Сюжеты

Александр БОВИН: ЧЕРЕЗ 50 ЛЕТ КИТАЙ ОБОЙДЕТ АМЕРИКУ

Этот материал вышел в № 34 от 14 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ЧЕРЕЗ 50 ЛЕТ КИТАЙ ОБОЙДЕТ АМЕРИКУ В жизни каждой страны, как и человека, наступает момент, когда выбор дальнейшего пути становится задачей первоочередной важности. Похоже, что для России такой момент наступил после войны в Ираке. По...


ЧЕРЕЗ 50 ЛЕТ
КИТАЙ ОБОЙДЕТ АМЕРИКУ

       

   
       В жизни каждой страны, как и человека, наступает момент, когда выбор дальнейшего пути становится задачей первоочередной важности. Похоже, что для России такой момент наступил после войны в Ираке. По мнению бывшего посла России в Израиле профессора Александра БОВИНА, главным ресурсом нашей страны в изменившемся мире должен стать “человеческий капитал”.
       
       – Америка победила. Послевоенный мир — однополюсный?
       — Да. Но он квазиоднополюсный. Потому что Америка, хотя она, безусловно, “сверх”, все же смотрит по сторонам. Одним глазом — на Пекин, другим — на Москву, третьим — еще куда-нибудь... Так что почти однополюсный мир.
       Протест против такого мира наши политики и генералы, завязшие в прошлом веке, выражают в следующем: “Нам надо собрать антиамериканские силы и выстроить альтернативный центр силы, чтобы уравновесить мировую систему”. То есть вернуться к тому двухполярному миру, который был во время “холодной войны”. Чудовищная мысль — вернуться к “холодной войне”. И, слава богу, неисполнимая.
       Тенденция другая — дело идет к образованию мира многополярного, многополюсного. Через пятьдесят лет Китай обойдет Америку. Индия будет слабее Китая, но, возможно, посильнее, чем США. Бразилия, Индонезия окажутся на уровне Америки. Надеюсь, как неисправимый оптимист, что в число центров силы войдет Россия...
       Это будет мир международных олигархов. Именно они, эти центры силы, будут обеспечивать стабильность мирового порядка. Но мы знаем: чем больше независимых элементов в системе, тем труднее ее удержать в равновесном состоянии. Значит, потребуется сильная международная организация. Нынешняя ООН, “восьмерка” — это ее прообразы. Равные международные субъекты будут вынуждены находить компромисс.
       — Что должна сделать Россия, чтобы стать одним из полюсов будущего многополюсного мира? Сегодня мы явно на такую роль не годимся...
       — Россия должна выбраться из того болота, в которое ее завели сначала коммунисты, а потом — антикоммунисты. Россия должна понять, что нет никакого “русского пути”, как нет пути китайского или американского. Есть один-единственный путь — либерально-демократический, при всем разнообразии культурных тонов и полутонов. Если Россия выбьется в это будущее, если она перестроит экономику на современный лад, если она сумеет вписаться в глобализационные процессы, тогда мы займем достойное место в многополюсном мире. Ну а пока мы еще на стадии споров: куда идет Россия. Много тактики, мало стратегии.
       — Совсем недавно президент достаточно четко сказал, что путь России — на Запад.
       — “Путь на Запад” — это не стратегия. Это общие слова. Можно идти на Запад в качестве сырьевого придатка Америки и Европы. А можно — как партнер. Мне представляется, что главное — не география: Запад или Восток, Север или Юг. Главное — что будет представлять Россия в качестве социально-экономического организма. К сожалению, до сих пор мы остаемся в плену нашей прежней экономической системы: добывающая промышленность добывала сырье и валюту, а обрабатывающая промышленность, десятилетиями работая на оборону, выносила за пределы живой экономики, сферы потребления, омертвляла огромное количество материальных ценностей. Необходимо принципиальное изменение структуры нашей экономики, превращение перерабатывающей промышленности в конкурентоспособную отрасль.
       Сегодня меняется само понимание экономики. Мы переходим в постиндустриальный мир. При новом типе экономики главную роль начинают играть не ресурсы, не деньги, а знания. Они становятся главным капиталом, двигателем экономического прогресса. Давным-давно Карл Маркс сказал: придет время, когда наука станет производительной силой. Это время пришло. Знания и люди, ими овладевшие, стали движущей силой экономического роста. И, соответственно, возрастает роль научного сообщества, системы образования, здравоохранения.
       — Значит, Россия, которую всегда отличали высокий уровень общего образования и традиция блестящих научных школ, сможет сделать рывок?
       — Именно “отличали”, а не “отличают”! За последние десять лет образовательный уровень упал, а научные школы, действительно блестящие, находятся в крайне печальном состоянии. Инвестиции в человеческий капитал — это же слезы! Давайте посмотрим на наш бюджет. Расходы на оборону — только на оборону — в два раза больше, чем совокупные расходы на образование, науку, культуру и медицину. Один пример: рядом с нами есть маленькая страна — Финляндия. Так вот она сейчас вкладывает в науку и образование гораздо больше денег, чем Россия. Процветающая Финляндия живет за счет экспорта наукоемких технологий. А мы продолжаем измерять экономический рост тоннами нефти и стали.
       Если взять расходы на науку, то процентов 70 идет на технические науки, процентов 20 — на фундаментальные, дальше идут медицинские, сельскохозяйственные науки. На гуманитарные отводится один процент, хотя сейчас без гуманитарных наук — экономической, политической — просто не обойтись.
       Боюсь, что люди, которые призваны сегодня руководить Россией, просто не в курсе дела. Трудно представить себе, что они знают современную литературу по экономике XXI века. А там для них могла бы открыться масса интересных вещей.
       Впрочем, оставим литературу. Есть элементарные вещи. Что значит “образование”? Это учителя, преподаватели. А какую зарплату они получают? Я где-то читал, что зарплата бюджетников сегодня в пять раз меньше, чем в сырьевых отраслях. Приведу простой пример. Мне нужно было поехать в Америку. У американцев теперь такой порядок: просят при получении визы указать зарплату. Моя зарплата как заведующего кафедрой в университете около восьми тысяч рублей. Прошу дать мне справку о зарплате. Справку дают. Из нее следует, что я получаю восемнадцать тысяч. Почему? Потому что стыдно сказать правду...
       — С самого начала было объявлено, что рынок — это система саморегулирующаяся, что он сам все расставит по своим местам. Сейчас выясняется, что невыгодно развивать образование?
       — Всему приходится учиться. На собственных ошибках. Кажется, мы уже поняли, что неолиберализм, доведенный до своего предела, превращается в абсурд. Да, конечно, рынок — это доминанта. Но — по крайней мере в наших нынешних условиях — сферы образования и здравоохранения, науки и культуры требуют просвещенного внимания государства. Только без глупостей. Без чиновничьего рвения.
       — Отсутствие стратегии развития — это недоработка или особенность российского правительства?
       — Мне трудно сказать. Я далек от власти. Возможно, просто не понимают, что к чему. Возможно, не хотят четко формулировать некоторые вещи. К примеру, сказать, что мы строим капитализм, хотя, надеюсь, с человеческим лицом. Правда, само слово “капитализм” уже обветшало. Точнее, мы “строим” постиндустриальное общество, общество частных собственников, где рыночное хозяйство должно быть “облагорожено” социальным законодательством.
       Когда мы голосовали за Путина, за неизвестного Путина, мы голосовали за надежду. В чем-то надежды оправдались. Во многом — нет. В общем, самому президенту есть о чем задуматься. Конечно, президент не может знать все и вся. Но он может окружить себя людьми, которые умнее его и знают больше. Есть ли вокруг нашего президента такая команда? У меня такое ощущение, что нет. Нет ярких личностей. Много “силовиков”. А по-моему, Кондолиза Райс покруче Иванова, хоть того, хоть другого...
       Куда мы пойдем — на Запад или Север, на Восток или Юг — зависит от того, что мы сами сделаем со своей страной. Сумеем мы вывести ее на орбиту современной экономики? Сможем ли мы превратиться в страну, которая занимается хай-тэком, а не качанием нефти и газа? Если мы сможем — тогда куда захотим, туда и повернем. Не сможем — тогда нас будут поворачивать: китайцы в одну сторону, американцы — в другую.
       — Прогнозы — вещь неблагодарная. Но все-таки, если политика власти не изменится, что нас ждет?
       — Вялотекущий кризис. Демографическая катастрофа, утечка умов и дальнейшая деградация России.
       Я оптимист — знаете, такой зоологический оптимист, то есть оптимист без мотивировки. Поэтому я отвергаю такую перспективу. Я все-таки уверен, что рано или поздно, но мы осознаем ситуацию, в которой находимся. Если не Путин, то это сделает другой президент, другое правительство.
       Я верю в Россию. В то, что она станет передовой, либеральной, демократической державой, одним из центров силы в многополюсном мире. Но для этого нам нужно меньше смотреть на Восток, меньше смотреть на Запад. Нужно больше смотреть на себя. Думать и работать.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera