Сюжеты

УПРАВЛЯТЬ ЛЮДЬМИ ТРУДНЕЕ, ЧЕМ РАЗБИРАТЬСЯ С БАНДИТАМИ

Этот материал вышел в № 29 от 24 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

УПРАВЛЯТЬ ЛЮДЬМИ ТРУДНЕЕ, ЧЕМ РАЗБИРАТЬСЯ С БАНДИТАМИ АНКЕТА Последнее, над чем от души хохотал: Официант сообщил охраннику, что в тачке перед рестораном труп. Действительно, в машине в неестественной позе лежал человек. Охранник подошел...


УПРАВЛЯТЬ ЛЮДЬМИ ТРУДНЕЕ, ЧЕМ РАЗБИРАТЬСЯ С БАНДИТАМИ
       
       АНКЕТА
       Последнее, над чем от души хохотал: Официант сообщил охраннику, что в тачке перед рестораном труп. Действительно, в машине в неестественной позе лежал человек. Охранник подошел поближе. «Труп» слегка похрапывал.
       Последняя, с удовольствием прочитанная книга: «Защита Лужина».
       Отношение к политикам: У каждого свой бизнес. У них — вот такой.
       Мечта: Наладить какое-нибудь государственное предприятие, сделать так, чтобы оно приносило прибыль. Не знаю почему, но хочется…
       Без чего холодильник кажется пустым: Без кефира и колбасы.
       Последнее разочарование: «Кока-кола» оплатила семинар по продажам. Сказали, сколько стоит, и я подумал: за такие бабки должно быть что-то необыкновенное. Е-мое, какую допотопную чушь нес дяденька из Америки! Да еще с вдохновенным лицом Колумба...
       
       9.00. Проснулся в поту. Приснилось, что я снова официант. Ресторан битком. Там — надо принять заказ, там — убрать пустые тарелки, там — принести блюдо, которое уже стынет на кухне, там — рассчитать, там — пересервировать. Я один, я ничего не успеваю, я роняю бутылки и приборы, клиенты советуют мне сменить профессию, а народ все валит и валит…
       
       9.05. Я — директор, на улице — апрель 2003-го, на кухне — завтрак, вечером — хоккей.
       
       10.30. Сменил бабушку на родительском посту. Мы по очереди дежурим в коридоре Сенькиной школы, куда он ходит два раза в неделю. Школа расположена в соседнем доме. В детстве я тоже занимался там в изостудии. С нами возился молодой парень в свитере, настоящий художник. Он был замечательным учителем. Недавно попробовал нарисовать собаку, и у меня — через столько лет! — получилось.
       
       11. 20. Взял с собой газету, рассчитывая раз в тридцать минут радоваться встрече с Семой, а остальное время читать. Но бабушки и мамы галдят так, что сосредоточиться невозможно, не спасает даже профессиональная привычка пропускать мимо ушей то, что лучше не слышать — тем более запоминать.
       
       12.00. Уходя после уроков домой, мой четырехлетний сын отдельно попрощался с девочкой Катей…
       
       12.30. Пора на службу.
       
       12.40. У общественного туалета на пути к метро впервые заметил бабушку, которая его убирает. Меня всегда поражал идеальный порядок вокруг. Хоть снег, хоть слякоть. Подумал: ну есть же женщины аккуратные, старательные! Почему же у меня в ресторане такие кошелки? Всюду надо показывать пальцем, по сотне раз перепроверять. А если и попадается работящая тетка, то непременно из какого-нибудь Орехово-Зуева. Намучаешься подстраиваться под ее электрички.
       
       12.45. Эскалатор блокировала стая тинейджеров. Самый волчий возраст. Я в тринадцать-четырнадцать тоже был агрессивным и задиристым, пока однажды не увидел в метро чужую настоящую драку… Оттуда мой самый частый ночной кошмар: в вагоне метро к кому-то пристают хулиганы. И мне нужно решить: заступиться или нет? Но каждый раз все гасится за долю секунды до того, как надо впрягаться. Я и наяву постоянно об этом думаю. Вот сейчас зайдут — как я себя поведу? И, честно говоря, мне не хочется такого испытания. Потому что семья, потому что дети.
       
       13.00. Вау! А зальчик-то весь заполнен. И сотрудники улыбаются. Значит, форс-мажора не было. Со всеми поздоровался, перебросился парой-тройкой фраз. Одной из причин моего увольнения из другой компании, где я семь лет отработал директором самого прибыльного ресторана, было то, что владелец не знал моего имени. Не потрудился выяснить. Вернее, запомнить, поскольку знакомился со мною раз пять. Я стараюсь не повторять чужих ошибок.
       
       13.15. Переоделся в униформу — брюки, рубашка, галстук. Мог бы позволить себе одеваться в джинсы и кроссовки, но у гостя не должно возникать вопроса: а вы, простите, кто? И так многие не понимают, сколько мне лет, и не верят, что я директор. Конечно, рабочей одежде не помешало быть и подороже, но пока не получается, потому что жалко. Сначала попробовал носить дорогие брюки, но очень быстро их уделал. Выручает «Панинтер». Я не знаю секретов ценообразования и доставки, но там всегда можно выбрать что-нибудь приличное в районе ста долларов...
       
       13.45. Разобрал письма и предложения от поставщиков... Раньше выкидывал не глядя. Теперь мне интересно, как люди подают о себе информацию. В одном из пакетов оказался компьютерный коврик с рекламой компании. Классная идея… Табачная фирма предлагает серьезные скидки за пользование их пепельницами и размещение постеров в витрине. Спасибо, но такой хоккей нам не нужен. Когда вход оформлен чужой рекламой, внутри можно все сделать из золота: серьезные люди сюда не зайдут, для них ресторан с таким фасадом местечковый и самопальный. В эксклюзивных заведениях даже вино переливают в мензурки без этикеток.
       
       14.00. Вылечил по телефону сотрудника. Официальная версия — заболел живот. На самом деле вчера переотдыхал и сегодня не может собраться с мыслями. Лечение по телефону я практикую в редких случаях. Однажды, когда был молодой, очень высокого мнения о себе, о своей безгрешности, одного вот так реанимировал, а его потом увезли на «скорой» прямо из зала. Это был шок, и таких шоков вначале хватало. Управлению людьми надо учиться, а я стартовал в дикие времена, когда о менеджменте имели смутные представления. Это была эпоха буйного роста и запредельных прибылей, когда не стеснялись ставить бешеные накрутки, грамм сухой петрушки шел на «ура» за доллар 75 центов… И контингент в кабаках был специфический. Помню, повару передали просьбу клиента приготовить картофельное пюре. Повар послал и клиента, и спецзаказ. Через пару минут заходит на кухню парнишка, в руках пистолет. Повар, огромного роста детина, падает на пол, а парнишка спокойно говорит: «Да ладно, не робей! Просто сделай, что просят…»
       
       15.00. Позвонил кандидату в официанты, чтобы пригласить на собеседование. Трубку взял, видимо, отец: «Откуда? Из ресторана?!» — и уже в сторону: «Тебе что? Денег не хватает?». Все понятно, отбой…
       
       16.00. Обошел свои владения. Начал с зала. Заметил, что один из барменов налил нефильтрованное импортное пиво в бокал из-под «Золотой бочки». А его принято подавать в специальной посуде. Наверное, гость немножечко расстроится. Сделал замечание. Вместо того чтобы смутиться и кинуться исправлять, не поворачивая головы, буркнул: «Нету посуды». Что это? Дурное настроение или началась халтура? Выяснять некогда. Надо прощаться. Увольнение не приносит мне удовольствия. Предпочитаю человека удержать от ошибки, чем позволить оступиться и потом с чувством превосходства покарать. Но если интуиция подсказывает, что надо расставаться, я ей доверяю. Мне нельзя рисковать. Лучше уволить незаслуженно, чем оставить того, кто испортит весь коллектив. А испортить можно очень быстро. И начнется: один выпивает, другой ворует, у третьего в глазах появилось что-то царское: мол, так ли уж хорош этот ресторан для меня? Почему я должен бегать, и бегать быстро? Может, хватит уже метаться и пора себя поуважать?.. Будешь ходить на работу, как на бой.
       
       16.30. Подежурил на кухне на раздаче. Там первый день стоит стажер, естественно, возникли путаница с блюдами и затор. Разрулил.
       
       17.30. В туалете курят трое официантов. Тоже проблема. Некурящий сотрудник сядет: «Что сидишь? Иди работай». А так: «Куда?» — «Покурить». — «А-а, покурить…» Покурить — это святое. Еще по пути кого-нибудь прихватит. Одному-то скучно. Подымили, руки пахнут табаком, дыхание табачное, а это в ресторане не есть хорошо. С персоналом вообще труднее всего (власть, бандиты — проблемы разрешимые). Во-первых, должны быть представлены все типажи, но в строгой пропорции: процентов восемьдесят упорных пахарей, один философ, одна модель, один неудачник, который будет разбивать тарелки, над ним будут подшучивать и снимать стресс. Во-вторых, молодежь надо учить, а учить некому — институт наставничества отсутствует полностью. В нашей стране седовласые профессионалы — особая, редкая порода. Есть, например, на Волхонке Андрей, он же Прошка, он же Вакула. Легендарная личность. Когда-то работал на заводе и жил в городе Железнодорожном. Начал зарабатывать на самогоне. Отвратительного качества, но конкурентным преимуществом было то, что продавал свой первач в кредит. У него большой нос, зубы растут редко, во рту — каша, записывать заказы не любит и из-за этого часто путает и счета, и блюда, но делает это с таким добродушием и подкупающим гостеприимством, что ему все прощают.
       
       20.00. Много знакомых персоналий. В каждом ресторане есть свой клиент. Кто-то ходит раз в год — отмечать день рождения, кто-то — раз в месяц, в зарплату, кто-то — по субботам с семьей, кто-то — со вторника по пятницу с любовницей. Стараюсь как можно больше запомнить гостей, что едят, что пьют. На этом строится бизнес… Мелкий коммерсант потягивает дорогое вино, а прежде позволял себе только бизнес-ланч. Видимо, дела идут в гору… Телезвезда делает заказ не поднимая глаз, значит, не хочет, чтобы узнавали. Не хочет — не будем… Хозяин жизни, с усами (почему-то очень часто у хамов — усы), в каждом ухе по мобильному телефону, официанта подзывает свистом. Лет десять назад мог и нарваться. Старая гвардия, сплошь сытые, откормленные дядьки с хорошими кулаками, с удовольствием воспитывали клиентов. Брали числом и металлическими подносами…
       
       22.30. Помог на мойке. Труд невелик, зато в следующий раз могу попросить помыть посуду и официанта, и менеджера.
       
       23.00. Странно, время так быстро летит. Предупредил друга, с которым вместе езжу играть в хоккей, что уже выхожу. С одним попрощался со вторым — сорока минут как не было!
       
       23.50. Перед игрой все немножко на нерве. Соперники — студенты МАИ, а наша команда сборная. В основном системные администраторы, среднее звено менеджмента. Из-за этого много напряженности на площадке. Раз люди чего-то добились в бизнесе, то они все свои успехи вместе с гонором переносят и на площадку. Но у нас еще комфортная атмосфера. Дважды попадал в места, где собирается народ побогаче и попафосней (один раз это были менты, в другой — какие-то очень угрюмые люди на «мерседесах»)... Там тяжело. Если ты маленький человек, с тобой не будут церемониться. После первой такой игры месяц отдыхал в гипсе. Показалось мало, полез опять. Снова получил и понял: есть команда, и хорошо.
       
       24.00. Стук шайбы по борту… Волшебный звук!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera