Сюжеты

КАПЛЯ КЕРОСИНА В МОРЕ БЮРОКРАТИИ

Этот материал вышел в № 28 от 21 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Чтобы мы стали Кувейтом или Бахрейном (чтобы топливо текло прямо из крана), надо только немного обезводить Клязьму Владелица одного из миллионов коттеджей, заполонивших Россию в последние годы – дорогих, безвкусных и незаконно построенных,...


Чтобы мы стали Кувейтом или Бахрейном (чтобы топливо текло прямо из крана), надо только немного обезводить Клязьму
       
       Владелица одного из миллионов коттеджей, заполонивших Россию в последние годы – дорогих, безвкусных и незаконно построенных, – подпортила водохранилище, воду из которого пьет Москва. Единственное, что в этой истории не банально, — зачем женщине понадобились две тонны керосина? Хотя это тоже не так уж для России оригинально – у одних наших знакомых, например, на дачном участке стоит танк. Это же никого не удивляет.
       А тут вдруг невероятный скандал на всю страну: безответственные мытищинские чиновники, экологическая катастрофа, дачный беспредел, москвичам нечего пить, а главное – бедные-бедные мосводоканальцы, которые даже к воде-то подойти со своими инспекциями не могут: везде частная собственность, а запретить строить в водоохранной зоне – это нет, это не они, все полномочия местные власти отобрали.
       По порядку. Местные власти везде одинаковые. Дачи тоже — везде. И, как правило, там, где нельзя. Экологической катастрофы никакой. Две тонны или три – это сущая капля в море, на качество воды не влияет. У нас каждый день народ в воду что-то льет. Тогда зачем такое внимание всех центральных СМИ к керосину гражданки Барановой?
       Разве непонятно? Грамотный пиар Мосводоканала, который почему-то молчал, когда эти дачи строили. Еще молчало Министерство природных ресурсов. Еще Санэпидемнадзор. Еще прокуратура. Никакой реакции. Ни одного протеста. А теперь федеральные чиновники как сговорились: во всем виноваты местные. Местные недоумевают: у нас все нормально. А гражданка Баранова просто спасала свой дом…
       
       Александр СИЛАКОВ, руководитель департамента госконтроля и перспективного развития в сфере природопользования и охраны окружающей среды МПР по Центральному федеральному округу:
       — К сожалению, такие застройки носят массовый характер. Но решается все на местах. Все застройщики действуют по согласованию с органами субъектов Федерации. Конечно, мы принимаем все возможные меры. Всех застройщиков мы знаем. Но нам трудно их штрафовать. Они же уже получили разрешение, все документы. Это больной вопрос.
       — То есть вы никак не можете повлиять на это?
       — Теоретически любое строительство возможно только после нашего разрешения. Но это все время игнорируют. В данном случае тоже не было никакого согласования с нами. Кстати, еще положено получать разрешение Мосводоканала. В данном случае это тоже обошли. Мы постоянно воюем. Вот, например, обратили внимание? Уже несколько лет московская вода не пахнет навозом. Это мы отвоевали – запретили сбрасывать. И Мосводоканал в этом нас поддерживает. Если б еще чиновники на местах так же относились к этим проблемам… Но они, к сожалению, не совсем правильно понимают свои обязанности.
       
       Евгения БОГОМОЛОВА, пресс-секретарь Мосводоканала
       — Вы можете повлиять на то, чтобы таких строительств не было?
       — До 1997 года контроль велся Мосводоканалом и Московским санэпидемнадзором. Но пять лет назад Московская область в одностороннем порядке внесла изменения в закон о застройке территорий, и теперь согласование от нас не требуется, все распоряжения выдаются местными властями. Наши инспекторы даже к воде подойти не везде могут, там ведь частная собственность – заборы, автоматчики. Катер вот недавно перевернулся в акватории водохранилища. Вокруг нефтяное пятно образовалось. С ним мы тоже ничего сделать не можем – частная собственность. Мы можем только фиксировать и писать предписания.
       
Диагноз
       Лев ФЕДОРОВ, профессор, президент союза «За химическую безопасность»:
       — Каждый день множество людей выливают в воду нефтепродукты. Конечно, не тоннами, как в этом случае, но в целом получается то же самое. И каждый день мы эту воду пьем. Никакой угрозы или смертельной опасности этот случай не несет – тут даже нечего обсуждать. Да, это неприятно, но я бы не стал драматизировать. Помните, лет восемь назад какой-то подмосковный совхоз спустил в воду что-то там. Ну да, пахла вода не очень, но ничего, прочихались. Я вот просто тогда фильтр на свой кран поставил и с тех пор не снимаю. И ничем у меня вода не пахнет. Если говорить в целом о качестве питьевой воды, то наши санэпидемщики очень плохо за этим смотрят. Они оправдываются: то техники нет, то денег, но на самом деле они просто не работают — вот и все. Поэтому в стране происходит постоянное отравление людей в хронической форме. То есть отпущено человеку 70 лет, а проживет он 68. Ну что ж, наши пенсионные начальники будут только рады.
       — В данном случае нефтепродукты попали в воду из незаконно построенного в водоохранной зоне коттеджа. Кто должен контролировать соблюдение законодательства?
       — В первую очередь – Санэпидемнадзор, во вторую – Министерство природных ресурсов, в третью – прокуратура.
       — Они все говорят, что от них ничего не зависит, что все полномочия у них отобрали местные власти.
       — Решения о подобных строительствах принимают, конечно, местные, но закон-то они нарушают федеральный. Поэтому и реагировать на это должны власти федеральные. СЭС должна была послать в прокуратуру предписание, прокуратура должна была выступить с протестом – ничего этого не было. Если бы кто-нибудь из этой триады захотел, строительства бы никакого не было. Но не захотели. Видимо, звонка не было. У нас просто не работает система.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera