Сюжеты

КАК Я ПРЕСЛЕДОВАЛА ПУТИНА

Этот материал вышел в № 28 от 21 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Девочку-официантку прогнали за то, что споткнулась, а прессу — за то, что не лично президентская Люди, организовывавшие торжества по поводу 150-летия компании «Сименс» в России, пригласили на корпоративную вечеринку президента России. Они...


Девочку-официантку прогнали за то, что споткнулась, а прессу — за то, что не лично президентская
       

    
       Люди, организовывавшие торжества по поводу 150-летия компании «Сименс» в России, пригласили на корпоративную вечеринку президента России. Они знали: Путин обязательно зайдет. И не один.
       Так, к примеру, именно эта фирма делала всю информационно-вычислительную сеть МВД РФ.
       Торжество неслучайно «совпало» со встречей Путина и Шредера в Санкт-Петербурге. По слухам, глава концерна «Сименс» приходится федеральному канцлеру близким другом детства. Не зайти «на огонек» к товарищу, прихватив с собой русского коллегу, было бы просто неприлично.
       И Путину было бы невежливо не прийти. Компания «Сименс» для России – крупный инвестор. Помимо прочих достоинств, фирма исполняет большую часть госзаказов российского правительства.
       Воспользовавшись редким шансом побыть под одной крышей с Путиным, я решила проверить, хорошо ли охраняют президента.
       На служебном входе филармонии я наблюдала за тем, как проходят музыканты. Тщательно проверив металлические инструменты духовой секции, охранники пропустили скрипку и виолончель, даже не требуя у ребят открыть футляры.
       Мне стало страшно за президента. Наверное, охранники забыли, что во время последнего покушения на Жака Ширака взрывчатка была спрятана внутри гитары, пронесенной музыкантами на концерт.
       Когда появился Путин, я подошла к его столу, чтобы детально рассмотреть. Президент в темном костюме казался еще более худым, чем в телевизоре. Усталый светлоглазый человек улыбался и шутил с соседями по столу — Шредером и Матвиенко, — демонстрируя светскую непринужденность.
       Слева от меня отвечающий за все мужчина с глазами завхоза отчитывал девочку-официантку за то, что не подала президенту воду. Другая девушка жестоко поплатилась за то, что споткнулась на иссеченном проводами полу. Несмотря на то что официантка ничего не уронила и не разбрызгала, неуклюжую единицу обслуживающего персонала удалили из зала чуть ли не за шкирку.
       Рассматривая Путина вблизи, я заметила несколько фотографов, которые щелкали президента. После пары щелчков охрана настойчиво попросила большинству из них удалиться. На разумный вопрос, почему другим фотографам позволили остаться, ответ был краток: «А это Его». «Его» фотографы и операторы снимали Путина в течение всего вечера.
       Вдоволь полюбовавшись на президента и посочувствовав изгнанным папарацци, я вернулась к охранникам и столбу возле сцены. Вскоре на сцену поднялся Путин и прочитал свою политически значимую речь, в которой наиболее часто употребляемым было слово «Сименс».
       Затем президент немедленно вышел из зала. Я последовала за ним.
       Путин шел быстро, с легкостью преодолевая лестницы и дверные проемы. Для того чтобы успевать за президентом, охране, «его» прессе и паре сопровождающих приходилось почти бежать. Бежать, цепляясь каблуками за ковровые дорожки, было неудобно, но я терпела: не каждый день путешествуешь по филармонии в составе президентской свиты.
       Выйдя из здания, мы перешли небольшую перегороженную улицу и вошли в гостиницу «Европа», где по красной ковровой дорожке стали подниматься на второй этаж.
       Между первым и вторым дама в модных очках – единственная девушка (помимо меня), шедшая рядом с президентом, наконец почувствовала неладное. «Вы кто?» — спросила она. «Пресса», — честно ответила я. «Вся пресса на месте, — голосом Маши Киселевой отчеканила дама. — Немедленно вернитесь в зал!».
       Пожав плечами, я беспрепятственно вернулась обратно. Тем временем охранников в зале охватила паника. Естественно, пока я шла обратно, дама сообщила охране по внутренней связи, что я очень опасна. Охранники, обалдевшие от перспективы потерять работу, с опозданием принялись устанавливать мою личность.
       Ребята с квадратными лицами грозно поинтересовались, зачем я подходила к столу. «Интересно, — честно ответила я, — на президента посмотреть». «А если бы вы что-то сделали?» — вдруг дошло до секьюрити главного человека страны. «Ну что вы глупости говорите», — застеснялась я. После одностороннего знакомства с установлением моей журналистской личности меня наконец вывели из зала, и я отправилась за сцену.
       На самом деле после отъезда Путина делать в зале было нечего. После второй речи своего друга-бизнесмена откланялся Шредер.
       По необъясненным причинам после отъезда главных гостей корпоративной вечеринки музыкальную программу, состоящую из двух музыкальных номеров, решено было сократить. Приятное произведение, специально написанное русским композитором Алексеем Айги по заказу организаторов, так и не прозвучало. Зато на исполнение пьесы немецкого композитора Филиппа Кельмеля, который, по слухам, находится в близком родстве с высоким руководством «Сименса», время нашлось.
       
       P.S. Во время репетиции из гримерки Питерской филармонии у виолончелиста ансамбля «4,33» украли мобильный телефон марки Siemens. Наверное, это был пиар.
       

       Санкт-Петербург — Москва

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera