Сюжеты

АМЕРИКАНСКАЯ УГРОЗА США

Этот материал вышел в № 24 от 07 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В России смутно понимают, что поставлено на карту под Багдадом Война в Ираке, наверное, самое серьезное событие в только начавшемся XXI веке. Войны были и до этого, но со времен Второй мировой впервые все так «не по правилам». С одной...


В России смутно понимают, что поставлено на карту под Багдадом
       
       Война в Ираке, наверное, самое серьезное событие в только начавшемся XXI веке. Войны были и до этого, но со времен Второй мировой впервые все так «не по правилам». С одной стороны, сильный бьет слабого, бьет без достаточного повода. Но слабый — не просто слабый. Это тиран, который если и не наводил страх на весь мир, то, по меньшей мере, долгие годы вызывал гнев мирового сообщества. Сколь ни раздражают сейчас Соединенные Штаты общественное мнение, Ирак, кроме весьма ограниченной моральной поддержки, ничего не получил. США же на этот раз не нашли столько союзников, сколько у них было во время югославской и афганской операций. Наверное, это хорошо, потому что мировые войны как раз и начинаются с того, что ВСЕ решают, на чьей они стороне. По инерции еще кто-то говорит о нравственности, но на самом деле спор давно уже ведется о том, что важнее: опасность, исходящая от США, или выгоды от поддержки их действий. Именно эти мнения пересеклись на страницах «Новой газеты». Итак, Борис Кагарлицкий против Александра Никонова...
       
       С первого же дня иракской войны по всему миру идут антивоенные протесты. В России, однако, массовых протестов нет, а демонстрации националистов и антисемитов возле американского посольства ничего общего с европейскими антивоенными протестами не имеют...
       
       В России, похоже, очень смутно понимают, что поставлено на карту под Басрой и Багдадом, говорят об иракской нефти и о стремлении Вашингтона к гегемонии. Но нефть была нужна Америке и раньше, что же до господства американской сверхдержавы в мире, то нынешняя война как раз ставит его под сомнение, разваливая систему институтов, которые прекрасно служили США на протяжении 1990-х годов: ООН, НАТО, евроатлантическое партнерство. И даже раскол Евросоюза в нынешней форме вряд ли радует Вашингтон. При всех проблемах между США и Европой в Боснии и Косово именно Евросоюз обеспечил успех американской политики.
       Что же заставляет руководство США идти на столь рискованный шаг именно сейчас? Прежде всего внутренние проблемы. Страна переживает самый тяжелый экономический кризис за десятилетия. А у власти в Вашингтоне — самая «правая» администрация с начала ХХ века. Некоторые обозреватели даже сомневаются, можно ли команду Буша назвать консерваторами или точнее было бы говорить о захвате власти в Штатах правыми радикалами. У этих людей собственная повестка дня, и она не менее опасна для американцев, чем для Ближнего Востока.
       Почему протесты в Нью-Йорке, пережившем 11 сентября 2001 года, были столь массовыми? Почему в демонстрациях участвуют люди, сами пострадавшие от террора? Как получилось, что аполитичные деятели культуры массово выступили против войны? Почему, наконец, в Сан-Франциско столкновения с полицией стали столь яростными с первых же часов войны? Ничего подобного не было даже во время войны во Вьетнаме!
       Разумеется, сотни тысяч американцев хотят мира и сочувствуют простым иракцам. Но еще важнее то, что многие граждане США видят, какая угроза нависла над их собственным будущим.
       Традиционно американское общество делится на две части. Есть космополитичные, либеральные большие города — Нью-Йорк, Сан-Франциско. Отчасти Лос-Анджелес. Но есть и консервативная «одноэтажная Америка», которая до сих пор недовольна Коперником. Разумеется, далеко не все жители больших городов «политкорректны» и прогрессивны. И все же американская политика обобщенно может быть представлена как компромисс «передовых» либеральных городов и консервативной «глубинки».
       На протяжении 1960-х и 1970-х годов либеральное гражданское общество больших городов наступало, что и привело к демократизации Америки. С приходом Рейгана начинается консервативное контрнаступление. Размежевание проходит не только между партиями. Демократы, опирающиеся на жителей больших городов, тоже внесли в этот процесс свою лепту. Но все, что происходило до сих пор, не идет ни в какое сравнение с тем, что началось с приходом к власти Дж. Буша-младшего.
       Сначала он занимает Белый дом в результате сомнительных выборов — два захолустных округа во Флориде переиграли результаты общенационального голосования. Затем после подозрительного террористического акта
       11 сентября начинается систематическое ограничение гражданских прав и свобод, появляется ведомство внутренней безопасности (homeland security). Эта организация сегодня не слишком заявляет о себе, но при благоприятном развитии событий может стать чем-то вроде КГБ США.
       Главный редактор нью-йоркского журнала The Nation Катрина Ванден Хойвел называет происходящее «поэтапным государственным переворотом». Начали с выборов во Флориде, потом ввели комплекс «антитеррористических» мер, затем напали на Ирак, не получив санкции ООН и нарушив столетнюю американскую традицию — применять оружие, лишь получив просьбу о помощи либо в ответ на нападение, от которого пострадали американские граждане.
       Буш и его администрация не отрицают, что отказались от традиционных правил. Но, говорят они, новые времена, новая роль Америки в мире — новые правила. Именно это, однако, и пугает миллионы американцев. Уже самые разные авторы пишут о том, как Америка вслед за Римом повторяет путь от республики к империи. Со всеми вытекающими последствиями.
       Неудивительно, что Америка больших городов и демократических традиций буквально поднялась. Эта Америка поняла, что на карту поставлена не только судьба Ирака, но и своя собственная.
       Любые сравнения условны. И все же невозможно не заметить, что 11 сентября 2001 года и нынешний поход на Багдад играют в современной американской истории ту же роль, что взрывы домов и вторая чеченская война — в нашей. Есть, впрочем, одно отличие. Путину победа как таковая была не слишком нужна. Достаточно было всколыхнуть националистические чувства и, оседлав их, въехать в Кремль. Иное дело — Штаты: Бушу нужна победа, и только победа. В этом случае разгром Ирака может оказаться и началом конца американского гражданского общества.
       Но что если не будет «короткой и победоносной»? Американские войны последних двадцати лет отвечали этому требованию. Со времени вторжений на Гренаду и в Панаму выработался общий сценарий. Собственно боевые действия занимают несколько дней. Остальное время — авиационная, артиллерийская и пропагандистская подготовка. Враг должен быть в десятки или сотни раз слабее, и он не должен сражаться насмерть. Ибо даже многократное превосходство в живой силе и технике окажется недостаточным, когда имеешь дело с неприятелем, готовым драться за каждую улицу, каждый дом.
       Более или менее крупные военные акции заканчивались компромиссом с тем же Саддамом Хусейном в 1991 году, с сербами — в 1990-х, с афганскими полевыми командирами — в 2002-м. На сей раз дело сложнее. С багдадским режимом Вашингтону уже не договориться. После первой войны жители Багдада готовы были встречать американцев с цветами, но те не пришли, предпочтя освобождению Ирака сделку с Саддамом. Последовала чудовищная по бессмысленности блокада, не ослабившая, а, напротив, укрепившая правивший в Ираке режим. Неудивительно, что сейчас Вашингтону трудно найти в Багдаде сторонников.
       Если война продлится не больше месяца и закончится эффективной оккупацией страны, недовольные европейские лидеры будут дискредитированы, пацифисты, «левые» и либералы в США изолированы, поднимется волна патриотического восторга, которая гарантирует триумф республиканцев на следующих выборах.
       Но если в Вашингтоне просчитались? Антивоенные выступления будут продолжаться внутри и вне США, лидеры Франции и Германии почувствуют себя увереннее. Даже «одноэтажная Америка» начнет, наконец, осознавать значение и масштабы антиамериканских настроений в мире. На Буша обрушится огонь критики не только «слева», но и «справа». Не пацифисты и «левые», а администрация окажется изолированной. Война не компенсирует экономические трудности, а усугубит их.
       Буш может выиграть. Но если он заигрался, политическая катастрофа неминуема.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera