Сюжеты

ДЕТСКАЯ ОЖИДАННОСТЬ

Этот материал вышел в № 33 от 12 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Национальная команда, составленная из молодых хоккеистов, не оправдала надежд тренера и не вышла даже в полуфинал Пресс-центр хоккейной арены в финском городе Турку поздним вечером 7 мая напоминал настоящий сумасшедший дом. Казалось, у...


Национальная команда, составленная из молодых хоккеистов, не оправдала надежд тренера и не вышла даже в полуфинал
       
       Пресс-центр хоккейной арены в финском городе Турку поздним вечером 7 мая напоминал настоящий сумасшедший дом. Казалось, у многих журналистов действительно «поехала крыша»: около подвешенных к потолку мониторов столпилось огромное количество людей. Не в силах сдержать эмоции, они постоянно толкали друг друга, хватались за головы (как свои, так и чужие), дергали соседей за рукава пиджаков и рубашек, рискуя оторвать их напрочь. Всему виной – хоккей... В Хельсинки играли Финляндия и Швеция – и такого искрометного хоккея не было давно и, уверен, не будет еще долго. Зрелище получилось фантастическое, игра – потрясающая. Шведы сумели выйти из практически безнадежного положения: уступая 1:5, все-таки вырвали победу – 6:5!
       Можно только представить себе, что творилось в тот момент на переполненных трибунах «Хартвалл-арены»! О реакции шведских болельщиков и говорить излишне – финские же испытывали смешанные чувства. С одной стороны, побывали на ТАКОМ матче – они же потом внукам своим будут об этом рассказывать! С другой — так уверенно вести в счете – и вдруг проиграть? Таксист, на следующий день подвозивший меня, на вроде бы невинный вопрос, смотрел ли он вчерашнюю игру, скривил физиономию: «У-у-у, не хочу говорить об этом. Мало того, что для нас шведы – принципиальные соперники, так теперь они над нами еще и смеяться все время будут. Так опозориться…»
       Можно теперь понять, что испытывали находившиеся в Турку журналисты! С нескрываемым восхищением и даже завистью глазели они на экраны мониторов, на которых творилась история. Им же самим похвастать было нечем. Если поединок Финляндия – Швеция запомнят навсегда, то матч Чехия – Россия, который проводился в Турку, очень скоро выветрится из памяти. В нем предрекали очередную схватку титанов, но на деле борьбы не получилось. После того, как под занавес второго периода счет стал 3:0 в пользу чехов, никаких сомнений в их победе уже не осталось. Спасти нашу сборную от досрочного вылета с чемпионата могло, наверное, только одно: «полная перезагрузка компьютера» – так, как это, к примеру, произошло на прошлом чемпионате мира в Швеции. Увы, второго подряд чуда не случилось – оказалось, что мы просто не можем найти нужной кнопки на панели этого агрегата.
       А ведь перед стартом турнира, да и в первые его дни, руководством были продекларированы высочайшие цели: будем бороться за чемпионский титул, основная же цель – попасть в призовую тройку. Тогда в словах тренеров и игроков сквозила абсолютная уверенность в том, что им это по плечу. Да и нам подобное настроение передавалось: уж очень хотелось верить в то, что наша талантливая молодежь, выигравшая в своих возрастных категориях не один десяток турниров, сумеет сразу же проявить себя на взрослом уровне. Это был своего рода эксперимент: смогут – не смогут. Не смогли. И в этой связи, конечно, все шишки достаются главному тренеру.
       Плющев в своей работе привык опираться на людей проверенных. Человеческий фактор, психологическая совместимость – для него едва ли не основные понятия. Вот и получается, что пригласил он тех, кого знал лучше всего, на кого мог опереться, по крайней мере на первых порах. Вместе с тем Ковальчук, Фролов, Сапрыкин, Архипов за год-два, проведенные в НХЛ, уже успели перестроиться, переучиться на заокеанский лад. И вернуться к тому комбинационному хоккею, который проповедовал Плющев, восстановить на площадке наработанные годами связки — для них уже большая проблема.
       Команда фактически оказалась расколота на две разнородные группы, разговаривавшие между собой на разных языках. Тот самый комбинационный заводной хоккей временами получался лишь у пятерки Зиновьева, целиком составленной из игроков российского чемпионата. А, скажем, звено Дацюка, самое сильное в нашем составе, все время сбивалось на индивидуальную игру. С него брали пример и остальные, что, конечно, не могло пойти на пользу общему делу. В такой ситуации очень многое зависело от настроения лидера команды, которым все не без основания считали Илью Ковальчука. И именно Ковальчук своей игрой фактически похоронил все надежды на то, что сборная заиграет в коллективный умный «советский» хоккей.
       Слов нет, хоккеист он замечательный, технарь, каких мало, но порой складывалось впечатление, что он в одиночку хочет растерзать команду соперника. Временами получалось, и, глядя на него, такой подвиг пытались повторить другие. Например, партнер Ковальчука по звену Игорь Григоренко. В той сборной, которая блистала в Еврохоккей-туре, он был настоящим лидером. Играя же рядом с другим ведущим игроком, Ковальчуком, Григоренко потерялся, а во второй половине чемпионата и окончательно «растворился» на фоне одного из лучших снайперов последнего регулярного чемпионата НХЛ. Возможно, ошибкой было ставить их вместе, в одно звено – скорее всего, в другом атакующем сочетании Григоренко не растерял бы лучших качеств. А так получилось, что один лидер элементарно «съел» другого.
       Временами складывалось ощущение, что раскол существует не только на льду, но и вне его. Впервые оно появилось во время матча с Латвией, когда российская сборная вдруг поразила полным отсутствием эмоций и желания. Тогда это можно было списать на недостаточный настрой: все-таки Латвия – далеко не гранд мирового хоккея. В играх с канадцами и чехами настрой вернулся, но сложившегося в первых матчах ощущения, что эта команда при желании может обыграть любого соперника, уже не было и в помине.
       В советские времена наши сборные были сильны еще и тем, что действовали по мушкетерскому закону: один за всех – и все за одного. И когда каждый начал играть сам за себя, это неприятно удивило. Тщетно пытался докричаться до ребят в первых матчах второго этапа Владимир Плющев. Но потом и он сник. В заключительных играх с Канадой и Чехией всегда эмоциональный и импульсивный тренер все 120 минут простоял на скамейке, не вымолвив практически ни одного слова. Никогда еще журналисты не видели Плющева во время матча настолько молчаливым и погруженным в себя. Удивительная метаморфоза, которая еще более усилила впечатление, что в команде что-то было не так. До этого Плющев всегда находил возможность что-то изменить в игре одним восклицанием, гневной тирадой, энергичным взмахом руки. Для молодежи тренерское слово – непреложный закон.
       Но те, кто играл год-два назад в плющевской «молодежке», сегодня молодежью (по крайней мере в собственном восприятии) уже не являются. Теперь это уже вполне взрослая команда, многие из которой выступают в известнейших клубах мира и зарабатывают в сотни раз больше, чем их главный тренер. Криком от них уже ничего не добьешься. Здесь нужны другие способы общения. И беда Плющева — в том, что для него за эти год-два ничего не изменилось, что в его сознании ребята остались теми же мальчишками, вместе с которыми он брал разные хоккейные крепости. А вот для самих ребят мир, который их окружает, уже совершенно другой, абсолютно не похожий на тот, что был раньше. И нужно им сейчас нечто другое. То, что такой талантливый, но все-таки молодой тренер, как Плющев, дать, видимо, пока не может…
       

       специально для «Новой газеты»,
       Тампере – Турку – Хельсинки

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera