Сюжеты

НАДРУГАТЕЛЬСТВО НАД ЗАЩИТНИКОМ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА

Этот материал вышел в № 27 от 17 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

85 лет назад погиб генерал Корнилов Наша справка Лавр Георгиевич Корнилов — сын казака, выбившегося в мелкие чиновники. Позади служба в Богом забытых окраинных гарнизонах, в Туркестане, на китайской границе. Успешно, с медалью оконченная...


85 лет назад погиб генерал Корнилов
       
       Наша справка
       Лавр Георгиевич Корнилов — сын казака, выбившегося в мелкие чиновники. Позади служба в Богом забытых окраинных гарнизонах, в Туркестане, на китайской границе. Успешно, с медалью оконченная Академия Генерального штаба. Первый «Св. Георгий» за русско-японскую войну. 1914 год — в Карпатах: решительный бросок вперед во главе 48-й пехотной дивизии. Ранение. Плен. Несколько неудачных побегов. Наконец, удачный в 1916 г. Опять фронт, назначение в марте 1917 года командующим «революционного» Петроградского военного округа. Рапорт с просьбой направить на фронт. Летнее наступление 1917 года, успехи его 8-й армии. Митинги и позор отступления. Верховное командование. Так называемый Корниловский мятеж. Арест Временным правительством. Побег на Дон после захвата власти большевиками. Создание Добровольческой армии. Героический Ледовый поход февраля—марта 1918 года...
       
       Сейчас историками уже досконально подсчитан состав Добровольческой армии Корнилова: 36 генералов, 2320 офицеров, 437 юнкеров, 630 рядовых (главным образом студенты и гимназисты). Кроме того: 24 врача, 122 сестры милосердия и 118 гражданских лиц (своего рода беженцы; среди них — бывший председатель Государственной Думы М.В. Родзянко, депутат той же Думы Л.В. Половцев, братья Суворины и др.).
       Капля в море. Горстка жемчуга на фоне навозной кучи. Не дрогнувшие перед стихией хамства защитники Серебряного века. Защитники политической свободы — этой хрупкой мечты многих поколений русской интеллигенции. Во главе с Корниловым они с оружием в руках отстаивали наше право на достойную человеческую жизнь в России.
       27 марта 1918 г. Добрармия неожиданно для большевиков переправилась в районе станицы Елизаветинская, в 18 верстах западнее Екатеринодара, и повела наступление на город. На три тысячи находившихся в боевой линии добровольцев приходилось, по крайней мере, 20 тысяч красных. Но, тем не менее, наступали именно корниловцы. Такова была харизма вождя Добровольческой армии.
       Привыкшие безнаказанно, как кур, резать покорных судьбе «буржуев» и насиловать гимназисток «товарищи» в панике бежали. Но с подходом к городу ситуация изменилась. У прикрывающихся городскими стенами красных помимо численности было еще и подавляющее преимущество в артиллерии. Начались затяжные бои за город. Генерал Корнилов, никогда не кланявшийся пулям, расположил свой штаб невдалеке от передовой линии, на образцовой ферме Екатеринодарского сельскохозяйственного общества.
       Из воспоминаний его ближайшего помощника генерала А.И. Деникина:
       «…Утром 29-го (марта по старому стилю; 11 апреля. — А.М.) нас разбудил треск неприятельских снарядов, в большом количестве рвавшихся в районе фермы. В течение трех дней с тех пор батареи большевиков перекрестным огнем осыпали ферму и рощу. Расположение штаба становилось тем более рискованным, что ферма стояла у скрещения дорог — большой и береговой, по которым все время сновали люди и повозки, поддерживавшие сообщение с боевой линией.
       Но вблизи жилья не было, а Корнилов не хотел отдаляться от войск. Романовский (начальник штаба Добровольческой армии. — А.М.) указал командующему на безрассудность подвергаться такой опасности, но, видимо, не очень настойчиво, больше по обязанности, так как и сам лично относился ко всякой опасности с полнейшим равнодушием.
       И штаб остался на ферме.
       …Был восьмой час. Глухой удар в роще: разметались кони, зашевелились люди. Другой совсем рядом — сухой и резкий…
       Прошло несколько минут…
       — Ваше превосходительство! Генерал Корнилов…
       Предо мной стоит адъютант командующего подпоручик Долинский с перекошенным лицом и от сдавившей горло судороги не может произнести больше ни слова.
       — Не нужно. Все понятно.
       …Генерал Корнилов был один в своей комнате, когда неприятельская граната пробила стену возле окна и ударилась об пол под столом, за которым он сидел; силой взрыва его подбросило, по-видимому, кверху и ударило об печку. В момент разрыва гранаты в дверях появился Долинский, которого отшвырнуло в сторону.
       Когда затем Казанович и Долинский вошли первыми в комнату, она была наполнена дымом, а на полу лежал генерал Корнилов, покрытый обломками штукатурки и пылью. Он еще дышал… Кровь сочилась из небольшой ранки в виске и текла из пробитого правого бедра...
       Сдерживая рыдания, я приник к холодеющей руке почившего вождя.
       …Смерть вождя нанесла последний удар утомленной нравственно и физически пятидневным боем армии, повергнув ее в отчаяние.
       Поэтому, ставя себе главной целью спасение армии, я решил сегодня с закатом снять осаду Екатеринодара и быстрым маршем большими переходами вывести армию из-под удара екатеринодарской группы большевистских войск.
       После отхода от Екатеринодара, в немецкой колонии Гначбау, при наступлении сумерек, в обстановке секретности, тело генерала Корнилова предали земле. Рядом похоронили убитого при штурме города командира Корниловского ударного полка полковника М.И. Неженцева. Добрармия покинула колонию Гначбау той же ночью. А утром 15 апреля в нее вошли красные».
       Из материалов, собранных Особой комиссией по расследованию злодеяний большевиков при штабе Вооруженных сил юга России:
       «Большевики первым делом бросились искать якобы «зарытые кадетами кассы и драгоценности». При этих розысках они наткнулись на свежие могилы. Оба трупа были выкопаны, и тут же большевики, увидев на одном из трупов погоны полного генерала, решили, что это генерал Корнилов… Труп полковника Неженцева был обратно зарыт в могилу, а тело генерала Корнилова, в одной рубашке, покрытое брезентом, повезли в Екатеринодар.
       В городе повозка эта въехала во двор гостиницы Губкина на Соборной площади, где проживали главари советской власти… Двор был переполнен красноармейцами; ругали генерала Корнилова. Отдельные увещания из толпы не тревожить умершего человека, ставшего уже безвредным, не помогли; настроение большевистской толпы повышалось. Через некоторое время красноармейцы вывезли на своих руках повозку на улицу. С повозки тело было сброшено на панель…
       Появились фотографы; с покойника были сделаны снимки, после чего тут же проявленные карточки стали бойко ходить по рукам. С трупа была сорвана последняя рубашка, которая раздиралась на части, и обрывки разбрасывались кругом. Несколько человек оказались на дереве и стали поднимать труп. Но веревка оборвалась — и тело упало на мостовую. Толпа все прибывала, волновалась и шумела.
       После речи с балкона стали кричать, что труп надо разорвать на клочки. Наконец отдан был приказ увезти труп за город и сжечь его. Труп был неузнаваем: он представлял из себя бесформенную массу, обезображенную ударами шашек, бросанием на землю. Тело было привезено на городские бойни, где, обложив соломой, стали жечь в присутствии высших представителей большевистской власти, прибывших на это зрелище на автомобилях.
       В один день не удалось докончить эту работу: на следующий день продолжали жечь жалкие останки; жгли и растаптывали ногами и потом опять жгли.
       Через несколько дней после расправы с трупом по городу двигалась какая-то шутовская ряженая процессия; ее сопровождала толпа народа. Это должно было изображать «похороны Корнилова». Останавливаясь у подъездов, ряженые звонили и требовали денег на помин души Корнилова».
       Спустя четыре месяца добровольцы с боем взяли Екатеринодар. Деникин вспоминал:
       «На крутом берегу Кубани, на месте, где испустил последний вздох вождь Добровольческой армии, поставлен скромный деревянный крест; с ним рядом приютился скоро другой — над могилой друга-жены, пережившей его всего лишь на шесть месяцев.
       …После нашего ухода с Кубани в 1920 году большевики сожгли ферму, сорвали кресты и затоптали могилу»…
       
       P.S. Благодарим сотрудницу Государственного архива Российской Федерации Л.Н. Петрушеву за предоставленные фотодокументы.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera