Сюжеты

КТО ИЗ БЫВШИХ ЗАЛОЖНИКОВ УМЕР В ТЕЧЕНИЕ ПОЛУГОДА «ПОСЛЕ ГАЗА»?

Этот материал вышел в № 31 от 05 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Власть отказывается вести полноценное расследование по «Норд-Осту». Поэтому рождаются мифы Вокруг «Норд-Оста» — трагедии, происшедшей в октябре 2002 года в Москве — по-прежнему множество слухов и домыслов. Они касаются всего. В том числе и...


Власть отказывается вести полноценное расследование по «Норд-Осту». Поэтому рождаются мифы
       

    
       Вокруг «Норд-Оста» — трагедии, происшедшей в октябре 2002 года в Москве — по-прежнему множество слухов и домыслов. Они касаются всего. В том числе и того, как живут «после газа» те, кто спасся, и семьи тех, кто погиб. Часть этих людей, как известно, судится с государством за право узнать истину о случившемся. Другие молчат, не желая ничего знать и ни в чем участвовать. Накануне майских праздников адвокат Игорь Трунов — защитник тех, кто подал иски к московскому правительству о возмещении нанесенного им морального и материального вреда, — выступил с сенсационным заявлением о том, что уже после «Норд-Оста» от последствий пережитого воздействия скончались «около сорока человек», бывших в заложниках.
       
       Первый наш звонок был Игорю Леонидовичу. Фамилий этих сорока человек он не знал, но отослал к активистам региональной общественной организации по защите пострадавших от терактов, которые, по его сведениям, в данный момент заняты сбором информации об умерших впоследствии заложниках и после майских праздников «вывесят ее на свой сайт». В апреле, как известно, в такую общественную организацию самопомощи объединились члены семей, потерявшие своих близких на Дубровке. Большинство из ее членов и есть клиенты адвоката Игоря Трунова, то есть истцы в Тверском межмуниципальном суде Москвы и теперь в Мосгорсуде.
       Тем не менее Татьяна Карпова, мама погибшего в Театральном центре Александра Карпова, истица и активист этой организации, сказала, что подобными сведениями также пока не располагает, но, действительно, намерена искать информацию о состоянии людей, бывших в заложниках. Ирина Храмцова, дочь Александра Храмцова, умершего от газа артиста оркестра мюзикла, и одна из создательниц новой организации жертв теракта, подтвердила «Новой газете», что ей вообще ничего не известно о том, каким образом родилась эта цифра...
       Что же выходит? И почему такое получается?
       Все очень просто. За прошедшие после трагедии полгода власть с успехом демонстрировала обществу лишь три вещи по поводу всего, что касается «Норд-Оста».
       Во-первых, что власть сделала все, что могла, и поэтому — «хватит наконец!».
       Во-вторых, что «мы одержали победу над международным терроризмом» и это победа с официальными героями, а вовсе не поражение с жертвами, требующими ежедневного внимания, и поэтому помогать тем, кто пострадал, личное дело тех, кто пострадал, а не власти.
       В-третьих, она, власть, сосредоточивает свое внимание не на том, что позади, а на том, что впереди, — и до поры до времени такой дорогостоящей игрушкой «вопреки» было возрождение мюзикла, загубленного терактом.
       То есть всячески побеждала идеология, а не факты. И поэтому началось время мифов — на том месте, где общество должно было получать информацию. И именно отсюда все проблемы с «сорока умершими»... Никто фактически ничего точно не знает, а усилий общественности для выяснения полной истины не хватает. Усугубляется это положение тем настроением, с каким работала (и работает) так называемая межведомственная (с представителями всех силовых ведомств) группа по расследованию трагедии, созданная при Московской городской прокуратуре. Следователи трудятся прежде всего идеологически, собирая информацию и интересуясь ею лишь в соответствии с официальной версией случившегося. Не могу не вспомнить, как допрашивали лично меня в качестве свидетеля однажды, и это было почти смешно: сотрудник ФСБ старший лейтенант Алимов записывал только те факты, которые «вписывались», а те, которые могли внести диссонанс, в протокол не включал. О похожих селекционных приемах работы норд-остовской следственной группы на допросах рассказывали и некоторые бывшие заложники.
       Так получилось то, что мы имеем теперь. Власть, не желая огласки, как и что «там было», и, главное, не имея планов отвечать обществу на многие принципиальные вопросы, возникшие в связи с проникновением в Москву столь большого и хорошо вооруженного отряда террористов, делает вид, что «все отлично», и тем самым поощряет одно только мифотворчество. Многие бывшие заложники на этом фоне сознательной государственной лжи живут просто ужасно — на грани суицида, и это чистая правда. При этом состояние их, не вписывающихся в официальную концепцию «победы, а не поражения», стало проблемой исключительно их друзей и родных. У одного после газа парализована нога, у другого не действует рука, а в документах, подтверждающих инвалидность, врачи-трусы, которым на сей раз не дали отмашку быть честными, штампуют нордостовцам: «бытовая травма». И несчастных эта преднамеренная ложь загоняет в нравственный тупик все дальше и дальше. Семьи погибших — в том же положении, многие не знают, за что зацепиться, чтобы выжить, не имея ответа, за что погиб их сын, муж, брат, отец... Их психологическая реабилитация — также дело их собственных рук. Часть кочует из больницы в больницу. И там они еще лучше понимают, до какой степени неинтересны их страдания стране.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera