Виктории Митиной:
       — Если права владельцев действительно так нарушаются, то это самый настоящий беспредел. Фермерам следует написать жалобы на имя Бориса Громова, если суд не поможет. Позиция Бориса Рассказова непонятна. Глава администрации по уставу обязан всячески способствовать обустройству своего района.
       
       Андрей УДАЧИН, советник аппарата Комитета Государственной Думы по аграрному вопросу:
       — Владельцам земли стоит обратиться в Министерство сельского хозяйства. Но вообще это дело районной администрации — как распоряжаться правами на землю. Важно, чтобы происходило это в соответствии с законом. Поэтому последнее слово должно оставаться за судом.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera