Сюжеты

ЧИНОВНИК ПРОТИВ ЧИНОВНИКОВ

Этот материал вышел в № 29 от 24 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Уполномоченный по правам ребенка города Москвы подготовил конкретный доклад о нарушении прав детей государством Целый год в Москве скромно, незаметно, я бы даже сказала, бесшумно работал первый Уполномоченный по правам ребенка Алексей...


Уполномоченный по правам ребенка города Москвы подготовил конкретный доклад о нарушении прав детей государством
       
       Целый год в Москве скромно, незаметно, я бы даже сказала, бесшумно работал первый Уполномоченный по правам ребенка Алексей Головань.
       За целый год Алексей Иванович так и не стал, по сути, настоящим чиновником. А ведь приравнен по статусу к московскому министру!
       Но:
       — Офис под службу Уполномоченного так и не пробил (чиновники саботировали распоряжения Лужкова и не пожелали выделить необходимое помещение).
       — Бюджет в 14 миллионов рублей Алексей Иванович освоил меньше чем наполовину.
       — Штат не сформировал (для людей буквально нет рабочих мест, два единственных сотрудника службы Уполномоченного работают практически на дому).
       По телевизору Головань не мелькал, в ток-шоу не выступал, в тусовках замечен не был, от заграничных поездок практически всегда отказывался (слетал на один день в Страсбург, чтобы ознакомиться с практикой Европейского суда по правам человека).
       Чаще всего Алексея Ивановича можно было увидеть в московских судах, где он убедительно исполнял роль детского адвоката. Жаль, что чиновников не выдвигают на «Оскара». Алексей Иванович получил бы…
       За год Уполномоченный Головань и два его сотрудника разобрали 412 жалоб, выиграли 7 судов, разрешили 80 конфликтных ситуаций в пользу детей. Самый главный Уполномоченный России Олег Орестович Миронов даже восхищенно воскликнул: «Это выдающееся достижение!».
       Впрочем, сам Головань про свои достижения говорит скучно: «Это всего лишь 19%. По остальным процентам конкретных положительных результатов пока нет». Почему? Причины Алексей Иванович последовательно, корректно и обоснованно изложил в своем докладе, разослал его по инстанциям (прокуратура, суды, Мосгордума, Минсоцтруда, органы опеки и попечительства и т.п.). И предупредил: по закону об Уполномоченном он собирается опубликовать этот доклад в средствах массовой информации.
       Надо полагать, Головань хорошо подумал. Ведь его доклад — это хроника предательства и унижения государством своих малолетних граждан.
       Но одно дело, когда кричат правозащитники и матери, и совсем другое — когда об этом спокойно и аргументированно докладывает чиновник. Впрочем, Головань – чиновник только на бумажке…
       Об отсутствии всякой корпоративности говорят, например, названия главок в его докладе:
       «Нарушение прав детей органами, исполняющими судебные решения»;
       «Нарушения прав детей органами прокуратуры»;
       «Нарушения прав детей органами внутренних дел».
       А вот цитата из довольно благозвучной нейтральной главки «Реализация права детей на судебную защиту»: «Анализ судебной защиты прав детей позволяет сделать вывод о том, что суды всех уровней плохо выполняют эту конституционную обязанность или не выполняют ее вовсе»...
       И т.д. и т.п.
       Всего 13 главок и 68 страниц, на которых поименно названы не только органы, но и чиновники, которые, объединившись в государство, отбирают у детей Конституцию РФ. Потому что давно и цинично сформулировали: на фига нам лично эти дети?
       Все вышеуказанные инстанции, в которые Алексей Иванович разослал свой доклад, возбудились.
       И уже через неделю Московская прокуратура объявила первого детского омбудсмена Москвы в розыск как опасного хозяйствующего субъекта. Причина очевидна: ведь четвертая глава доклада Голованя посвящена прокуратуре…
       Увы! Еще через неделю сотрудники прокуратуры буквально сбились с ног в поисках офиса Уполномоченного. Прокуроры быстро выяснили, но долго не могли поверить, что Головань со своим статусом министра московского правительства не имеет ни шикарного, ни какого похуже офиса. То есть вообще нигде не сидит и не хозяйствует. Правда, иногда он работает в кабинетах разных московских депутатов, которые на время уступают бездомному чиновнику свой красивый деревянный стол с полированной столешницей.
       В общем, прокуроры ворвались в Московскую думу и взмолились: «Ну покажите нам стол Уполномоченного по правам ребенка! Ну мы просто потихоньку изымем всю документацию и уйдем с миром…».
       Депутат Зинаида Драгункина пыталась объяснить расстроенным прокурорам:
       — Да поймите! Головань работает и у меня в кабинете тоже! Не гнать же его на улицу…
       Но прокуроры отказывались понимать.
       Голованя все-таки нашли. По телефону предупредили:
       — Мы едем к вам с проверкой! Подготовьте, пожалуйста, документы…
       — По федеральному закону о прокуратуре, – притормозил прокуроров Алексей Иванович, — аппарат Уполномоченного по правам ребенка не подлежит проверке и надзору со стороны прокуратуры. Скажу вам как юрист юристам: институт Уполномоченного не подконтролен и не подотчетен вообще никому!
       Интересно, что после этих наглых слов Алексей Иванович не очутился где-нибудь за решеткой с сильно разбитой физиономией. Он надел красивый серый, фиолетового оттенка, костюм и сияющий, молодой, уверенный, гордый и немного взволнованный пришел в Московскую думу выступать по поводу своего скандального доклада.
       Впрочем, «прокурорскому эпизоду» он уделил ровно 47 секунд из своего 20-минутного выступления.
       …Депутаты Мосгордумы общались с Голованем три с половиной часа. Такому долготерпению депутатов опять-таки позавидовал даже Уполномоченный всей страны Олег Миронов. Он сказал: «Вы молодцы, что столько времени уделили докладу Голованя. Когда я прихожу в Государственную Думу, у меня 15 минут на выступление и 15 минут на ответы. И все!»
       Надо отдать должное, депутаты не испугались фактов и имен, изложенных в докладе, и даже обвинили Голованя в излишней мягкости. Было ощущение, что депутаты хотели крови. Маленькое кровопускание они все-таки устроили, когда дали слово Мещерякову Юрию Николаевичу — начальнику отдела по надзору за исполнением закона по несовершеннолетним прокуратуры г. Москвы.
       Волнуясь и немного заикаясь, он раскритиковал доклад Голованя. Сказал, что нет глубинного изучения проблемы.
       — Не всегда нужно лишать родительских прав тех, кто употребляет алкогольные напитки, – сказал прокурор, почесал ухо и попытался оправдаться: – В докладе высказаны претензии к прокуратуре. Всего шесть, я их подсчитал. Прокуратура города имеет серьезные возражения, с пятью из них мы не согласны. Да и нельзя судить о работе прокуратуры по нескольким случаям… А вообще… Прокуратура против публикации этого доклада, так как это нарушит закон о неразглашении сведений из личной и частной жизни.
       Поднялся шум. Депутаты долго кричали в выключенные микрофоны. Наконец слово взяла депутат Зинаида Драгункина. Она поднялась на трибуну, выдержала горькую паузу, добилась тишины и сказала: «Последнее заявление чиновника – доказательство, как трудно защищать судьбу ребенка!»
       …А на втором этаже красивого, почти греческого амфитеатра (зал совещаний Мосгордумы), рядом с пепельницами, там, где висит объявление «Школьникам курить запрещается», скопилась целая экскурсия этих самых школьников. Они приплюснули улыбающиеся мордахи к стеклу и весело показывали пальцами на прокурора и почему-то депутатов... Совсем как в зоопарке показывают на смешных, неразумных животных… Оказывается, наверху были установлены громкоговорительные колонки и детям все было слышно!
       И про страшного судью Пронякина из Солнцевского межмуниципального суда, к которому матери несчастных детей не могут попасть на прием месяцами.
       И про смелую девочку Настю Контобойцеву, которая с 13 лет работала на китайском рынке, а в свободное от работы и учебы время обходила инстанции (от органов опеки до администрации президента). Просила лишить ее родителей родительских прав. Потому что папа и мама много пили, пропили и квартиру, и все Настино детство. Настя скиталась по чужим людям, спала на кухне, а уроки делала на стиральной доске в ванной.
       Дети слышали, как Хамовническая прокуратура настаивала на вселении сироты Петровой в офис журнала для ночной жизни «Не спать!».
       Дети слышали, как братьев Татарских, семи и пяти лет, родившихся и прописанных в Москве, Савеловский районный суд отказался вселять в квартиру пропавшего без вести отца (москвича!) и постановил, что «дети должны проживать в г. Грозном, по месту регистрации матери»… А жилье в Грозном разрушено бомбежками…
       
       P.S. Назло прокуратуре депутаты единогласно проголосовали за публикацию доклада Уполномоченного в газете «Тверская, 13».
       
       P.P.S. Мы очень советуем ВСЕМ москвичам, особенно детям, ознакомиться с этим докладом. Чиновник, который популярно, последовательно, обоснованно и корректно уличает коллег в недобросовестности, равнодушии, произволе, — это долгожданный прецедент. И он создан.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera