Сюжеты

ЖИЗНЬ ДЕПУТАТА — ЭТО СТРАШНАЯ СКАЗКА. ПРО ЧЕРНОГО ЛОББИСТА

Этот материал вышел в № 24 от 07 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ЖИЗНЬ ДЕПУТАТА — ЭТО СТРАШНАЯ СКАЗКА. ПРО ЧЕРНОГО ЛОББИСТА Акция «Фонд личного обогащения» завершена. Мы собрали все, что может пригодиться в повседневной жизни простому российскому депутату, — от телячьих мозгов до галстука-бабочки, от...


ЖИЗНЬ ДЕПУТАТА — ЭТО СТРАШНАЯ СКАЗКА. ПРО ЧЕРНОГО ЛОББИСТА
       

    
       Акция «Фонд личного обогащения» завершена. Мы собрали все, что может пригодиться в повседневной жизни простому российскому депутату, — от телячьих мозгов до галстука-бабочки, от автомобильного руля до противогаза. Спасибо и тем, кто не пожалел для чиновника последней рубашки (и даже предпоследней майки, как гражданин Иртеньев И.М.). Умелые руки художника Дмитрия Крымова уже трудятся — он в поте своего прекрасного, одухотворенного лица который день что-то режет, приставляет, прикручивает и навешивает. Четырнадцатого апреля в Доме журналистов Дмитрий Анатольевич представит свой «Памятник взяточнику» (рабочее название)…
       Не будем отвлекать художника, который, отказавшись от еды и пития, не выходит из творческой лаборатории своего друга-скульптора Андрея Молчановского (ст. м. «Сокол») — сидит на полу, грызет ложку для отбора проб стали (от Липецкого металлургического) и думает, как использовать все подарки и при этом не удариться в махровый абстракционизм (т.е. ненароком не перегнуть скалку, подаренную работниками столовой из г. Кинешма).
       Пока Крымов льет монтажную пену на арматурный каркас композиции, мы проведем поверхностный анализ: как может самый завалящий депутат использовать дары наших читателей.
       
       Например, вечер. Депутат В., маленький человек со сломанной тремя предвыборными кампаниями психикой, вернулся с работы на свой долбанный Осенний бульвар. На пороге его встречает невыносимая муза Елена Ивановна.
       — Ну как оно, Вася?
       — Скука, б.., Ленка, — простонет депутат, вытрет ноги (тут под него и ляжет коврик ручной работы истринской пенсионерки Клавдии Сергеевны), а супруга пропищит как бы между прочим: — А я, Васюнчик, норочку себе прикупила! Ниче? — и накинет шубку на плечи.
       — А где, б.., Ленка, Роста ватник почти новый?! Что, б.., Ленка, нам уже некуда бабки девать?!
       — Ну Васяйки-и-н, — захнычет супруга.
       — Ладно, писец с ним, с бобриком, — скажет депутат, когда супруга стащит с него ботинки.
       — С норочкой, Васючкин мой!
       — Ну с норочкой писец, — депутат махнет рукой, вступит в тапочки тканевые операционные (от сотрудников райбольницы г. Петровска) и скроется за дверью спальни. Отключит телефон от Басманного объединения воинов-интернационалистов, бухнется на диван.
       …Сегодня рассматривали в первом чтении проект «Об участках недр, право пользования которыми может быть предоставлено на условиях раздела продукции» (все говорят «СРП»). А потом он ушел в кабинет: в приемной уже поджидала группа лоббистов с желтенькими портфелями из крокодиловой кожи — все одинаковые (и портфели, и лоббисты). А потом — грязь, гнусь, мерзота: помнит, были конверты, «ну мы надеемся», «ну вы же взрослый человек», «партийный привет вам от Семена Иосифовича» и «возьмите Елене Ивановне на бобрика». И ведь брал, все брал и все время улыбался. Тьфу!
       «Голоснул — и ладно, и забудем», — прервал отвратительную цепочку воспоминаний депутат, щелкнув телепультом.
       — Сегодня депутаты рассматривали в первом чтении законопроект о разделе продукции, — зачитала ведущая. – Его предложил депутат В. из фракции Х.
       — А-а! – заорал депутат В. и швырнул пульт в стену.
       «Выпить-закурить!» — только подумал он, а муза Елена Ивановна уже принесла блок «Данхилла» (от Бориса Хаита из «Спасских ворот») и коньяк «Ахтамар», только что достигший совершеннолетия (от Мосэнерго в лампочке 0,7).
       …Коньяк скоро привел депутата к встрече с песней. Он сорвал со стены расстроенную гитарку от дембелей в/ч 7432 и затянул:
       «А у меня с собою бутылочка «Зубровочки» в кармане недырявом. / И я тихонечко «Зубровочку» из горлышка топчу.../ Я не хочу ни в Центре быть, не быть ни левым и ни правым, / Я просто-просто жить хочу. А чтобы нет — так не хочу!»
       
       …А ночью к депутату все равно придет Черный Лоббист в морском кителе писателя Покровского — высокий, широкоплечий, кепка-«аэродром» (от водителя-экспедитора М. Меджидова), очки сталевара (от Липецкого металлургического), черно-голубая клетчатая бабочка Юрского, бабочка-бант Вознесенского... У Черного Лоббиста лицо супруги Елены Ивановны, в одной руке у него скалка из бука (от А. Прокудина и его жены А. Прокудиной), в другой — книга «Прадхупада» (от кришнаитов Москвы и конкретно от вальшнавы Василия). «Ну что, Ленка, пришло, б.., твое время!» — скажет Черный Лоббист депутату В. и свободной третьей рукой достанет из кармана кителя письмо от московской пенсионерки Надежды Алексеевны.
       «Дарю вам картину с кошками «Мирное семейство». Говорят, кошки успокаивают, — Черный Лоббист, монотонно опуская скалку на плечи депутата В., зачитывает громовым голосиной послание пенсионерки. — Возможно, посмотрев на них, вы тоже будете успокаиваться и принимать разумные (слышь, разумные!!! – Ч.Л.) решения на благо всего народа, а не доказывать правду кулаками или матом. Матом кошки не ругаются и взяток не берут, это точно».
       — Не берут! Не беру-ут! Не берут! — заорет Черный Лоббист и еще три раза взмахнет скалкой.
       И с репродукции «Мирного семейства» прыгнут на депутата пятьдесят три кошки и одна мышь. И мышь пропищит: «Вставай, Васечка, пора лоббировать, уже утро!», а кошки куда-то улетучатся.
       «Ой, ёк!» — вскрикнет депутат и подскочит на кровати. Протрет глазки — и увидит Черного Лоббиста в ночной сорочке и с клубничной маской на лице.
       — Васючан, пора на работу! — пропищит Черный Лоббист и поцелует депутата в щеку.
       
       
       К АКЦИИ ПРИСОЕДИНИЛИСЬ
       Амаяк АКОПЯН, артист:
       — Я бы им подарил личные вещи, которые мне достались в наследство от бабушки-колдуньи. Пусть разложат скатерть-самобранку, плотно пообедают (ребята, да зачем же вам больше?!), наденут шапку-невидимку, натянут сапоги-скороходы и умотают куда-нибудь. И вообще, я теперь ассистентов не распиливаю — они у меня закончились, жду депутата. У меня ящичек 65 на 65 см, пятнадцать кинжалов, сабли и копье. Раньше я протыкал одного ассистента, а выходили трое… Но депутат у меня уже обратно не выйдет.
       Роман СКИБНЕВСКИЙ, президент Фонда восстановления и поддержки русской канарейки:
       — Канареек, пожалуй, не подарю, это святое. Но я написал большую статью для журнала «Природа и охота», он скоро выйдет, там будут мои фотографии (поющие канареечки – горлышко надуто, клюв полуоткрыт), они у меня есть на диске – могу подарить какому-нибудь депутату на рабочий стол компьютера. Успокаивает.
       Отец у меня был газетчиком, оставил два шкафа словарей по русскому языку. Один шкаф я отнес в школу, а один остался. Калоши есть какие-то, пальто старое…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera