Сюжеты

ВОЙТИ В ТЕКСТ, КАК В КАФЕ «РОТОНДА»…

Этот материал вышел в № 31 от 05 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Михаил Герман. Парижская школа. — М.: Слово/Slovo, 2003. — 269 с. Персонажи новой книги известного историка искусства — Пикассо, Брак, Хуан Грис, Вламинк, Дерен, Матисс, ван Донген, Бранкузи, Цадкин, Архипенко, Шагал, Сутин, Кислинг,...


Михаил Герман. Парижская школа. — М.: Слово/Slovo, 2003. — 269 с.
       
       Персонажи новой книги известного историка искусства — Пикассо, Брак, Хуан Грис, Вламинк, Дерен, Матисс, ван Донген, Бранкузи, Цадкин, Архипенко, Шагал, Сутин, Кислинг, Купка, Мондриан, Соня и Робер Делоне, Маревна и Диего Ривера, Мария Васильева, Александра Экстер, Сюзанна Валадон и Утрилло, Модильяни, Де Кирико, Фужита, Марсель Дюшан, Ман Рэй... Их вдохновители, истолкователи, критики: Лео и Гертруда Стайн, Жарри, Аполлинер, Макс Жакоб, Кокто, Тцара. И парижские маршаны, и хозяйки салонов 1900—1910-х, и московские коллекционеры, и натурщица Кики.
       
       В списке персонажей — «гении места» Монмартра и Монпарнаса: из их помятых шляп сюжет извлекает на мгновение дома Бато-Лавуар и Улей, кабаре «Проворный заяц» и кафе «Ротонда», театрики улицы Гетэ, «Поцелуй» Бранкузи, установленный на Монпарнасском кладбище, на могиле русской студентки Татьяны Рашевской (она покончила с собой из-за любви к молодому врачу-румыну, соотечественнику скульптора), окна ателье фотографа Эжена Атже, летописца Парижа начала ХХ века, скандал на премьере «дягилевского» балета «Парад» (1917) Сати — Пикассо — Мясина — Кокто...
       «Парижская школа» родилась в «городе совершенно особом, который, как живое существо, сам играл глубоко личную и принципиальную роль в движении искусства ХХ, как, впрочем, и ХХI века. И Париж... — во всяком случае, для автора — один из главных, а возможно, и главный герой этой книги».
       Монографии Михаила Германа о Ватто, Домье, Хогарте, Шагале, Кандинском напоминали дома-музеи: фигура художника и его время заполняли 300—500 страниц плотного и яркого текста. «Парижская школа» переполнена персонажами, шумом реплик, клочьями монологов — как вышеупомянутая «Ротонда» в час заката. Идет диалог всех со всеми, каждый входит в текст, как в зал кафе, — с громоздкой, но нераскрытой папкой этюдов своей судьбы и легенды.
       Автор держит в памяти сотни источников (от Гертруды Стайн до эссе Бердяева о кубизме, от прозы Дос-Пассоса до очень точных суждений Сурикова о Пикассо, записанных Волошиным). Он вынужден на ходу, продвигаясь в толпе между столиками фовистов, кубистов, заезжих лучистов и воинствующих дадаистов, точной репликой представлять читателю каждого, надеясь, что их знакомство продолжится. Но карнавальная спрессованность талантов, идей и событий в малом времени и пространстве — черта самой Парижской школы.
       «Вероятно, впервые в истории живопись существовала только во имя себя самой и, опьяненная счастьем творить, не думая ни о сюжете, ни об идее, сотворяла мир чистых и яростных, используемых в своем «изобилии» (Сезанн) цветов, искавших гармонии только с плоскостью холста, а не с идеей...» — пишет Герман. Вот они: Грис из музеев Нью-Йорка и Филадельфии, великолепные «Мосты Парижа» Экстер и «Красная лестница» Сутина из частных собраний, бронза Ханы Орловой, «Норд-Сюд (Парижское метро-экспресс)» футуриста Северини из музея Турина, чудесные работы Тзагухару Фужита из музеев Лиона и Канна, полотно Маревны «В честь друзей с Монпарнаса» (1915) (это вереница портретов: Модильяни, Макс Жакоб, Диего Ривера, Кислинг, Сутин, Эренбург). Многочисленные репродукции служат в книге бумажным знаком золотого запаса, рассеянного по миру.
       Комментарии автора — самоценны. Вот абзац о Бранкузи: «Начало мира (1924, бронза, Оттерло, Музей Кроллер-Мюллер): по сути дела, это просто вылепленное и отлитое в бронзе яйцо. Но поверхность, балансировка, таинственные соотношения пропорций таковы, что... этот наполненный одновременно абсолютным равновесием и внутренней взрывной силой объем ощущается до предела спрессованным, готовым образовать целую галактику миром, «сверхтяжелой звездой», «абсолютным нулем»... грозным и прекрасным, таинственным, овеществленным в бронзе».
       Не такова ли и Парижская школа: весна священная искусства Новейшего времени, мощные цвета первых минут после взрыва галактики фигуративного видения, разорванность мира (но еще не пустота!), искривленные взрывом сознания (и оттого особо острые) линии, сверхвысокие температуры душ, предчувствие тьмы, холода, вакуума?
       ...Здесь Сюзанна Валадон едет в ателье в коляске, запряженной мулами. (По тем же улицам уже карабкается вверх рейсовый автобус — «монмартробус».) Здесь полицейский Леон Замарон, курирующий иностранцев, так втягивается в жизнь подведомственных нищих «монпарно», что покупает их полотна (и оставляет очень неплохую коллекцию Модильяни, Сутина etc.).
       Здесь Марсель Дюшан на поле Авиасалона 1914 года говорит Бранкузи: «...Живопись кончилась. Кто может сделать нечто лучшее, чем этот пропеллер?». Здесь поэт Андре Сальмон называет Монмартр «родиной, извлеченной из небытия».
       Из драгоценных мелочей, из точных наблюдений, из таких цитат, как строка Бодлера «Я говорил, что у каждой эпохи есть своя осанка, свой взгляд и свой жест», из дворов, окон и теней Парижа состоит «Парижская школа».
       Хронологически М.Ю. Герман мог бы быть студентом Павла Муратова. Неэвклидова логика русской истории ХХ века сего не допустила. Тем не менее он — «писатель об искусстве» муратовской школы.
       Но лучшей книгой Михаила Германа все же стали его 700-страничные воспоминания «Сложное прошедшее» (СПб.: Искусство, 2001) — плотный, полный деталей документальный роман о 1930—1980-х, жесткая и печальная хроника самовоспитания, путевой дневник полувекового бегства из Страны Советов, граница которой лежит внутри нас — и каждый ее переходит сам.
       Мемуары эти так весомы, что теперь и искусствоведческие книги Германа притягивают — как новый текст именно этого автора, непрямое дополнение к «Сложному прошедшему».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera