Сюжеты

БИРЖЕВЫЕ СВОДКИ С ФРОНТА

Этот материал вышел в № 28 от 21 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Почему российские биржи во время войны в Ираке ушли в подполье В комментариях по поводу иракских событий нет-нет да и звучало что-нибудь о мировых финансовых рынках. Война влияет на курсы валют и акций… Как? Чтобы ответить на этот и другие...


Почему российские биржи во время войны в Ираке ушли в подполье
       
       В комментариях по поводу иракских событий нет-нет да и звучало что-нибудь о мировых финансовых рынках. Война влияет на курсы валют и акций… Как? Чтобы ответить на этот и другие вопросы, связанные с устройством мировых финансовых рынков, наш корреспондент отправился на Московскую межбанковскую валютную биржу…
       
       Раньше я тоже думал, что в торговом зале биржи бегают озабоченные маклеры (черный костюм, белая рубашка, дорогой яркий галстук…), энергично жестикулируют и что-то постоянно кричат. Ничего подобного! Оказалось, сидят ребята и девчата (в основном свитеры, рубашки, джинсы) в диапазоне от ранних 20 до поздних 40 лет и пытаются развлекать себя кто как может: книжки, музыка в наушниках, растворимый кофе… Никаких криков и жестов, только иногда прозвучит что-то вроде: «Всё, РАО стало уходить» (значит, предложение на продажу акций РАО «ЕЭС», долго стоявшее в списке, наконец нашло покупателя)…
       Маша из пресс-службы ММВБ говорит, так тихо здесь было даже драматическим августом 1998 года. К ним частенько обращаются журналисты, и у всех, по ее словам, одинаковая реакция: ой, а почему здесь так тихо? Действительно, никаких «остывающих трупов» брокеров-неудачников…
       Нет, страсти не исчезли, они переместились в пространстве. В век всеобщей информатизации для участия в торгах не обязательно торчать на бирже – есть удаленный доступ. Частный инвестор, купивший акции и/или облигации, теперь переживает дома. Аналитики и всевозможные эксперты сжигают нервы в офисах. А трейдер на бирже выполняет, по сути, технические функции; мучительно же думать, гадать, переживать и страдать по поводу котировок в наше время приходится аналитикам, которым в торговом зале биржи делать нечего.
       Аналитики – интересные и загадочные люди. Они объясняют, что будет с акциями и валютой, интерпретируя кусочки информации каждый по-своему. Нередко они противоречат друг другу, но чаще наоборот – повторяют одно и то же. В результате происходит синхронизация действий всех держателей ценных бумаг, благодаря чему рост акций бывает уверенным и стремительным, а падение – быстрым и драматичным.
       А еще все они (и в зале, и в интернете) говорят на своем языке. Свой язык есть и у врачей, бухгалтеров, программистов, военных (впрочем, язык военных мы все, кажется, знаем). Есть он и у фондовиков.
       «…Индексы по-прежнему следовали в боковом тренде на высоких оборотах…»; «На сегодняшних торгах можно ожидать продолжения боковой динамики…»; «Говорить об улучшении конъюнктуры даже в краткосрочном плане преждевременно…»; «Воздействие внешних факторов имеет негативный характер: мировые фондовые индексы падают, ожидания динамики цен на углеводородное сырье гораздо менее оптимистичны…».
       Перевожу на русский. Рыночная стоимость акций почти не изменяется и, скорее всего, меняться пока не будет. Но чего уж не будет наверняка, так это роста акций, – и не мечтайте! На биржах в Лондоне, Нью-Йорке, Токио и Франкфурте бумаги дешевеют – значит, будут падать и у нас. К тому же с мировой экономикой что-то неладно – отсюда вывод: нефть будет дешеветь, с ней будут дешеветь и акции наших нефтяных компаний… Нас недавно сделали частью глобальной экономики (сырьевой частью) и долларизовали, поэтому мы, с одной стороны, должны молиться на нефть, с другой – страдать вместе с Америкой. А вы как думали?
       …Наблюдаю за жизнью в торговом зале фондовой секции ММВБ с балкона: тишина такая, что слышны даже стук клавиатуры, кликанье мышек, музыка в чьих-то наушниках: Mambo italiano… Вот трейдер гоняет пасьянс с компьютером. Другой разворачивает целлофановый пакет с пирожком… Чей-то голос: «Не очень сильно… все равно жалко, что они так, я же ему говорил» (понизились какие-то акции?). …Два трейдера: «Ну чё покупать-то?» – «Нечего покупать». Оба печально улыбаются. Всем хочется увидеть предложение на продажу хороших акций по низкой цене, но чудес на свете не бывает…
       Впрочем, иногда случаются вещи, которые коллеги по цеху поэтично называют экономическим чудом. Чудесам всегда находится объяснение. К сожалению, как правило, неверное. Взять хотя бы финансовые надежды американцев на войну в Ираке.
       Кажется, во всех СМИ была обозначена такая мысль: неопределенность, связанная с Ираком, снижает потребительскую уверенность в США, что, в свою очередь, сказывается на состоянии мировой экономики. По-моему, это звучит несколько странно. Получается, что, грубо говоря, американские граждане смотрят на ужасного Саддама по телевизору и, напуганные, не могут нормально кушать, покупать машины и строить дома; из-за этого падают продажи товаров в США и во всем мире, мировая экономика стагнирует, акции дешевеют. Стало быть, свержение диктатора должно вернуть экономику в нормальное состояние. Тогда фондовые индексы продолжат рост и все будет в порядке… Позвольте уж рассказать и о своих субъективных наблюдениях.
       В девяностых годах в США развивался феномен под названием «новая экономика», который деформировал остальную, большую часть американской экономики. Когда акции «новой экономики» начали «сдуваться», выяснилось, что «старая» часть уже слишком сильно зависит от «новой». И она тоже вошла в штопор.
       Теперь об акциях. Акция – это «кусочек» предприятия, от прибыльности которого и зависит ее курсовая стоимость. Если держатели акций в квартальных отчетах корпораций видят, что прибыль, приходящаяся на одну акцию, невелика, бумагу быстренько продают. Из-за этого падают котировки, владельцы акций чувствуют себя беднее и еще меньше денег тратят на покупки. Экономика США на 70% зависит от потребительских расходов, поэтому, когда они снижаются, прибыли корпораций падают еще больше. Дальше снова понижение котировок – и новый виток. Это системный кризис, вызванный иллюзиями о «новой экономике»…
       А злой диктатор вовсе не виноват... Зато послужил хорошим пугалом, и теперь, после оккупации Ирака, страны Персидского залива уж точно не перейдут на продажу нефти за евро… Впрочем, внутренних проблем Америки это не решает, так что падение фондовых рынков в США и во всем мире, а также истерику европейских производителей из-за роста евро мы будем наблюдать еще долго…
       Если говорить о связи российских акций с мировыми фондовыми индексами, то она сейчас практически отсутствует: мы хорошенько напугали портфельных инвесторов в девяносто восьмом. Внешне наш фондовый рынок выглядит даже привлекательнее, потому что из-за иракского конфликта нефтяные цены держатся высоко; соответственно, наши «сургуты-юкосы-лукойлы» тоже на высоте.
       Что русскому здорово, то американцу — смерть. У нас — радость по поводу дорогой нефти, в то время как у них — беспокойство, нервы, беготня… Кстати, все фондовики говорят, что человеческий муравейник на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE), который нам показывают по ТВ, – не что иное, как дань традиции. Так было всегда на NYSE, которой уже двести с лишним лет, и порядок, при котором брокеры бегают по залу, говорят жестами и передают какие-то бумажки, менять пока не собираются…
       …«Смотри, забрали!» – говорит один трейдер. «Кого?» — уточняет другой. «Телик (видимо, речь идет об акциях «Ростелекома». – И.А.)… Стоял, стоял, и все-таки забрали…» «Да-а-а… а вот (неразборчиво) стоял по рубль пятьдесят, мы с Егором по рубль сорок восемь руки подставили, а он – раз! – уже рубль пятьдесят пять». Так и живут.
       
       
Комментарии специалистов
       
       Сергей СУВЕРОВ, банк «Зенит»:
       — Как только появилось сообщение о блиц-криге, индексы стали расти; но когда сформировалось подозрение, что операция затянется, они начали падать. Если бы американцам пришлось тратить значительные средства на восстановление Ирака, дефицит их бюджета мог бы составить 5% ВВП. С учетом того, что доллар сейчас и так слабый, это могло бы еще больше усугубить проблему американской валюты и, соответственно, фондовых индексов. Когда стало ясно, что операция близится к концу, фокус внимания переместился с военных на мирные проблемы, на экономику.
       Война практически не оказывала влияния на наш рынок — он более-менее автономный. Оказывали влияние цены на нефть. Из-за их падения были небольшие провалы рынка. Но сейчас в общем-то все сходятся во мнении, что цена не упадет ниже 22 долларов — нижней границы коридора.
       
       Кирилл ТРЕМАСОВ, «Банк Москвы»:
       — Когда стало ясно, что война начнется, рынки «полетели наверх». Еще до начала… Когда американцы наткнулись на ожесточенное сопротивление, рынки «испугались» — произошла коррекция. Где-то со второй недели стало понятно, что война идет по американскому сценарию, и цены пошли вверх, и в общем-то рост продолжается до сих пор… Когда шла война, макроиндикаторы и корпоративные отчеты были на втором плане — никто не знал, чем все это может закончиться. Иногда психология намного важнее фундаментальных индикаторов…
       В России акции нефтяных компаний оказались в аутсайдерах, когда стало понятно, что Америка войну выигрывает, когда «повалились» цены на нефть. Фактически на протяжении всего марта мы наблюдали «медвежий» тренд* по нефтяным компаниям. А нефтяные компании — большая часть российского фондового рынка.
       
       * «Медвежий» тренд – устойчивое понижательное направление изменения котировок акций.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera