Сюжеты

НАКРЫТЫЕ ВЗРЫВНОЙ ВОЛНОЙ КАСПИЙСКА

Этот материал вышел в № 28 от 21 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

За что судят в Махачкале семерых военнослу-жащих На скамье подсудимых — подполковник Николай Ямковой, подполковник Ахмед Рамазанов, капитан Павел Науменко, лейтенант Андрей Ведерников, старший прапорщик Чингар Гаджиев, прапорщик Алибек...


За что судят в Махачкале семерых военнослу-жащих
       

    
       На скамье подсудимых — подполковник Николай Ямковой, подполковник Ахмед Рамазанов, капитан Павел Науменко, лейтенант Андрей Ведерников, старший прапорщик Чингар Гаджиев, прапорщик Алибек Ханалиев, старшина контрактной службы Арсланали Солтанбеков. На скамье подсудимых — и один гражданский, житель города Буйнакска Юсуп Таймуразов.
       
       Вот уже три месяца в Махачкалинском гарнизонном военном суде идет процесс по делу группы офицеров, обвиняемых в хищении, незаконном хранении и сбыте боеприпасов, оружия и взрывчатых веществ.
       Первоначально все они были задержаны в связи с террористическим актом 9 мая прошлого года в Каспийске, когда 43 человека погибли и более ста получили ранения.
       Весь мир содрогнулся, увидев страшные кадры, весь мир сочувствовал и негодовал. Президент Владимир Путин взял расследование под свой личный контроль. Заместитель генпрокурора Владимир Колесников непосредственно курировал дело и часто выезжал в Дагестан.
       Руководитель республики Магомедали Магомедов обвинил спецслужбы в неспособности защитить людей и непрофессионализме. А руководители спецслужб Дагестана клялись найти и наказать террористов.
       Для следствия сразу же создалась тяжелая обстановка. Кропотливую, а главное, профессиональную работу приходилось подменять поспешностью и стремлением любой ценой раскрыть преступление. При этом многими политиками и силовиками, оказывавшими давление на следствие, двигали вовсе не искренность и сочувствие к людям, а прежде всего стремление выслужиться, показать свою состоятельность.
       Последнее практически невозможно. Ведь многие руководители республики насквозь коррумпированны, должности получили за большие деньги, а не за знание дела, опыт и умение. В том числе и некоторые силовики…
       В следственную бригаду вошли представители республиканской и городской прокуратур, ФСБ, МВД, в частности — Управления по борьбе с экстремизмом и терроризмом. Руководство поручили начальнику отдела прокуратуры республики Сейфутдину Казиахмедову.
       Свою версию он и его подопечные выстроили так: Хаттаб и Басаев создали на территории Чечни незаконные вооруженные формирования и лагеря подготовки террористов, в которых обучаются в том числе и молодые приверженцы ваххабизма из Дагестана. Один из них — Раппани Халилов, уроженец Буйнакска. Он сформировал террористическую группу из земляков. В нее, по версии Казиахмедова, входил и задержанный Юсуп Таймуразов. Он якобы купил мину МОН-90 у военнослужащих Буйнакского гарнизона, по указанию Раппани Халилова совместно с другими членами банды установил взрывное устройство на обочине проспекта Ленина в Каспийске и взорвал его в День Победы в 9.40 утра.
       Под версию начали подгонять доказательства. Кто мог продать мину террористам? Военные. В Буйнакске дислоцируется 136-я мотострелковая бригада Министерства обороны — значит, это они. Если мины, значит, саперы — надо искать среди них. И это при том, что арестованный 13 мая Юсуп Таймуразов никаких показаний против военных не давал, несмотря на, мягко говоря, незаконные следственные действия.
       Тем не менее через полтора месяца после задержания Таймуразова именно по делу, связанному со взрывом в Каспийске, задерживают начальника инженерной службы 136-й мотострелковой бригады подполковника Николая Ямкового и его непосредственного подчиненного капитана Павла Науменко; командира саперного взвода лейтенанта Андрея Ведерникова; начальника склада боеприпасов прапорщика Алибека Ханалиева; его предшественника на этой должности, увольняющегося с военной службы на пенсию старшего прапорщика Чингара Гаджиева; водителя Ямкового, старшину контрактной службы Арсланали Солтанбекова. Еще один задержанный офицер — подполковник Ахмед Рамазанов — непосредственно к 136-й бригаде не относится. Он начальник квартирно-эксплуатационной службы (КЭС) Буйнакского гарнизона. Ему вменяют то, что он якобы получил мину от Ямкового и передал ее Таймуразову.
       Никаких доказательств всему этому нет и не было. Их начали выбивать оперативники и следователи у задержанных силой. Больше всех досталось подполковнику Ямковому, Рамазанову и жителю Буйнакска Таймуразову.
       
       Ямковой
       Николаю Владимировичу Ямковому еще нет 34 лет. Подполковником он стал в 31 год, получив это воинское звание досрочно за образцовую службу и мужество, проявленное при выполнении сложных и опасных заданий по разминированию, прежде всего в ходе боевых действий в Чечне. Среди его наград — медаль Суворова. Николай окончил с отличием Каменец-Подольское военно-инженерное училище и Военно-инженерную академию в Москве.
       До своего ареста 18 июня прошлого года подполковник Ямковой прослужил в 136-й бригаде около двух лет. Считается специалистом высокого класса, что подтверждают характеристики, подписанные командиром бригады и начальником инженерного отдела Северо-Кавказского военного округа генерал-майором Красниковым.
       18 июня офицер особого отдела предложил Ямковому сходить в РУБОП города Буйнакска — мол, есть кое-какие вопросы. Здесь Николая избили, требуя дать показания о связях с террористами, осуществившими взрыв 9 мая в Каспийске. Затем избиения продолжились в Махачкале, в Управлении по борьбе с экстремизмом и терроризмом, которое возглавлял полковник Ахвердилав Акилов.
       Николая уложили на пол, при этом его руки в наручниках были вывернуты за спину. Один из оперативников наступил ногой на грудь. Другие били наполненными водой пластиковыми бутылками. Каким-то тяжелым металлическим предметом (предположительно рукояткой пистолета) проломили голову в области темени (шрам остался). Ударом ноги сломали челюсть. После «допроса» боевой офицер оказался в санчасти МВД.
       Восемь дней с момента ареста адвокаты и жена офицера не знали, где он находится. Не знали бы дольше, если бы не опытный адвокат Светлана Острикова (бывший работник прокуратуры). Когда не способного держаться на ногах Николая подвели к окну, жена не сразу узнала его. От увиденного ей стало плохо. Она упала в обморок и сломала ногу.
       Со сломанной ногой, на костылях, возила она из Буйнакска в Махачкалу (примерно 40 км) передачи мужу. А дома, в военном городке Буйнакска, в тревоге ожидали ее дети — тринадцати и шести лет.
       Под пытками, изувеченный, в полубредовом состоянии, подполковник Ямковой оговорил другого офицера — подполковника Рамазанова.
       Подполковник Рамазанов
       35-летнего подполковника Ахмеда Рамазанова помню еще старшим лейтенантом по Чечне. Я был тогда офицером 205-й мотострелковой бригады, он — военным строителем в Грозном, в аэропорту «Северный».
       И когда 15 апреля я вошел в зал заседаний Махачкалинского гарнизонного военного суда, то сразу же увидел среди восьми подсудимых, находившихся за решеткой, знакомое лицо. «Ахмед, здравствуй!». Рамазанов улыбнулся: «Здравствуй, Слава».
       Так же, как и Ямкового, особисты попросили Ахмеда зайти в РУБОП Буйнакска. Там ему сообщили, что у них вопросов в принципе нет, нужно бы съездить в Управление по борьбе с экстремизмом и терроризмом. И Рамазанов на своей машине поехал в Махачкалу. Было это 19 июня прошлого года. Накануне у Ахмеда родился сын. Первенец. Привез жену Марину с ребенком домой и тут же — в Махачкалу. С тех пор так он домой и не вернулся.
       Подполковнику Рамазанову загоняли иголки под ногти, пилили напильником зубы. А избиения ногами, бутылками с водой — так это в порядке вещей.
       Рамазанов говорил об этих пытках на суде. Об одном он не сказал. Так и объяснил: не могу говорить в присутствии жены. Но я считаю себя обязанным сообщить. Когда его, изуродованного, раздели и попытались посадить на бутылку с водой, мой боевой товарищ Ахмед Рамазанов не выдержал и оговорил человека, которого никогда лично не знал, но на которого палачи требовали дать показания.
       Он оговорил жителя Буйнакска, 29-летнего Юсупа Таймуразова.
       На суде Рамазанов встал и публично заявил: «Прости, Юсуп, я не выдержал пыток и вынужден был тебя оговорить».
       
       Юсуп Таймуразов
       Его «вина» в том, что он жил с родителями в Буйнакске, в одном микрорайоне с обвиняемым заочно в организации теракта в Каспийске Раппани Халиловым.
       В доме отца Раппани Халилова нашли фотографии многолетней давности, на которых будущий предполагаемый террорист сфотографирован со своими сверстниками из микрорайона Дружба в Буйнакске, среди них — Юсуп Таймуразов.
       Мама Юсупа до пенсии проработала учительницей начальных классов. Покойный отец был учителем истории, а потом директором вечерней школы. Среди его учеников был и отец Раппани Халилова.
       13 мая прошлого года Юсупу Таймуразову позвонили и попросили зайти в местный РУБОП. Юсуп уже знал, что у отца Раппани следователи изъяли фотографии, и на всякий случай предупредил родственников о походе в милицию и к тому же попросил своего друга Мурада Мамаева пойти с ним. (Мурад — депутат Народного собрания города Буйнакска.)
       В милиции Юсупу так же, как и остальным задержанным, сказали, что надо бы поехать в Махачкалу, в Управление по борьбе с экстремизмом и терроризмом. Отправились в Махачкалу, взяв с собой еще одного приятеля — депутата Народного собрания Тагира Атаева.
       Так всех троих друзей оперативники и взяли. А в автомобиль депутата Мамаева подбросили гранаты и наркотики. Через день Мамаева отпустили. Месяца два продержали депутата Тагира Атаева. А Юсуп Таймуразов, обвиняемый во взрыве 9 мая на площади в Каспийске, в конце концов оказался на одной скамье подсудимых с военнослужащими из Буйнакска.
       Юсупа тоже пытали, как и Ямкового, Рамазанова, Науменко… Но он все выдержал. Никого не оговорил. Чтобы избавиться от пыток, он выбросился во время допроса из окна на втором этаже. Но («к несчастью», как говорит Юсуп) ничего себе не сломал. Правда, после этого избиения прекратились.
       Руководитель следственной бригады — начальник отдела прокуратуры Республики Дагестан Сейфутдин Казиахмедов подписал 4 августа прошлого года постановление о привлечении к уголовной ответственности Таймуразова Юсупа Гусейновича в качестве обвиняемого по пяти статьям УК: убийство, терроризм, участие в незаконном вооруженном формировании, незаконное хранение и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.
       Соседи Таймуразовых, которых ни следственные органы, ни суд не допрашивали, рассказали мне, что видели, как сами оперативники, перед тем как произвести обыск у Таймуразовых, практически открыто принесли в дом, где в тот момент находилась пожилая женщина — мать Юсупа, сверток с этими самыми боеприпасами и взрывчаткой.
       «Могу ли назвать ваши имена?» — спросил я женщин. «Да, — ответили они. — Для этого мы к вам и приехали из Буйнакска». Марьям Битанова — соседка Таймуразовых по лестничной клетке. Лариса Дибирова живет в том же доме и в тот момент сидела с двухлетним ребенком на скамеечке у подъезда.
       Это не единственный прокол оперативников и следователей. На суде выступили понятые, присутствовавшие при обыске. Они рассказали: прежде чем идти на обыск к Таймуразовым, их минимум четыре часа продержали в Буйнакском РУБОПе. Понятыми следователи назначили двух студентов-юристов. Им так и сказали: идем обыскивать квартиру преступника, заодно и практику получите…
       Хорошая оказалась практика: как незаконно производить обыск.
       
       О ФСБ. Как сохранить чистыми руки
       Многие арестованные по делу проходили через следователя ФСБ Цветкова. Рассказывают: когда следователю не нравились показания, он выходил из кабинета, и тогда с подследственными работали палачи. После пыток вновь заходил Цветков и продолжал допрос. Его руки были чистыми.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera