Сюжеты

РОБОТОСПОСОБНОСТЬ И БОЛЕЗНЬ ЛЕГИОНОВ

Этот материал вышел в № 28 от 21 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

С экранов куда-то делся ролик про легион. Я, правда, совершенно не помню, в чем там дело, — какие-то мужчины, какое-то пиво, только слоган засел в голове: «Мы — легион». Я про этот легион читала в толстой книжке. Там один другого...


       
       С экранов куда-то делся ролик про легион. Я, правда, совершенно не помню, в чем там дело, — какие-то мужчины, какое-то пиво, только слоган засел в голове: «Мы — легион».
       Я про этот легион читала в толстой книжке. Там один другого спрашивает: как тебе имя? А тот отвечает: легион имя мне, потому что нас много. И, кажется, сразу хватается за пиво и бежит купаться.
       «Как ты думаешь, — спрашиваю знакомую, — почему производители пива с такой охотой используют религиозную тематику? То дьявол с ангелом чокаются («Мы такие разные!»), то вот легион, загрузившись пивом, бежит искать ближайшую скалу — с нее нырять удобнее…». «Ну как же, — отвечает, — кто же еще в наше время будет собираться большой компанией? Только какие-нибудь сатанисты. Самая что ни на есть таргет-группа».
       И правда, нормальные люди глушат в одиночку водку или чаем накачиваются до полной утренней бодрости. Пиво в компании — это какое-то сектантство.
       Сейчас по телевизору идет еще один ролик про богов — там Амура подкармливают не то творожком, не то йогуртом, чтобы у него крылья были покрепче. Это уже не для сектантов: это специально для родителей, обеспокоенных состоянием перьев своих детей. Если перья вялые — кормите йогуртом. Если выпадают или кончики секутся — мойте шампунем, например, тем, который нам советует новая группа из очередной программы типа «Ты звезда навсегда».
       Кстати, когда эту передачу показывали каждую неделю, оторваться было невозможно. Прослушивания, распевки, Фекла Толстая с Севой Новгородцевым в роли жюри, «поздравляю, вы прошли в следующий тур, встретимся завтра», слезы, прослушивания, распевки — было ощущение настоящей жизни. Это потому, что больше всего человек любит наблюдать за тем, как другие работают. А в итоге после всей этой работы получилось что-то незапоминающееся, которое поет.
       В общем-то, жаловаться не на что, зрителям это и обещали: сделать из ребят звезд. Что результат зрителям понравится, никто не обещал. А звезды — вот они, настоящие, даже в рекламе шампуня снимаются.
       Звезды в рекламе шампуня — представляете? Белые карлики, стряхивающие перхоть с лучей. Красные гиганты, причитающие: «Мои волосы стали сухими и ломкими». Ну и для разнообразия — черные дыры в очереди на пересадку волос.
       Рекламный язык — слишком образный инструмент. Жаль, что мы уже почти не замечаем этой образности. Вот по городу ездят троллейбусы с надписью: «Новые телефоны для девушек с цветным дисплеем». И ничего, все спокойно читают, некоторые даже покупают, наверное. Я не куплю: что-то у меня сегодня дисплейчик не цветной и круги под мониторами. Это потому, что я вчера весь вечер контакты запаивала, наверное.
       Раса роботов какая-то.
       Кстати, как правильно заметил один умный человек, все эти призывы увеличить, разгладить и улучшить что-то в своем организме на столько-то процентов очень напоминают компьютерные стрелялки: здоровья вам осталось 80%, патронташ на 54% пуст, а пенис можно удлинить еще процента на два, не больше. Это такая нестрашная болезнь, наверное: все вокруг превратились в роботов, железные дровосеки со сменными деталями и тряпичными сердцами. Детали ломаются, но их можно нарастить. Волосы секутся, но их можно разгладить. Сердца чувствуют, но как-то условно. Глаза смотрят, но не верят увиденному. Уши слышат, но не уверены, что услышали правильно. Вот по радио говорят без пауз между новостями и рекламой: «Войска вошли в Багдад. По просьбе зрителя из восьмого ряда мы повторяем смертельный номер! Это его любимый номер! Все абоненты…»
       Повторите, пожалуйста, на «бис» вот это самое, с Багдадом, а то зрителю из восьмого ряда очень нравится. Он сюда каждую рекламную паузу приходит, полюбоваться, как войска куда-то входят. Или нет, лучше не повторяйте: зрителям из других рядов все это совсем не нравится. Пьеса какая-то неприятная, аплодировать не хочется ни победившим, ни побежденным, ни счастливым абонентам.
       И, кстати, о войне: те две милые девочки во время знаменитого шоу допустили опечатку. Надписи на их майках следовало читать не как, условно говоря, «Фиг войне», а как «Вой (условно говоря) фигне».
       Фигня множится, светит и звучит. Звезды, шампуни, песенки, телепередачи, рекламные ролики. А вокруг всей этой фигни — дикий вой. «Ура!», «долой», «да здравствует», «суперлучший», «мы победили», «да заткнись, наконец». Что там кричит человек рядом с вами? Не слышно, неважно. Главное — он кричит, вы кричите, они кричат, все вместе, пока выдерживают связки. Имя нам — легион.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera