Сюжеты

ДОМ УХОДА

Этот материал вышел в № 26 от 14 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Десять лет доктор Левандовский продлевал жизнь старикам. За это его и выгнали. Стариков — тоже Район боевых действий: село Рахманово, Павлово-Посадский район, Московская область (1 час 20 минут на электричке от Курского вокзала). Агрессор:...


Десять лет доктор Левандовский продлевал жизнь старикам. За это его и выгнали. Стариков — тоже
       

   
       Район боевых действий: село Рахманово, Павлово-Посадский район, Московская область (1 час 20 минут на электричке от Курского вокзала).
       Агрессор: коалиция в лице Чиха Дмитрия Ивановича, главврача районной больницы, и меняющихся в результате демократических выборов глав администрации Павлово-Посадского района.
       Сторона, сражающаяся за свою целостность и независимость: ДСУ — дом сестринского ухода (больница для пожилых людей, официальное название «Дом милосердия») и директор больницы Владимир Владимирович Левандовский (подчиненный Чиха).
       Продолжительность военных действий: 10 лет.
       Сочувствующее мировое сообщество: минздрав области, СМИ (районные и федеральные), местное население, спонсоры, жертвователи и дарители.
       Томагавки войны (силы и средства): административный ресурс, милиция, прокуратура, санэпиднадзор, комиссии и ревизии, доносы, уголовные дела и проч.
       Casus Belli (формальный повод для войны): два года назад Левандовский создал благотворительный фонд «Милосердие». На счет фонда поступают пожертвования для пациентов ДСУ от коммерческих организаций, предприятий, частных лиц и т.п. Всего 1 256 227 рублей 14 копеек. На эти деньги кормят и лечат стариков, так как бюджетных денег из-за хронического недофинансирования практически нет.
       Конфликт вызван отказом Левандовского проводить пожертвования на стариков через бухгалтерию Центральной районной больницы, то есть директор Дома милосердия не допускает к этим деньгам начальство.
       Настоящая причина: подчиненный, который не делится с начальством, плох. Подчиненный, который умеет выживать без бюджетных денег, опасен.
       Жертвы среди мирного населения: пациенты (70 пожилых и одиноких людей).
       Прогнозируемые потери: 2000 пенсионеров Павлово-Посадского района лишены качественного лечения и ухода.
       Победа: ДСУ закрыт, пациенты разбросаны по домам престарелых, нянечки и медсестры уволены…
       
       После «победы»
       Весь март стариков раскидывали по новым адресам. Приезжали обыкновенные «Газели»-маршрутки, не нашлось даже машины «скорой помощи»… Вещей у старых людей немного: пара сумок, костыли, пузырек корвалола в кармашке… Только у Валерия Владимировича Шука (63 года) за девятилетнюю жизнь в «Милосердии» накопилось скарба, в основном инструменты. Несмотря на возраст, он был (хотел быть!) полезным членом общества и все время что-то чинил: обувь, часы, утюги, зонты… Ему на дорогу пришлось сделать укол с каким-то сильным сердечным. Он то плакал, то благодарил нянечек, то извинялся — в общем, задерживал весь процесс. И все время повторял:
       — Это проводы на тот свет…
       В Доме сестринского ухода оставался только местный рахмановский пенсионер Березин. Из двух зол (родственники или дом престарелых) он выбрал родственников. И попросил оставить его в ДСУ до окончательного закрытия: то есть когда выгонят всех — и медперсонал, и директора Левандовского, а на двери повесят замок…
       
       Досье
       Причину, по которой решили закрыть Дом сестринского ухода, никто не скрывает. Конфликт двух врачей. Кажется, в курсе этого бессмысленного, беспощадного и мелочного противостояния даже губернатор Московской области Борис Громов. Впрочем, и его предшественник был в курсе: конфликту ведь более десяти лет.
       …Владимир Владимирович Левандовский — врач высшей категории. Ветеран труда. Ему 64 года, но он удивительно, по-современному агрессивен.
       До 91-го работал заведующим женским наркологическим отделением. Но появилась безработица и вылечила алкоголичек: они выписывались из-за боязни потерять работу. Наркодиспансер опустел, а на свободные койки Левандовский стал подбирать ослабленных пожилых стариков. В обход начальства. Левандовский тогда привлек местных депутатов, журналистов, министерство здравоохранения области, население… Доказывал необходимость, нужность для района ДСУ (специализированная больница, где пожилым людям назначают поддерживающую терапию, то есть месяца четыре подлечивают, подкармливают и выписывают, если, конечно, есть куда выписывать).
       …Против этой идеи с самого начала выступал Чих Дмитрий Иванович. Тоже не первой молодости человек. Все знают, что он несколько лет назад перенес шунтирование на сердце…
       Чих — вечный начальник. Однажды, на профсоюзном собрании весь подчиненный ему медперсонал проголосовал за увольнение Чиха. (Сам Дмитрий Иванович, правда, не пришел и бунт не удался по каким-то там нормам КЗОТа.) Никто в районе не представляет своего прошлого, настоящего и, что интересно, будущего без Дмитрия Ивановича Чиха в этом самом кресле. Тот факт, что уволить его может только глава районной администрации, делает Дмитрия Ивановича, по сути, министром хоть и местного, но вполне реального значения.
       
       Хроника необъявленной войны
       Последнее широкомасштабное наступление на Левандовского захлебнулось в московской областной прокуратуре. И даже ударило бумерангом по наступающим. Так бывает повсеместно. Например, кажется, что война идет против диктатора или террористов, а страдают старики-женщины-дети (устойчивое словосочетание). И общественность начинает коситься. А все потому, что пресловутые права и свободы человека — это просто границы здравого смысла. А война — это всегда переход границы…
       Дмитрию Ивановичу Чиху здравый смысл, в общем, присущ. Но ровно на 50% бюджетного дефицита, который каждый день мешает ему поднять с колен районное здравоохранение. Ну нет денег! Как быть? Почему у Левандовского — такой же бюджетный дефицит, а на счете его фонда «Милосердие» целый миллион рублей и 14 копеек пожертвований? Конечно, немного, но почему у Левандовского?
       А может, и Чиху стоило создать благотворительный фонд? Но тогда ищи меценатов, мотайся по районам, весям и предприятиям, словно не главврач — солидный человек… Светись в газетах и на телевидении, проси-выпрашивай, уговаривай, кланяйся да к тому же еще отчитывайся до последней пожертвованной копеечки…
       А пронырливые старики? Все норовят устроиться, где получше… Половина из пациентов Левандовского не только лечатся — живут в ДСУ по нескольку лет. Как в доме престарелых, где на 60 больных — одна, в лучшем случае — две нянечки…
       А у Левандовского — полностью укомплектован медперсонал. Из благотворительных денег доплачивает всем нянечкам и медсестрам ежемесячно по 1000 рублей. Это в два раза больше, чем их зарплата! В районе, значит, глобальное недофинансирование, а у Левандовского — премии?
       В общем, обуреваемый вопросами Дмитрий Иванович пошел в милицию и написал заявление: «Прошу вас привлечь к уголовной ответственности директора ДСУ Левандовского В.В. в связи с осуществлением им незаконной предпринимательской деятельности… в результате чего Павлово-посадской ЦРБ был нанесен материальный ущерб в размере…». В размере пожертвований, которые (что важно!) были потрачены на нужды Дома сестринского ухода. То есть Чих даже денег не требовал. Он просил восстановить справедливость так, как он ее понимает. И вся история взаимоотношений Владимира Владимировича и Дмитрия Ивановича — двух, по сути, уже пожилых людей — это выяснение: чья же справедливость истинная.
       К сожалению, в областной прокуратуре посчитали, что (цитирую): «Чих ваш с ума подвинулся». И закрыли выношенное, словно беременность, уголовное дело как «немотивированно возбужденное». Ложная, значит, беременность…
       В ответ облпрокуратура прислала в район бумагу: «Павлово-посадскому горпрокурору… Проверить действия главного врача ЦРБ Чиха Д.И. …По результатам проверки в установленный законом срок дать мотивированный ответ со ссылками на нормы и материалы проверки…»
       Я видела, как эту бумагу читал Дмитрий Иванович. И думала о его больном сердце…
     
       Военная тайна Левандовского
       Одеколон «Шипр», цитрусовые, конфеты старики получали по праздникам от одной таинственной спонсорши. Левандовский ее ни разу не видел, она его «поймала» по Первому каналу на Багамах, вернувшись с пляжа. (В сюжете Левандовский ехал на общественном транспорте с тремя большими коробками гуманитарных окорочков.) К Левандовскому приехали люди в кожаных куртках и привезли старенькую бежевую «шестерку». Сказали, что подарок от хозяйки, одной московской бизнесвумен. Потом позвонила сама хозяйка и каждый месяц стала присылать продукты. А когда у Левандовского ломалась машина, приезжали люди в кожаных куртках и чинили. Потом набирали телефонный номер хозяйки, чтобы Левандовский лично сказал: ремонтом доволен.
       Так и складывался «миллион Левандовского». Он с трудом строил мостики к новому поколению. По устаревшей традиции все порывался отблагодарить. Даже писал в газету. Потом ему объяснили: новым русским меценатам противопоказана публичность.
       И придумал публиковать в газетах финансовые отчеты фонда. Понял, что для таких спонсоров гарантия, адресность и прозрачность важнее благодарности.
       Левандовский нашел вполне законный способ добывать деньги и тратить их на пожилых, одиноких, мало кому нужных людей. Разве этот опыт на самом деле непонятен? Репутация — это же пароль. Разве Левандовский виноват, что у нашего государства нет репутации, а у него есть?
       
       * * *
       Я так давно знаю Дмитрия Ивановича Чиха, примерного государственного человека, что даже уверена: последние десять лет все его мысли, действия, заявления в милицию были не уголовно наказуемыми, а принципиальными.
       Он принципиально:
       — не давал транспорт, и неделями в Дом сестринского ухода старикам не привозили хлеб (Левандовский нанимал частных лошадей, когда не хватало на частные машины);
       — предлагал Левандовскому хорошую работу в городе (Левандовский отказался, и Чих его уволил. Область восстановила…);
       — закрывал ДСУ из-за жутких санитарных норм (37-го года постройка). (Два месяца готовили в СЭС акт о закрытии, а Левандовскому за это время (цитирую официальный документ) «удалось провести с помощью волонтеров капитальный ремонт»… Представитель СЭС пришел, увидел, разорвал акт о закрытии и молча ушел…)
       Дмитрий Иванович принципиально продолжал приглашать всевозможные комиссии и заинтересовывать местный ОБЭП. Следователи обыскивали, изымали, допрашивали, но «состава преступления» не находили. А представители областного минздрава написали: «До конца непонятен, но интересен опыт общественного благотворительного фонда помощи больным, старым людям Московской области «Милосердие»…»
       Коряво, конечно, написано, но зато честно.
       Никто ничего не понял, и дом закрыли.
       Потому что надоел конфликт двух врачей.
       
       Одиночество как банкротство
       Последние годы жизни Валерий Владимирович Шук, тот самый полезный пациент Дома сестринского ухода, прожил на своем койкоместе у окна. У него, правда, есть дочь, а у дочери — квартира, муж и дети. И даже собака есть. Раньше дочь приезжала в ДСУ, хотя это проблематично: автобус ходит от станции редко, да еще от конечной остановки нужно идти примерно километр, ведь Дом ухода даже не в селе, а на отшибе…
       Когда ДСУ закрыли, а старикам объявили, что они должны уехать либо к родственникам, либо в дома престарелых, Шук спустился на первый этаж и долго сидел на ящиках из-под гуманитарных окорочков Буша. Тихо сидел, прощаясь с иллюзией о дочери и внуках. Пока был Дом, была мечта, что кому-то нужен. В общем, Шук все осознал, пришел к Левандовскому и попросил путевку в дом престарелых, который всех ближе. Левандовский пообещал навещать Шука.
       
       Р.S. Никто в руководстве Московской области и Павлово-Посадского района не отрицает, что доктор Левандовский все эти годы делал очень полезное дело. И делал его хорошо. Например, министр здравоохранения Московской области Владимир Семенов согласился, что решение о закрытии ДСУ – не самое разумное. И обещал даже написать письмо губернатору Борису Громову. Родилась такая идея: увести Левандовского и его стариков из районного подчинения в областное.
       Более того, даже Дмитрий Иванович Чих признает за своим подчиненным определенный набор похвальных качеств: «редкий хозяйственник и руководитель замечательный. По пятибалльной системе я бы поставил ему крепкую четверку». Но это лукавство. Апатичная система районного здравоохранения, стоящая в очередь за бюджетным подаянием (как и по всей России, между прочим), выталкивает деятельного человека. А вместе с ним и стариков. За которых, как кажется чиновникам, заступиться некому. Но и это неправда.
       Узнав о последних трудностях Левандовского, к нему снова приехали спонсоры. Составили смету расходов, оценили ремонт (в очень, между прочим, немалую сумму) и сказали, что приступят к благотворительным строительным работам 1 мая. Если, конечно, Левандовский останется. Потому что доверяют только ему.
       «Новая газета» обращается лично к губернатору Московской области Борису Громову:
       Борис Всеволодович! Просим вас: восстановите справедливость. Пока еще не поздно. Вы останавливали и более серьезные войны.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera