Сюжеты

ПРИШЕДШИЙ ЗА ПОМОЩЬЮ ДОЛЖЕН УНОСИТЬ НОГИ

Этот материал вышел в № 26 от 14 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

История лагеря для временных переселенцев «Серебряники» закончена? Итак, борьба чеченки Таисьи Чучаевой с миграционной службой МВД закончилась победой последних: Яковлева, Мишина, Черненко и других, кто в течение года делал все, чтобы мать...


История лагеря для временных переселенцев «Серебряники» закончена?
       
       Итак, борьба чеченки Таисьи Чучаевой с миграционной службой МВД закончилась победой последних: Яковлева, Мишина, Черненко и других, кто в течение года делал все, чтобы мать двоих детей вернулась туда, откуда опрометью бежала, чтобы спасти младенцев.
       Последнее, что я попыталась сделать для Таисьи, — это найти деньги на два железнодорожных билета до Чечни. Всего-то ничего — одна тысяча четыреста рублей — и нет целого семейства в центре временного проживания «Серебряники», откуда год выживали Таисью.
       Какая победа! Ну уж на обратный путь они деньги дадут — так думала я. В «Гражданском содействии» посоветовали: пусть миграционные власти на заявлении Чучаевой напишут, что они не могут оплатить билеты (повадки этой службы здесь хорошо известны). Таисья предполагала, что деньги не дадут, но 7 апреля, в Благовещение, отправилась в службу.
       Милицейские подразделения, как настоящие преступники, следов не оставляют. Не осталось следа и на заявлении Чучаевой: ты у нас не получила регистрацию, значит, тебя нет. То есть ехать в Чечню… некому.
       Я бы избавила себя от хлопот и дала бы свои тысячу четыреста рублей (как и случилось потом), но мне не терпелось узнать, есть ли пределы цинизма у моего возлюбленного отечества.
       Пределов нет. Тому получила множество свидетельств, например: «Сообщаем, что гражданам, желающим добровольно выехать в Чеченскую Республику, будет оказана необходимая помощь». Это пишет 5 марта некто А.В. Скрипченко, подписавшийся просто: заместитель начальника. Интересно, как они определяют необходимость помощи?
       Спасибо хоть директрисе Хитяевой – дала справку, что семья из четырех человек все-таки проживала в центре. Незаконно, но проживала.
       С двумя детьми (два и три года) Таисья отправилась в путь из «Серебряников» в три утра 10 апреля. До отхода поезда Москва — Назрань скрывалась на вокзале. Почему не заехала ко мне домой, ведь знает дорогу? Милицию боится. Однажды с нее взяли сто рублей, грозили, что в отделении милиции возьмут все триста.
       Измученные дорогой дети враз оживились, когда читательница нашей газеты Ксения Борисова вручила мягкие игрушки и большой набор детских шампуней. А еще она дала Таисье конверт, а в нем — пять тысяч рублей. В ответ получила приглашение в Катыр-Юрт. «Я буду тебя ждать», — серьезно сказала Таисья.
       За грязными окнами поезда показались детские лица. Синеглазая Макка махала рукой так, будто собиралась взять нас с собой. Мы впервые видели такой детский жест, вбирающий в себя других людей. В глотке запершило. И вспомнился мне Катыр-Юрт 1995 года, когда одной, всего-навсего одной бомбой был взорван дом, где погибла вся семья из девяти человек. Тогда, в начале войны, весь наш Ачхой-Мартан, где я жила, говорил только об этом. О чем сейчас говорят в Катыр-Юрте, куда направляются дети, которых не захотели защитить миграционные власти? О чем?
       …Таисью провожал деверь Муса Зелимханов. Отец шестерых детей. Работу Муса найти не может. Я цитирую документ, подписанный все тем же заместителем начальника А.В. Скрипченко: «Всем размещенным в центре лицам предлагаются рабочие места в хозяйствах Тверской области с обеспечением жилыми помещениями. Однако никто из проживающих не воспользовался этим предложением».
       По-голливудски красивый Муса даже не улыбнулся на ложь. Просто махнул рукой. Я знаю Мусу и всех его детей. С пятью мальчиками отец никогда не вернется в Чечню. Он знает, чем это заканчивается.
       Поезд уже давно ушел, а мы все стоим на перроне. Чем помочь пяти мальчикам, никто из нас не знает. Не знает и сам Муса.
       Он заговорил о своем племяннике, который снимался в «Доме дураков» Андрея Кончаловского. Как-то странно произнес: «Дом ду-ра-ков». Сразу обнаружился изначальный смысл этого понятия.
       Вдруг отчетливо вспомнила все многочисленные бумаги, выходящие из миграционной службы, и поняла: ФМС МВД — это и есть дом для дураков. Для Мусы, его шестерых детей, для Таисьи, меня и всех, кто когда-нибудь попадет под колпак этой службы.
       Они действительно принимают нас за придурков. Например, извещают депутата В.В. Игрунова о том, что с нового года возобновят питание перемещенных лиц. И ведь знают, что «Серебряники» не на Луне. Но все равно врут. Не стыдятся писать, что рассматривается вопрос о взимании платы за проживание в центре. Отсутствие стыда и совести как профессиональных качеств службиста. Вот это отбор! Ничего не скажешь…
       …А мы-то почему соглашаемся быть придурками?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera