Сюжеты

ГИБЕЛЬ «МУССОНА»

Этот материал вышел в № 25 от 10 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Трагедия, которую сначала постарались не заметить, а потом — забыть Три корабля Тихоокеанского флота России — большие противолодочные корабли (БПК) «Адмирал Пантелеев» и «Маршал Шапошников» и танкер «Владимир Колечицкий» — на днях ушли в...


Трагедия, которую сначала постарались не заметить, а потом — забыть
       


       Три корабля Тихоокеанского флота России — большие противолодочные корабли (БПК) «Адмирал Пантелеев» и «Маршал Шапошников» и танкер «Владимир Колечицкий» — на днях ушли в зону Персидского залива. Одна из газет этот факт прокомментировала словами: «Кремль решил продемонстрировать своим потенциальным союзникам сохранившиеся возможности флота России».
       Как раз о возможностях и пойдет речь. Дело в том, что оба БПК построены в конце 90-х годов прошлого века: «Пантелеев» вошел в состав флота в 1991 году, а «Шапошников» — в 1987-м. Известно, что в постройке обоих кораблей использовались алюминиево-магниевые сплавы.
       Обстановка в Персидском заливе во время боевых действий может складываться по-разному. В том числе – и с применением оружия по надводным целям. Если в качестве таковых вдруг – не приведи бог! – окажутся корабли ВМФ России, то последствия могут быть плачевными. Почему? Об этом — в нашей публикации.
       
       16 апреля 1987 года в Японском море в 33 милях от острова Аскольд на глубине 2900 метров затонул малый ракетный корабль (МРК) «Муссон» (широта 42 градуса 11 минут, долгота — 132 градуса 27 минут). Погибли 39 из 76 человек, находившихся на борту. Из 16 офицеров — 6. Из 7 мичманов — 5. Из 46 матросов и старшин — 23. Из 5 курсантов — 5.
       Впервые о гибели людей и корабля рассказала в небольшой заметке одна малотиражная газета, вскоре после этого прекратившая свое существование. Попытки обнародовать факт раньше и поведать о трагедии подробнее ни к чему не приводили. Разве только к тому, что автора статьи взяли на заметку в КГБ. Военно-морской флот и сегодня с большой неохотой вспоминает гибель «Муссона». И сегодня погибшие не награждены по заслугам, а их родственники в виде компенсаций получили смехотворные суммы.
       
       Так случилось, что я оказался первым журналистом, которому удалось побеседовать с оставшимися в живых «муссоновцами». Из рассказов очевидцев и по документальным источникам можно воссоздать следующую картину случившегося.
       …После прибытия в заданный район Японского моря корабли начали построение в ордер. Условия стрельбы первоначально были таковы: малому противолодочному кораблю (МПК) предстояло отразить ракетную атаку надводного «противника» — другого корабля. Два МРК, в числе которых был «Муссон», стояли, как говорится, на достреле.
       Однако уже в ходе учений план был изменен. В итоговом докладе комиссии по расследованию причин катастрофы отмечалось, что руководивший учениями командующий Приморской флотилией контр-адмирал Леонид Головко знал об изменениях в построении ордера. Более того, я предполагаю, что сам Головко и приказал изменить план учений. Неслучайно в докладе есть такая фраза: «…усматривается стремление выполнить стрельбу в менее динамичной обстановке и получить более высокую оценку».
       В результате изменений «Муссон», по которому велась ракетная стрельба, снизил скорость движения до 9 узлов. (По некоторым данным, он вообще застопорил ход, чтобы стрельба велась наверняка.) Ракета-мишень была запущена по МРК с дистанции 21 километр, что тоже не соответствовало первоначальным условиям стрельбы. Все это привело к тому, что мишень из обычной учебной превратилась в опасно летящую цель, уйти от которой, как оказалось, было невозможно.
       К чести «муссоновцев», они взяли опасную цель на автоматическое сопровождение и даже обстреляли ее двумя ракетами ЗРК и артиллерией. Но это не помогло: ракета-мишень попала в надстройку корабля. В момент попадания в корабль в ракете оставалось 150 литров горючего и около 500 литров окислителя. Разлившись, они воспламенились. Объемный взрыв и интенсивный пожар привели к потере управления кораблем. Огонь бушевал 6 часов, сожрал весь корабль и добрался до погребов с боезапасом, который составлял 20 зенитных ракет и 1000 57-миллиметровых артиллерийских снарядов.
       Капитан 1-го ранга Алексей Крат, один из участников расследования трагедии, рассказал мне, что причиной столь яростного пожара и сильной загазованности помещений стал материал, из которого сделаны конструкции не только «Муссона», но и практически всех кораблей ВМФ бывшего СССР. Это алюминиево-магниевый сплав — АМГ, своего рода материал-убийца. За несколько часов пожар уничтожил главный распределительный щит в центральном посту управления (ЦПУ). Корабль обесточился, потерял связь. Остановился пожарный насос. Заклинило почти все двери и люки. Вышли из строя все жизненно важные корабельные системы: пожарная, водяной защиты, орошения погребов и контейнеров ракетных комплексов…
       В ЦПУ в течение нескольких часов медленно умирали 16 матросов вместе с командиром боевой части. Выжил один, которому удалось протиснуться в малюсенькое отверстие и проникнуть в соседнее помещение.
       Люди отчаянно боролись с пожаром. В акте расследования отмечались мужественные действия офицеров, мичманов, старшин и матросов: Голдобина, Загоруйко, Трубина, Васильчева, Шинкарука, Лугманова, Шнякина, Шингареева и многих других.
       С 21.55 до 22.34 на горящем корабле рвались ракеты и снаряды. В 23.30 «Муссон» затонул. Для 39 моряков он стал могилой.
       В официальном акте расследования записали, что первой причиной случившегося стало «случайное попадание ракеты-мишени в МРК «Муссон» вследствие изменения траектории ее полета в результате поражения ее зенитными огневыми средствами». Основнымм виновниками были признаны погибший командир корабля и старший на борту — представитель вышестоящего штаба.
       Существовало еще такое мнение: стабильность траектории дважды подбитой мишени стала возможной в результате халатности, допущенной во время подготовки ее на ракетно-технической базе: там забыли отключить головку самонаведения крылатой ракеты, что, собственно, превращало ее почти в боевую.
       Как бы там ни было, а серьезно никого не наказали. Более того, Головко вскоре сначала был назначен заместителем командующего ТОФ по боевой подготовке, а затем перебрался в Москву. (В то время не было Совета Федерации и федеральных округов: глядишь, после гибели корабля адмирал «всплыл» бы на какой-либо должности в одном из этих местечек.)
       На флоте в кулуарах шумели долго. Называли фамилии истинных виновников, в том числе контр-адмирала Головко. Официально о трагедии нигде не сообщалось. Памятник погибшим поставили спустя несколько лет. Наградами обошли всех: не принято награждать за катастрофу, которой как бы и не было.
       Примечательно, что флотские специалисты настояли на включении в акт расследования вывода об исключении алюминиево-магниевых сплавов при строительстве кораблей ВМФ. Говорят, что впервые этот вопрос ставился еще в 1974 году, когда на Черноморском флоте из-за сильного пожара на БПК «Отважный» погибли 24 человека. Очередной раз механики вспомнили об АМГ после англо-аргентинского конфликта в 1986 году. Тогда, после попадания противокорабельной ракеты «Экзосет» в эсминец УРО «Шеффилд» английских ВМС, спецы пришли к выводу, что быстрому распространению огня способствовало большое количество материалов из АМГ. После этого на английских кораблях появился изоляционный материал контфлейм, а на американских — ныне широко известный кевлар, из которого, в частности, делают бронежилеты.
       А в России и десять лет спустя после гибели «Муссона» продолжали делать корабли с применением АМГ. Материал прочен, легок и — самое главное — дешев. В стране, где жизнь человеческая ничего не стоит, этот фактор всегда оказывается решающим.
       В 1990 году, 19 апреля, на Балтийском флоте выполнялась стрельба, аналогичная стрельбе по «Муссону». Наличие практически все тех же недостатков чуть было не привело к повторению трагедии: ракета-мишень попала в МРК «Метеор», сбив несколько антенн на надстройке. Чудо спасло жизни людей.
       В 1992 году был пожар на большом противолодочном корабле «Адмирал Захаров». И тогда очередная комиссия записала в акте: «Распространению огня способствовало наличие… надстроек, мачт… из алюминиево-магниевых сплавов…».
       …Много лет спустя после гибели «Муссона» один адмирал, комментируя причины трагедии, сказал: «Зато мы убедились в надежности нашей ракеты: даже в виде мишени она несбиваема». Это он, видимо, так пошутил. Как пошутил после гибели АПЛ «Курск» президент Путин: «Она утонула».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera