Сюжеты

Э-ЭХ, ПОЙ, ЗВЕНИ, МОЯ ФАНЕРА, РАЗГОВАРИВАЙ!

Этот материал вышел в № 31 от 05 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Сначала был шум. Неслось отовсюду: вот подождите, такое увидите, чего еще никогда не видели! Ой как будут петь! А как будут подпевать! А плясать, думаете, не будут? Будут и плясать! И будет это долго, громко, без обмана. Да чего там,...


       
       Сначала был шум. Неслось отовсюду: вот подождите, такое увидите, чего еще никогда не видели! Ой как будут петь! А как будут подпевать! А плясать, думаете, не будут? Будут и плясать! И будет это долго, громко, без обмана. Да чего там, посмотрите сами рекламный ролик: видите, какие прямо-таки толпы на сцене! Вон как они все враз — у-ух! А этот, а этот-то, тонким голосом и зажмурившись… а-а? И все это у вас, прямо здесь. Только два раза! Так что торопитесь обеспечить себя входными документами. А вслед надвигается еще гастроль, вообще уже мирового класса! Об этом чуть позже, а пока к нам, к нам!
       Народ пришел. Не из-под палки, нет! Сам пришел. Сколько было мест (а мест было достаточно!) — все заняли. Одного мороженого съели перед началом одиннадцать кубов! Да пива без счету. Даже тончайшим образом нарезанную осетрину по каким-то утрированным ценам — и ту расхватали и умяли. Одно слово — УГАР! УГАР и ВОСТОРГ ОЖИДАНИЯ.
       И вывалилось на сцену, украшенную лентами и бантами, человек (чтоб не соврать) тридцать. И все с инструментами. Довольно ловко расселись и уставились в пюпитры. А микрофонов на сцене… как одуванчиков на поляне в июне! Вот куда ни плюнь — везде микрофон. Ну, оно и понятно, при музыке первое дело — это звук!
       Сменился свет, выскочил дирижер — и как вдарили во все тяжкие по инструментам! Аж уши заложило! Нет, буквально как будто тебе со страшной силой дали по уху. А потом по второму. И больно, и приятно! А тут с обеих сторон потекли из-за кулис подпевалы. А за ними и сам солист, и его приспешники. Зал ахнул! Немного жаль, что у долгожданного поперек лица какая-то черная запятая. Не понять что к чему. С дальних рядов даже голос был: «Что это у него с мордой?». Но потом разобрались — тоже микрофон, но приспособленный непосредственно ко рту — для лучшей нюансировки голоса.
       Спели первую песню для разогрева, поводили руками по воздуху, швырнули на сцену первый десяток букетов. Долгожданный и говорит публике: «Дорогие друзья! Вот мы и встре… … му что… чень люблю. Много я об… …вал за грани… …но нигде нет такой замеча… ублики, как вы…»
       Вот те раз! Микрофон-то, который надет прямо на голову, не тянет. Слабый контакт! Что ж это будет, концерт-то весь впереди?! Пошла вторая песня. Лирическая. Скрипочки запели тягуче. Замычали виолончели. И голос певца — сильный, но (как сказано у классика) довольно противный — стал немного мягче. Тут не дай бог если опять микрофон забарахлит — все будет испорчено.
       Однако, прямо на удивление, благополучно дотянули до конца. Ну цветы, овации, топанье и даже одобрительный свист. Певец переходит на простую человеческую речь и говорит: «Спаси… … …собственно песни о люб… …нщина для мужчин… … чу посвятить всем… нщинам… … … деюсь, подхватите… пев!» Короче, понятно? Опять что-то не контачит: то ли микрофон, то ли динамики; и личное послание кумира, так сказать, МЕСЕДЖ, доходит до нас в каком-то неполноценном, искалеченном виде.
       Чудеса! Вот хотите верьте, хотите — нет, но задорная песенка с дивным припевом:
       
       Коричневый рояль,
       Играй, как балалайка!
       Собака на дворе,
       Полай-ка мне, полай-ка!
       
       Так вот, песенка эта прошла без сучка без задоринки. Оркестр наяривал, дирижер оборачивался к залу, улыбался во всю пасть, палочкой указывал массам, когда вступать; и все «…нщины» и даже некоторые «мужчи…» подхватывали со счастливыми лицами:
       
       Коричневый рояль…
       
       Солист говорит: «Ну вот, я сча… … мы все вме… перь я ис… …вно полюбившуюся … ашей публи… есню… зитора ея… …ского …щу, маэстро!»
       Мы уже и удивляться перестали. Льется и звучит песня. Как речь — так аппаратура не тянет, как музыка — полный порядок. И тогда у некоторых (у меня, к примеру) стукнуло в голову подозрение: а ну как это РАЗНАЯ аппаратура? Одна, понимаете, воспроизводит то, что сейчас происходит; и она работает неудовлетворительно — отсюда все затыки. А другая воспроизводит то, что давно записано на пленку, — она получше. Да и задача легче — крути, как говорится, пластинку, как на дешевой танцплощадке. Только зачем же тогда столько народа на сцене? Да и цены, прямо скажем, с танцплощадкой не сравнишь. А в это время дирижер эдак властно указал рукой — и громко зазвучали трубы, тромбоны и прочая медь. Глянули мы — батюшки-светы! — а на сцене труб-то никаких нет, сплошные струны! Кто же это задудел? И кто же это поет? А если, в другом случае, выступают электронные инструменты, то вообще не разберешь, кто играет, кто дурака валяет и откуда звук идет. А мы-то, дураки, чего тут собрались?
       Это явление называется «фанера». Видимо, чтобы не сказать «фальшивка». И большого внимания заслуживает заявление по телевидению певца Иосифа Кобзона (который, кстати, никогда «фанерой» не пользуется, а поет собственными связками), что «фанера» приносит НЕСМЕТНЫЕ ДОХОДЫ, являясь обманом как публики, так и налоговых органов. И вот думаешь: что за чертовщина? Как обман — так несметные доходы. Как без обмана — так доходы меньше, а то и вовсе фиг с маслом! Некоторые говорят, что это, дескать, «переходный период». Переходный — куда?
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera