Сюжеты

ВЛАСТЬ ВОСПРИНИМАЕТ НАС В НАГРУЗКУ К СЕБЕ

Этот материал вышел в № 31 от 05 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В № 30 «Новой газеты» был напечатан материал «Кто остается живым» — о том, что захват террористами более чем восьмисот заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве мог быть подконтролен спецслужбам России. Этот вывод позволяет...


       

      
       В № 30 «Новой газеты» был напечатан материал «Кто остается живым» — о том, что захват террористами более чем восьмисот заложников в Театральном центре на Дубровке в Москве мог быть подконтролен спецслужбам России. Этот вывод позволяет сделать интервью с 30-летним Ханпашем Теркибаевым, находившимся, согласно его собственной версии, а также информации, которой располагает газета, в отряде террористов-захватчиков «под крышей» спецслужб, направлявших через него развитие теракта. Ныне он — специальный корреспондент официальной правительственной «Российской газеты», представляющийся также сотрудником Информационного управления администрации президента РФ, по ее заданию в апреле возглавлявшим группу чеченских общественных деятелей, посланных убедить Совет Европы в том, что дела в Чечне идут к миру.
       Официальные власти никак не отреагировали на этот материал, зато наши читатели были очень активны.
       
       Странная штука… Люди обсуждают версию о подконтрольности спецслужбам теракта на Дубровке, кто-то говорит: «Да, я чувствовал», другие кричат: «Не верю! И ни за что не поверю!»…
       А власть — молчок. Ничего не вижу. Ничего не слышу. Видел я вас… Правоохранительные структуры набрали в рот воды, будто их и не касается. Генеральный прокурор, к которому мы и обращали вопросы нашей газеты о роли Ханпаша Нурдыевича Теркибаева в теракте 23—26 октября и последующем его карьерном взлете где-то в районе администрации президента РФ — генеральный прокурор не среагировал никак. Ну вообще… Ни «все вы врете», ни «проводится проверка фактов», ни… Ничего. Будто разговор не о тяжелейшей трагедии, с нами со всеми приключившейся, не о 129 жертвах, так и неизвестно на какой алтарь брошенных…
       Власть воспринимает общество как нагрузку к себе. Чем дальше, тем скучнее лица ее представителей, когда у общества возникают некоторые волнующие его вопросы. Напомню: нагрузка — это термин из прошлого, в советские времена нам давали такие наборы с нагрузкой. Колбасу сервелат, например, — в качестве дефицитного привета, а к нему — кило нераспроданного пшена. Не хочешь — не бери, но все брали, потому что любили сервелат. Баночку икры — и что-нибудь замшелое, из залежавшегося. И снова все брали, потому что лакомство.
       Теперь, по мере всеобщей капитализации, нагрузкой стали мы — публика с вопросами. Представители власти понимают, что без нас, «пшена», они лишатся лакомого — собственно власти, — и поэтому предпочитают как-то сосуществовать. То есть молча, даже когда говорить положено.
       И что же мы? Вся наша задача сводится к тому, чтобы не лежать мертвым грузом, как тот самый никому не нужный нагрузочный килограмм крупы в дальнем ящике буфета.
       Поэтому кадриль с повтором — опять вопросы генеральному прокурору. 1. Какие спецслужбы изнутри — через агентов, внедренных в отряд террористов, — контролировали захват заложников в театральном здании на Дубровке? 2. Освобождены ли провокаторы, помогавшие осуществлять такой контроль, от уголовной ответственности? 3. На каком основании? 4. Располагает ли Генеральная прокуратура сведениями о причинах уничтожения всех не подконтрольных спецслужбам террористов?
       Мы тоже без дела не сидим — расследование продолжаем.
       
       Анна ПОЛИТКОВСКАЯ, обозреватель «Новой газеты»
       
       
ВЕРСИЯ
       
       Чтобы понять смысл происходящего, стоит напомнить контекст – цепь трагических событий, терактов 1999 года: взрывы домов в Москве, Волгодонске и Буйнакске, «учения» ФСБ в Рязани. И события более ранние – взрыв на Яузе, автобус у ВВЦ…
       Москва. Волгодонск. Буйнакск. Что сообщено официально? Организаторы – Хаттаб и другие иностранные наемники. Перед судом должны предстать Деккушев и Крымшамхалов. Второй был доставлен в Москву после спецоперации на территории другого государства – Грузии, в ходе которой был убит еще один подозреваемый — Батчаев. В розыске остался лишь Гочияев, который сам сейчас находится в заложниках у чеченских боевиков, и его показаниями торгуют направо и налево.
       Что остается невыясненным. Все подозреваемые так или иначе указывали на контакты с неким Абу Бакаром, который представлялся им агентом российских спецслужб.
       Про Абу Бакара известно только то, что их три. Один – мифический агент спецслужбы. Второй – казначей чеченского преступного сообщества в Москве, имевший отношение к гостиничному и игровому бизнесу. Одну из «точек» этот второй Абу Бакар поделил с отставным сотрудником бывшего КГБ.
       Третий Абу Бакар входил в банду младшего Бараева, захватившего «Норд-Ост». Тело его после освобождения заложников загадочным образом на время исчезло уже в морге.
       И Деккушев, и Крымшамхалов, и Гочияев, и Батчаев — из Карачаево-Черкесии. Каким образом они оказались причастны к трагическим событиям 1999 года, мы писали уже неоднократно, пытаясь разобраться в подоплеке неумело составленного дела о «ваххабитском заговоре» в Черкесске. В ходе журналистского расследования стало очевидно, что весь «заговор» был смонтирован для «поддержания штанов» официальной версии обстоятельств взрывов домов в Москве и Волгодонске.
       Как раз перед спецоперацией в Грузии появилась видеокассета, на которой офицер ГРУ Галкин сообщает чеченским боевикам, что его группа имела непосредственное отношение ко взрыву дома в Буйнакске. Нам удалось встретиться с Галкиным и выяснить, что эти показания он давал под пытками. Но так впервые в истории о взрывах в России появилось упоминание Главного разведывательного управления при Генеральном штабе.
       Взрыв на Яузе. Автобус на ВВЦ. В Мосгорсуде в ходе слушаний уголовного дела о преступлениях банды Лазовского — бывшего агента ФСБ — стало очевидно, что все эти взрывы совершены именно ее членами. Однако в обвинительном заключении по данным эпизодам не сказано фактически ни слова, как и было старательно изъято все, что могло касаться связи Лазовского с ФСБ. Суд вынужден был опустить все эти обстоятельства, в приговор они не попали, но достоянием гласности стали. Даже некоторые отставные сотрудники ФСБ были вынуждены признать, что Лазовский действительно какое-то время являлся агентом этой спецслужбы, но в ходе многочисленных реорганизаций потерял контакт с куратором, оторвался от конторы и зажил собственной жизнью. Собственной или нет, потерял ли контакт или нет – пока доподлинно неизвестно. Беглый чекист Литвиненко уверяет, что Лазовский никакого контакта с ФСБ не терял. Сама спецслужба хранит молчание.
       «Учения» в Рязани. Вначале сотрудники рязанской милиции обнаружили в подвале дома на улице Новоселов мешки из-под сахара, набитые некоей смесью. Газовый анализатор показывает наличие гексогена. Там же, в подвале, найден и взрыватель. На следующий день торжественно объявлено, что в Рязани предотвращен теракт. Спустя сутки – новая версия: это были учения ФСБ. На все запросы (даже депутатские) о наличии приказа по поводу учений ФСБ отвечает молчанием, подставляя себя под удар и вызывая подозрения.
       Сотрудники «Новой газеты» выясняют, однако, что взрыватель в подвале был настоящим, гексоген в мешках действительно присутствовал. Мало того, на одном из складов ВДВ, рядом с Рязанью, караульным были обнаружены мешки из-под сахара, в которых, как удалось выяснить начальнику караула, тоже находился гексоген. Историю быстро замяли, а ее участники – как солдаты и офицеры ВДВ, так и некоторые сотрудники рязанской милиции — были направлены в Чечню.
       Вот такой клубок, в который новой нитью добавились странные факты о захвате заложников в «Норд-Осте».
       Осталось задать вопросы.
       1. Почему до сих пор должным образом не исследованы взрывы на Яузе и автобуса на ВВЦ, хотя все данные для того, включая свидетельские показания в суде, существуют?
       2. Почему до сих пор официально не заявлено и документально не подтверждено, что Лазовский не являлся в момент совершения им и его бандой преступных действий и террористических актов агентом или сотрудником ФСБ?

       4. Случайно ли чеченские боевики заставили именно сотрудника ГРУ оговорить себя на предмет участия во взрыве жилого дома в Буйнакске?
       5. Почему до сих пор, по некоторым данным, денежные потоки к чеченским боевикам протекают через Москву, концентрируясь в том числе и в тех «точках», к которым имели отношение Абу Бакар и некоторые коррумпированные сотрудники спецслужб?
       6. И, наконец, какое отношение и к каким спецслужбам имел Теркибаев?
       
       Проанализировав весь этот набор разнородной информации, можно выдвинуть одно предположение: спецслужбы России в разное время имели отношение к различным провокациям, необходимым для поддержания напряженности на Северном Кавказе. Но разные спецслужбы имели разное отношение к разным провокациям. Вот в этом теперь и стоит разбираться. И не получается ли так, что «всемогущая ФСБ» в последнее время вынуждена смягчать удар, прикрывая в силу каких-то обстоятельств (или приказов?) другую спецслужбу, которая, как выясняется, работает более грубо и менее считается с «ценой вопроса»?
       
       Отдел расследований

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera