Сюжеты

САХАЛИН: КАРТЫ, ДЕНЬГИ И СТВОЛЫ

Этот материал вышел в № 32 от 08 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В разработке нефтяных богатств Дальнего Востока принимает участие компания, замешанная в скандале с контрабандой оружия Лет тридцать назад, во времена героического освоения нефтяного Севера, разработка разведанных месторождений начиналась...


В разработке нефтяных богатств Дальнего Востока принимает участие компания, замешанная в скандале с контрабандой оружия
       

   
       Лет тридцать назад, во времена героического освоения нефтяного Севера, разработка разведанных месторождений начиналась с десанта строителей и лесорубов. Сегодня главным признаком очередной начинающейся «великой стройки» становится учреждение нового «нефтяного» офшора. Иногда, правда, как в случае с сахалинским проектом, свободный от налогов партнер подбирается заранее.
       К примеру, компанию Trade Concepts Ltd (TCL), ставшую фактически «офшором» государственной «Роснефти», нельзя назвать обычной «дочкой» крупного предприятия, созданной для увода прибыли за рубеж. Скорее, это TCL воспользовалась «Роснефтью» для переориентации своих финансовых потоков. Во всяком случае, совсем недавно эта компания, учрежденная в безналоговом Нью-Джерси бывшим сотрудником «Киевнаучфильма», а ныне международным предпринимателем Дмитрием Стрешинским, оказалась в самом центре громкого скандала, связанного с незаконной торговлей оружием во время войны в Югославии. Теперь, как полагают некоторые аналитики, часть денег, заработанных на поставках оружия, может быть отмыта в отечественной «нефтянке»
       
       Винтовки для «братьев-славян»
       Всеядность — типичная болезнь большинства начинающих предприятий. Компанию Trade Concepts Ltd., нынешнего сахалинского партнера «Роснефти», в начале девяностых учредила фирма «Корпорация Синтез», которая, помимо торговли нефтепродуктами, занималась на заре реформ массой других дел, включая звукозапись. Для удобства финансовых проводок, или, говоря проще, вывода части денег из-под невыносимого бремени российских налогов, «Синтез» обзавелся дочерними структурами, расположенными в свободных экономических зонах. Кроме зарегистрированной в Нью-Джерси TCL, у «Синтеза» имелись и другие офшоры: кипрско-панамская компания Global Technologies International (GTI) и ее филиал на Украине Global Technologies Ukraine.
       Совмещать торговлю нефтью с производством звукозаписи — занятие, по меньшей мере, странное. Вполне логично, что в 1996 году «Корпорация Синтез» благополучно развалилась, а ее учредители разошлись. Имущество поделили мирно. Одному из совладельцев, Александру Жукову, досталась фирма «Синтез-ойл», владеющая Одесским НПЗ. Второй партнер по бизнесу, Леонид Лебедев, получил российский филиал «Корпорации Синтез», и одно время его персону даже рассматривали в качестве наиболее вероятной кандидатуры на пост главы компании «Славнефть». Третий совладелец развалившегося предприятия, молодой предприниматель Марк Гарбер, после гибели «Синтеза» сделал впечатляющую карьеру: вначале возглавил московское представительство United City Bank, а потом стал вице-президентом компании Fleming Family and Partners.
       Чем конкретно занялся четвертый коммерсант, Дмитрий Стрешинский, для многих оставалось загадкой ровно до тех пор, пока в октябре 2001 года его не обвинили в организации незаконных международных поставок оружия. Судя по многочисленным публикациям в российских и зарубежных СМИ, история с предпринимателем случилась неправдоподобно детективная. Оказывается, еще в 1994 году, во времена расцвета безвременно почившей «Корпорации Синтез», натовским миротворцам удалось задержать морское судно, груженное оружием. На допросе выяснилось, что направлялись моряки-«оружевозцы» из Украины в воюющую Хорватию. Проверив накладные на смертоносный груз, западные военные заподозрили, что сертификаты поставщиков — «дочек» «Корпорации Синтез», компаний GTI и GTU — были подложными.
       
       Бригада
       К мафии на Апеннинском полуострове относятся серьезно. Расследованием деятельности «Синтеза» занялись спецслужбы Италии. По мнению коллег комиссара Каттани, роли в русско-украинской команде контрабандистов распределялись следующим образом: договаривались о поставках Стрешинский и Жуков, а «отмыв» криминальной выручки шел через компанию Trade Concepts Ltd. Гарбера и Лебедева. А тут еще открылось, что в свое время на счет Trade Concepts Ltd. в австрийском банке Bawag поступили 845 тысяч долларов от компании GTI, что составляет примерную стоимость партии оружия, аналогичной той, которую арестовали натовцы у берегов Хорватии. Доказательств для ареста хватало: Стрешинский вскоре был пойман во Франции, его деловые партнеры объявлены в международный розыск.
       Мафия из отечественных бизнесменов получилась никудышная: обета молчания у нас не придерживаются, а российские «понятия» куда мягче итальянской «омерты». Оказавшись на допросе, Дмитрий Стрешинский моментально «сдал» коллег, а заодно — нескольких представителей высшей украинской власти, включая секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Евгения Марчука. И был готов «колоться» дальше, но политкорректные итальянцы по непонятным причинам «отыграли назад». В результате сознавшийся во всем Стрешинский отделался условным сроком, а задержанного было Жукова сразу же отпустили на волю. Разыскные дела Лебедева и Гарбера прекратили вовсе. «Судья, — как потом прокомментировала это странное решение местная пресса, — не нашел в действиях господина Гарбера ничего предосудительного…».
       
       Друг всегда уступить готов
       Тщательность подбора деловых партнеров в конечном итоге определяет репутацию компании. Правда, в случае с Марком Гарбером «Роснефти» особо выбирать не приходилось. У единственной в России крупной государственной нефтяной компании связь с заграничной Trade Concepts Ltd., можно сказать, генетическая. Видите ли, дело в том, что нынешний руководитель «Роснефти» Сергей Богданчиков в свое время был прямым начальником одного из совладельцев TCL Марка Гарбера. Кроме того, по мнению некоторых аналитиков, именно Гарберу в числе других Богданчиков обязан назначением на пост главы «Роснефти».
       Руководитель крупной государственной нефтяной компании в эпоху всеобщей приватизации — фигура компромиссная. Сама «Роснефть», разоренная бестолковым «командованием» незадачливых предшественников Сергея Богданчикова, к тому времени, как говорится, созрела для приватизации. За контроль над ней боролись несколько мощных финансово-промышленных групп. Среди сторонников главного сахалинского нефтяника и претендента на пост главы компании «Роснефть» Сергея Богданчикова заметно выделялся консорциум зарубежных банков, куда входили среди прочих Flemings и UCB Марка Гарбера. Иностранцы знали, за кого боролись: практически все участники консорциума ранее работали вместе с Сергеем Богданчиковым над нефтяными проектами «Сахалин-1» и «Сахалин-2» в его бытность генеральным директором «Сахалинморнефтегаза». Причем Марк Гарбер сотрудничал с тогдашней компанией Богданчикова, не отрываясь от разгоравшегося «оружейного» скандала.
       Рынок не склонен к сантиментам. За поддержку всегда приходится платить. Как писал потом журнал «Нефть и капитал», «при скупке акций дочерних компаний на вторичном рынке «Роснефть» активно пользовалась услугами компаний, близких к Марку Гарберу, главе российского представительства инвестиционного банка Flemings UCB и старшему партнеру фонда Fleming Family & Partners…»
       Затея была проста: Сергей Богданчиков попытался выдавить сторонних акционеров, фактически обесценив акции «дочек». На скупку ценных бумаг «Пурнефтегаза», «Краснодарнефтегаза» и родного для Богданчикова «Сахалинморнефтегаза» было потрачено, судя по официальным данным «Роснефти», более 490 миллионов государственных долларов, что, по мнению экспертов, вполне сопоставимо с капитализацией всех этих компаний на тот период. Сколько бюджетных денег при этом осело в финансовых структурах Гарбера, отчет «Роснефти» умалчивает. Хотя, может быть, и немало… Или осело что-то другое… А иначе — к чему весь сыр-бор?
       
       Островитяне
       Помочь другу, главе государственной компании, обанкротить миноритарных акционеров собственных дочерних структур — занятие не слишком прибыльное. Другое дело — обеспечить себе беспрепятственное участие в непосредственной нефтедобыче. Тем более что в отличие от давно поделенных месторождений Сибири в распоряжении предельно дружественной Гарберу «Роснефти» оказался новый богатейший нефтяной район.
       По мнению специалистов, нефтегазовый потенциал шельфа Сахалина огромен: только извлекаемые ресурсы углеводородов сопоставимы с разведанными запасами нефти и газа всего зарубежного Дальнего Востока и Юго-Восточной Азии.
       Желающих поучаствовать в разработке новых месторождений всегда хватало с избытком. «Новая газета» уже писала о недавнем скандальном решении Министерства природных ресурсов, практически вне конкурса отдавшем «Роснефти» богатейший Венинский блок сахалинского шельфа. Тогда, по мнению наблюдателей, на единственную воспротивившуюся произволу «Сахалинскую нефтяную компанию» было оказано серьезное давление.
       Зато для Марка Гарбера никаких проблем с участием в разработке нефтяных богатств Дальнего Востока не возникло. Компания «Сахалинморнефтегаз», где он был в свое время членом совета директоров, значится в числе главных участников проекта «Сахалин-1». Контрольный пакет акций этого предприятия принадлежит предельно дружественной Марку Гарберу «Роснефти», а 14% — все той же «оружейной» компании Trade Concepts Ltd.
       В приличных казино есть замечательное правило: туда не пускают подозрительных игроков. К сожалению, на российский рынок нефти жесткие порядки игорного мира не распространяются. Иначе тесное партнерство государственной нефтяной компании и фирмы, совсем недавно проходившей в качестве фигуранта уголовного дела о незаконной торговле оружием, было бы невозможно. Тем более когда на кону — благополучие целого российского региона.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera