Сюжеты

В ШТАТЫ — МИГОМ…

Этот материал вышел в № 26 от 14 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

...доставит пассажиров новый служебный сверхзвуковой самолет «Су» с новым двигателем от фирмы «Союз» Столько раз твердили о гибели отечественного авиапрома, что практически заставили в это поверить. Но Михаил Петрович СИМОНОВ, генеральный...


...доставит пассажиров новый служебный сверхзвуковой самолет «Су» с новым двигателем от фирмы «Союз»
       

   
       Столько раз твердили о гибели отечественного авиапрома, что практически заставили в это поверить. Но Михаил Петрович СИМОНОВ, генеральный конструктор самолетов марки «Су», например, основал новую фирму и начал новый бизнес. Фирма называется «Союз» и ведет конструкторскую разработку нового авиационного двигателя для нового служебного суперсамолета.
       
       — Почему вы, конструктор самолетов, стали вдруг заниматься разработкой новых двигателей?
       — Конструктор самолетов должен заниматься двигателями всегда! Как говорят в шутку наши конструкторы: «На самолете создает энергию только двигатель — все остальное ее потребляет!». Кроме того, авиационный двигатель — такая сложная машина, что он не может не иметь других применений.
       — Каких, например?
       — Авиационные двигатели обладают огромной мощностью — более 20 мегаватт. Поэтому нормальный двигатель обычного военного самолета может быть перепроектирован в газотурбинный привод для электростанции. Это особенно актуально, учитывая энергетический кризис, который переживаем не только мы. Американцы тоже попали в трудную ситуацию — в Калифорнии.
       Крупнейшая американская компания General Electric по определению должна бы заниматься производством двигателей для пассажирских «боингов». Но не эти двигатели составляют сегодня основную ее продукцию. GE имеет наибольшие прибыли и объемы производства именно по наземным газотурбинным двигателям, переделанным из авиационных. И, естественно, мы не могли у себя в России прозевать такое важное направление. Это очень эффективное вложение труда и капитала.
       — То есть конверсия авиационного двигателя в привод для электростанций — основное направление вашего нового бизнеса?
       — Нет, почему же… Сегодня на фирме «Союз» разрабатывается и пассажирский сверхзвуковой служебный самолет. Дело в том, что современные компании стали транснациональными, и у руководителей возникает проблема — как быстро преодолеть расстояния между офисами и производствами, которые находятся на разных континентах. Это можно будет сделать с помощью нового сверхзвукового служебного самолета марки «Су» с двигателем нашего бюро «Союз». Трассы, по которым должен летать наш новый самолет, охватывают всю планету, дальность трасс достигает 7,5 тысячи километров. Наш сверхзвуковой служебный самолет с одной посадкой сможет достать любую точку на земном шаре. В экипаже — два пилота и одна стюардесса. Машина рассчитана на семь пассажиров.
       — Но, согласитесь, люди, преодолевающие многие тысячи километров, испытывают колоссальные неудобства. А ведь они совершают такие вояжи для решения какой-то важной служебной задачи — значит, по прибытии бизнесмен должен быть в форме. А он выходит из самолета после длительного полета еле живой…
       — Нужно сокращать время пребывания человека в полете! Стало быть, нужно увеличить скорость самолета. Наш новый служебный самолет имеет скорость 2150 километров в час. А это означает: экономия времени в полете — 60 процентов. То есть с началом эксплуатации этой машины уйдут в прошлое те времена, когда, преодолев 7,5 тысячи километров (расстояние от Москвы до Нью-Йорка или Токио), пассажир появлялся в пункте назначения в виде вареной котлеты.
       — Эпоха, начавшаяся после 11 сентября 2001 года, предъявляет к авиаторам новые требования? Я имею в виду соображения безопасности.
       — Да. Ведь как было раньше? Приходилось час сидеть в самолете и ждать команду на взлет — задержка происходила из-за того, что один из пассажиров не явился на посадку, но сдал вещи в багаж. Значит, есть подозрение, что в его багаже бомба. Поэтому нужно изымать весь багаж и заново проверять его.
       После 11 сентября мы убедились: пассажир может быть на борту, и багаж может быть на борту — и все равно это ни от чего не спасает. Террористы-камикадзе могут взорвать самолет так же, как они взрывают автобусы в Иерусалиме. В этом смысле служебные самолеты намного безопаснее.
       — Небольшой по размерам самолет легче проконтролировать?
       — Безусловно. Кроме того, служебные самолеты находятся в собственной эксплуатации компании. Пассажиры — сотрудники предприятия — хорошо знают друг друга, террорист в их число не проникнет. Поэтому безопасность на этих самолетах стопроцентная. Конечно, такой самолет можно сбить на взлете с помощью зенитной ракеты — но это уже из другого разряда рисков.
       — А сколько все это удовольствие стоит?
       — В пределах шести миллионов долларов. Но жизнь высокопоставленных работников, которые ведут дела по всему миру, стоит того, чтобы охранять их и предоставлять самолеты с высокой безопасностью.
       — А члены правительства и президент могли бы летать на таких самолетах? И работать на борту?
       — Я в авиации больше сорока лет и с некоторой иронией всегда смотрел кадры хроники, где показывается, как наши лидеры работают на борту самолета. Мне лично работать на борту самолета никогда не удавалось — устаешь от болтанки и от долгого полета. На борту не работать надо, а отдыхать.
       — Михаил Петрович, это естественно, что вы хвалите свой проект, свой самолет, но...
       — Когда мы прилетаем на международные авиационные выставки, например в Фарнборо, наших летчиков всегда просят: «Разрешите полетать на ваших самолетах!». И ожидают, что мы, исходя из соображений секретности, зажмемся и ответим: «Да нет, да вы что!». Но мы разрешаем. Конечно, мы сажаем сзади нашего летчика-испытателя, который просто следит, чтобы иностранец не разбился.
       Когда, например, наш самолет «Су», пилотируемый летчиком из Королевских ВВС, уходит на полигон над Атлантикой, там же появляется английский истребитель-перехватчик «Торнадо», и между ними начинается учебный бой. Естественно, перехватчик сразу занимает позицию в полусфере сзади нашего истребителя — берет его под прицел. Как только «Торнадо» занял положение для атаки, его пилот говорит английскому летчику, который сидит в нашем истребителе: «Гоу!». И потом на послеполетном разборе нам приятно слышать такие фразы: «Не успел тебе сказать: «Гоу!», как ты — раз! — и куда-то делся!».
       А наш «Су» никуда не делся. Он просто в тот же момент косой петлей вышел в хвост «Торнадо»!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera