Сюжеты

ТРУБА ДЕЛО

Этот материал вышел в № 27 от 17 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Забот о провинциальной «коммуналке» хватает только на время аварии Прошлая зима для России была катастрофичной — замерзали целые регионы. Наступила весна — и тема жилищно-коммунального хозяйства вновь ушла на периферию общественного и...


Забот о провинциальной «коммуналке» хватает только на время аварии
       
       Прошлая зима для России была катастрофичной — замерзали целые регионы. Наступила весна — и тема жилищно-коммунального хозяйства вновь ушла на периферию общественного и начальственного сознания. Хотя, казалось бы, именно сейчас пора беспокоиться о будущем отопительном сезоне. Наш корреспондент отправился в один из самых проблемных городов, прогремевших этой зимой на всю Россию, чтобы выяснить, научились ли в России работать над ошибками. Этот репортаж и наши вопросы мы отправили на комментарий всем заинтересованным ведомствам. Чтобы на конкретном, а не теоретическом примере разобраться в ситуации: будет ли уже в декабре 2003 года мерзнуть Россия и город Валдай в частности? И вот что из этого получилось.
       
       В ночь перед Рождеством тихий город Валдай прогремел на всю Россию. Тогда телевизионные репортажи из центра Валдайской возвышенности шли в новостях первой строкой. Еще бы — из-за аварии котельной целый микрорайон города остался без тепла. Наедине с ледяными батареями в квартирах оказались 3 тысячи валдайцев.
       И это — в лютый январский мороз. Прибывшие на место катастрофы должностные лица не скупились на прогнозы и комментарии. Не обошлось и без обвинений в адрес «стрелочников» — работников коммунального хозяйства города.
       Казалось, разговорам о валдайской аварии не будет конца. Но стоило городу оправиться от январского шока, как градус страстей снизился до обычного. Валдай погрузился в свой, размеренно-патриархальный, ритм жизни.
       
       Виктор Семенович Гордеев, руководитель муниципального предприятия «Теплоэнерго», считает деньги. Он сидит в своем кабинете за столом и выстраивает в столбцы цифры на листе бумаги. Потом что-то к чему-то плюсует, отнимает и делит. При этом вздыхает и морщится, как от зубной боли. Кивает на полку. Там внушительной горкой лежат свинцовые пломбы с задорно торчащими косичками медной проволоки.
       — Газовики, тьфу-тьфу, последнее время более вменяемыми стали, — говорит Гордеев. — А раньше чуть что — сразу вентили закрывать и пломбировать. А я эти пломбы срывал. Вот храню. Может быть, на цветмете когда-нибудь разбогатею. А здесь… Считай сам. За одиннадцать месяцев прошлого года мы заработали 14 миллионов. Девять миллионов мы отдали поставщикам газа и электроэнергии. 74% от стоимости наших услуг уходят на оплату энергоресурсов! Мне кого отключать? Областную психиатрическую больницу прикажете?
       — Сколько разговоров было о реформе ЖКХ, — продолжает он свой монолог. — Затраты, мол, надо снизить. А как? Меньше газа давать, что ли? Электроэнергию экономить? Так на качестве услуги потеряем. У нас же работа благородная — тепло людям даем. А для этого деньги нужны. На замену гнилья, которое два срока с лишним отслужило. Меня же как учили: всю зиму готовь для ремонта трубы, будут трубы — летом ты король!
       Виктор Гордеев задумчиво смотрит в окно. За окном — улица и домишки с печным отоплением. Еще минута — и Гордеев с ностальгической ноткой в голосе вспоминает то счастливое время, когда он смог избавиться от «ланкаширских» котлов — бочкообразных махин 12 метров в длину и больше двух метров в диаметре. Первые образцы этого чуда техники покоятся на дне океана вместе с погибшим «Титаником». «Память «Титаника», которая использовалась в хозяйстве Валдая, половину газа сжигала впустую.
       — А кто вам запрещает сейчас трубы и оборудование заготавливать? — я пытаюсь перевести разговор в конструктивное русло.
       — Никто, — отрезает Гордеев. — Во всех инструкциях: накопи, выполни ремонт, затраты включи в тариф. Только Валдай — город маленький. И руководитель энергосбыта о моих накоплениях раньше меня узнает. И сразу — со своими претензиями. Его тоже можно понять! Он со своим менеджментом отношения портить не хочет. А у меня — другая головная боль. Я полгорода знаю, и мне перед своими знакомыми краснеть не хочется. Ночью ты меня разбуди, я тебе все слабые места покажу.
       
       С каждым оттепельным днем в городе Валдае приближается «труба» летнему капитальному ремонту теплосетей. Такой вот своеобразный круговорот «труб» в природе. Январская авария тоже началась с трубы.
       — В тот день, 6 января, у меня уже с утра нехорошее предчувствие было, — вспоминает Гордеев. — Предпраздничный день. Мороз давил за «тридцатку». Решил еще раз по котельным проехать. Все произошло на моих глазах.
       Вечером, перед самым Рождеством, на котельной № 9 потек один из огромных, пятнадцатиметровой высоты, газовых котлов. В тот день все сошлось один к одному. И неисправная задвижка. И замерзший расходомер. В котельной, где при обычной зимней температуре и куст розы стоял, и операторы на смене в домашних тапочках ходили, отметка термометра не поднималась выше минус десяти.
       Латаный-перелатаный коллектор не выдержал парового удара. Котельная, фактически завод по выработке тепловой энергии с внутренними коммуникациями общей протяженностью 8 километров, который отапливал полгорода, беспомощно встала из-за нескольких сантиметровых язвочек в железе.
       — На котельной, чтобы найти это гнилое решето, пришлось пробивать толстые бетонные плиты, — Гордеева передернуло от неприятных воспоминаний. — Компрессоры грохочут. Молотки отбойные стучат. Мои слесаря — как загнанные лошади. Комиссий же понаехало: и с области, и с округа, и с Москвы! И все подробностей с ходу требуют.
       Горожане в тот день понимали, что произошла большая беда. Одна на всех. Неспециалисты подносили трубы и подкапывали землю. Мужики же, мало-мальски разбирающиеся в процессе теплоснабжения, сами запитывали собственные дома.
       — Мы за трое первых суток вообще глаз не смыкали. — Виктор Семеныч снова окунается в воспоминания: — Ходили как тени. Шатало из стороны в сторону. Когда стало ясно, что котельную и теплосети мы спасли, я отправил часть работяг отсыпаться. А тут заминка! Послать на трассу некого. И вдруг слесарь Коля Романов сверху кричит: «Я здесь, Семеныч, посылай меня куда надо!». Он, как оказалось, домой так и не ушел, на бойлере себе подстилку организовал.
       
       Слесарь Николай Романов, о котором так тепло говорил Гордеев, в заляпанной землей телогрейке и робе меланхолично покуривает на корточках у края свежевырытого шурфа. Видавшая виды ушанка... Отполированный черенок лопаты...
       Текущая утечка теплотрассы, которую Николай должен ликвидировать, — семечки по сравнению с январским авралом. Тогда, в тридцатиградусный мороз, на расстоянии вытянутой руки собственную ладонь найти было сложно. Пар, валивший из поврежденной теплотрассы, почти достигал состояния кипяченого молока. По съеденной ржавчиной трубе пузырилась вода. Как кровь из гнилой плоти, проткнутой множеством иголок.
       Теперь все по-другому. Никаких эмоций и лишних движений. Комья глины методично вылетают из ямы. Час работы — и фонтан из продырявленной трубы мочит слесарям штаны. Все вздыхают с облегчением.
       — У тех, кто долго на сетях работает, нюх особый вырабатывается, — сказал мне потом Гордеев. — Коммунальщики — они же как разведчики. И не только потому, что могут по характеру оттайки земли почти безошибочно указать место повреждения. Дело в другом. Когда идет все нормально, нашу работу никто не видит. Мы засвечиваемся на широкой публике, как провалившиеся нелегалы, только во время аварий.
       В воздухе Валдая вовсю носится весеннее обострение. Многочисленные комиссии давным-давно вернулись в места привычного обитания. Частный бизнес, который по теории реформирования ЖКХ должен спасти коммунальные службы России, не спешит облегчать собственные кошельки ради дырок в железе.
       Вялую активность сегодня проявляют лишь следователи, пополняющие материалы уголовного дела по факту аварии.
       — Меня тут на допрос недавно вызывали, — докладывает на планерке главный инженер «Теплоэнерго» Сергей Пахомов, один из потенциальных «стрелочников». — Так там эксперты из «Ленэнерго» заявили следователю прямым текстом, что если финансирование «коммуналки» останется на прежнем уровне, то количество аварий в 2004 году возрастет на порядок.
       — Летней жарой растопило Гренландию, и ледниковые воды подморозили теплое течение Гольфстрим — своеобразную печку Северо-Западной Европы, — пытаюсь я успокоить теплоснабженцев спорным околонаучным обоснованием. — А тенденция идет к общему потеплению климата.
       — Когда будет всеобщее потепление, мы вместо предприятия «Объединенные котельные» создадим «Объединенные холодильные установки», — шутит Гордеев. — Но проблемы наши от этого не изменятся. Наступит лето, а все останется по-старому. Только «сверху» будут требовать от нас отчеты.
       Я не удивляюсь спокойному тону начальника валдайских котельных. Виктор Семенович себя считает флегматиком. По крайней мере, хочет быть таковым. Он прав. Прыгать по любому поводу, то от злости, то от восторга, любому жителю российской глубинки противопоказано. Сотрудникам провинциального ЖКХ тем более. Повышенные эмоции просто вредны для их здоровья.
       
       От редакции
       Котельные и теплотрассы Валдая — всего лишь микромодель жилищно-коммунального хозяйства практически всей России. За исключением столиц.
       Чиновники ведомств, если и отмечают эту тенденцию, то достаточно осторожно, как чиновники администрации Новгородской области: не мы, мол, одни такие проблемные. Или вообще стараются об этом молчать.
       Исключение из этого правила — жесткий комментарий из РАО «ЕЭС России». Позицию энергетического холдинга можно расценивать как своеобразную форму защиты от извечного «во всем виноват Чубайс». А заявления представителей РАО о том, что только они могут вытащить «коммуналку» из ямы, сегодня весьма уместны. Ведь компания Анатолия Борисовича в настоящее время настойчиво пытается монополизировать сферу ЖКХ «под себя».
       Впрочем, каждое ведомство в долгу перед «смежниками» не остается. Администрация Новгородской области критикует систему финансирования ЖКХ из федерального бюджета. Аппарат полпреда президента России в Северо-Западном округе обвиняет региональные власти в бездействии. Невнятная позиция непосредственно отвечающего за ЖКХ Госстроя подкреплена лишь общими словами. Оживляют ситуацию лишь ритуальные поиски прокуратурой виновников произошедших аварий.
       Только Валдаю, и не только, будущую зиму от этого будет ни тепло ни холодно. Вернее — холодно. А вывод таков: пока министерства и ведомства дерутся между собой, жителям России уже сейчас нужно готовиться к следующему отопительному сезону. То есть запасаться дровами, буржуйками и одеялами.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera