Сюжеты

ДАМА СО ШПАГОЙ ЛУЧШЕ, ЧЕМ ДЕВУШКА С ВЕСЛОМ

Этот материал вышел в № 29 от 24 Апреля 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Кто сказал, что фехтование – не женский вид спорта? Олимпийская чемпионка-2000 по фехтованию Татьяна Логунова не любит книгу «Три мушкетера». Дуэли, королевские заговоры, роковые страсти – романтика, да и только! А наша героиня обеими...


Кто сказал, что фехтование – не женский вид спорта?
       

   
       Олимпийская чемпионка-2000 по фехтованию Татьяна Логунова не любит книгу «Три мушкетера». Дуэли, королевские заговоры, роковые страсти – романтика, да и только! А наша героиня обеими ногами стоит на земле: с детства она стремилась получить водительские права, купить хорошую машину, обустроить собственную жилплощадь. Всего этого Татьяна добилась к 22 годам, параллельно завоевав уйму высших наград на самых крупных турнирах.
       Сейчас Таня живет в недавно отремонтированной двухкомнатной квартире в Крылатском, где все выдержано в ее любимых желто-синих тонах. В гостиной рядом с новой мягкой мебелью – тюки еще не распакованных вещей. «Никак не успеваю разобрать, все мотаюсь», — оправдывается она. «Мотается» Таня на синем «БМВ», сменившем отечественную «девятку». А еще говорят, что фехтование – неприбыльный вид спорта! Мы пьем чай с «Птичьим молоком», и Таня рассказывает историю молодой женщины, добившейся успеха собственным трудом:
       
       – У нас многодетная семья: мама, папа, четверо братьев и я — пятая. Жили дружно и, в принципе, ни в чем не нуждались. Хотя был период, когда мы все плюс собака и кошка ютились в одной комнате. Наверное, поэтому мне с детства хотелось иметь личный дом и машину. Помню, лет в 14 задумалась, почему старшие девчонки на сборы ездят на собственных авто, я же вечно у кого-то из них пассажиром. И пообещала себе при первой возможности эту ситуацию исправить.
       Из-за фехтования я рано стала независимой. Родители помогали братьям, мне же помощь не требовалась. Квартиру в Крылатском дали на всю семью семь лет назад. Я тогда постоянно была на сборах, дома появлялась редко. Зато после победной Олимпиады в Сиднее, когда братья разошлись по своим семьям, стала здесь полноправной хозяйкой. Наконец-то у меня появилась своя территория, куда можно позвать гостей, пошуметь, не думая, что кого-то разбудишь. Впрочем, с родителями и братьями я прекрасно общаюсь, помогаю им.
       — Почему ты пошла именно в фехтование?
       — Фехтованием у нас занималась мама. Правда, закончила рано: нужно было получать образование, потом появилась семья. Всех нас родители приобщали к спорту. Братья увлекались плаванием или велосипедом, меня поначалу в теннис отдали. После тренировок я приходила в соседнюю секцию шпажистов к брату: не хотелось домой одной возвращаться. И там, чтобы не болтаться без дела, махала шпагой. Потом втянулась, появился азарт. Постепенно стала ходить на фехтование, минуя теннис. И довольно скоро начала обыгрывать девчонок, которые занимались по два-три года.
       — Наверняка ты слышала мнение, что фехтование – не женский вид спорта?
       — Слышу это от каждого журналиста. Но меня это не трогает, поскольку я занимаюсь любимым делом. И потом, если столько девочек идут в секцию фехтования, значит, это кому-то нужно.
       — Не бывает страшно, что на тренировке или соревновании проколют грудь, живот, глаз?
       — Во-первых, чтобы не прокололи насквозь, у нас в костюмах есть специальная защита. Во-вторых, весь смысл нашего вида — в том, чтобы уколоть соперника. И бояться этого профессиональному фехтовальщику – все равно что футболисту страшиться мяча. Меня вот каждый день колют. Причем в отличие от рапиры, где допускается целиться только в грудь, правила шпаги позволяют колоть куда угодно. Но я и в детстве этого не боялась, не боюсь и теперь. Большой спорт всегда связан с травмами, и фехтование здесь отнюдь не на первом месте.
       — Когда видишь напротив себя соперника в маске, стараешься вызвать в себе агрессию?
       — Агрессия на дорожке – плохой союзник. Здесь нужны хладнокровие, четкость действий. Стоит только завестись, поддаться настроению – и бой проигран. Лично я могу фехтовать грубо, но если уж меня совсем достанут. А вообще перед стартом стараюсь себя умиротворить — слушаю спокойную музыку, продумываю модель боя.
       — Тебе важно, как ты выглядишь на дорожке? Делаешь специальный макияж перед выходом, подбираешь одежду?
       — Вообще-то для меня – все фехтовальщицы красивые, подтянутые, в белоснежных костюмах… Хотя мне лично все равно, что обо мне думают посторонние. В одежде, как в спорте, так и в жизни, руководствуюсь принципом: главное – комфорт. Наряжаюсь только на светские мероприятия.
       — У женского фехтования много поклонников-мужчин?
       — Поклонники есть в любом виде спорта. Но когда я вижу мужчин на трибунах, у меня не возникает желания узнать у них, почему они здесь. Наверное, нравится смотреть, как девушки со шпагами бьются друг с другом. Кстати, молодых людей при знакомстве моя профессия не шокирует. Наоборот – уважают за то, что занимаюсь необычным делом.
       — Статус олимпийской чемпионки не мешает в личной жизни?
       — Думаю, мужчины радоваться должны, что я что-то из себя представляю. При этом мне совсем не важно, если парень менее успешен и состоятелен, чем я. Главное, чтобы занимался чем-то, на работу ходил. А какие деньги при этом получает – вопрос второстепенный.
       — Многие спортсменки часто сталкиваются с тем, что однажды приходится выбирать между карьерой и семьей…
       — Надеюсь, никогда не попаду в такую ситуацию, когда мне поставят ультиматум: уходи из спорта, сиди дома, вари щи. Если мне скажет такое будущий муж… Наверное, постараюсь мирно обсудить с ним, зачем ему это надо и почему я не могу так поступить. Я вообще-то человек спокойный. Правда, когда проигрываю, в первые минуты с сочувствиями ко мне лучше не подходить – могу укусить.
       — В такие минуты никогда не возникало мыслей бросить спорт?
       — Была сильная усталость. Сборы, поездки, тренировки очень выматывают. Иногда мечтаю просто полежать дома на кровати, пощелкать пультом телевизора. Да, в такие моменты задумываешься: а может, хватит? Но уже на следующее утро эти мысли проходят сами собой. Лично я решила заниматься фехтованием до упора, пока здоровья хватит.
       — Несмотря на молодость, ты уже успела сменить нескольких тренеров…
       — С первым тренером Олегом Коржовым мы разошлись по взаимному согласию: решила заниматься профессионально, он же не мог уделять мне столько времени, сколько для этого требовалось. Со вторым — Александром Кислюниным, честно признаюсь, расстались из-за непримиримых противоречий сразу после «золотой» Олимпиады в Сиднее. Надеюсь, с нынешним наставником Марьей Валерьевной Мазиной у нас все надолго.
       — Фехтовальщиков мало кто знает в лицо. Наверное, в отличие от футболистов вам звездная болезнь не грозит.
       — Со стороны, конечно, виднее. Хотя для того, чтобы мечты сбывались, необязательно быть футболистом — можно быть фехтовальщиком.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera