Сюжеты

ДЕЛО ПРОМПАРТИИ

Этот материал вышел в № 34 от 14 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

За что в лукашенковской Белоруссии судят “красных директоров” В Верховном суде Белоруссии началось рассмотрение очередного громкого дела. Обвиняемый — директор Минского тракторного завода Михаил Леонов. Он же — президент Международного...


За что в лукашенковской Белоруссии судят “красных директоров”
       
       В Верховном суде Белоруссии началось рассмотрение очередного громкого дела. Обвиняемый — директор Минского тракторного завода Михаил Леонов. Он же — президент Международного клуба директоров, он же — лучший директор в номинации “Машиностроение” среди предприятий СНГ за 1997 год; он же — уважаемый работниками завода руководитель, он же, по слухам, — кандидат в президенты от “промышленной оппозиции”.
       Напомним, что первой жертвой лукашенковской мести стал знаменитый председатель колхоза “Рассвет” 73-летний Василий Старовойтов — трижды Герой Социалистического Труда, арестованный в ноябре 1997 года и два года отсидевший в тюрьме. Лукашенко лично, не поленившись приехать в “Рассвет”, обвинил Старовойтова в том, что тот слишком буквально воспринял реформы и провел акционирование колхоза, а также выстроил для колхозников санаторий в Крыму, открыл колхозный банк — словом, “злоупотребил властью”, как следовало из обвинительного заключения.
       “Злоупотребление властью или служебными полномочиями” — любимая белорусским руководством статья УК. Именно она чаще всего применяется в борьбе с “директоратом”. Плюс, конечно, — халатность, хищения в особо крупных размерах, содействие незаконной предпринимательской деятельности. В настоящее время идет суд над руководителем Белорусской железной дороги Виктором Рахманько. 22 мая будет оглашен приговор в отношении президента концерна “Белгоспищепром” Виктора Казеко. Ждет суда директор завода “Атлант” (Минский завод холодильников) Леонид Калугин. К слову, следствие по его делу закончилось еще 29 мая прошлого года. Дата суда не назначена до сих пор. Рахманько, Калугин, Леонов, Казеко — все они были арестованы вскоре после президентских выборов 2001 года.
       
       Первым был Калугин. После его ареста Лукашенко заявил, что на очереди еще десятка полтора директоров. Действия Лукашенко вполне можно понять: перед президентскими выборами 2001 года он изо всех сил клялся перед народом, что, если будет вновь избран, белорусская экономика уже на следующий день выйдет из кризиса. Экономика же благополучно двигалась в совершенно противоположном направлении, и остановить ее было уже не в президентских силах. Поэтому самым простым решением для Лукашенко было объявить виновными в экономической катастрофе директоров-ворюг. И осудить их по всей строгости. Чтобы народ знал: от президентского гнева не скроешься.
       Арест Михаила Леонова вызвал в обществе настоящий шок — Минский тракторный завод среди белорусских предприятий возвышался, как памятник Ленину на площади захолустного городка. Во всяком случае, в последние пять лет. Михаил Леонов возглавил Минский тракторный в 1996 году, когда завод переживал далеко не лучшие времена. В том же году завод впервые с начала девяностых вышел на прибыль и увеличил выпуск продукции на 8%. В 1997 году прибыль увеличилась втрое, а выпуск продукции — еще на 10%.
       Работать на тракторном стало престижно. Мало того: если раньше, до 1996 года, завод выпускал только тракторы мощностью 50—80 лошадиных сил, то с приходом Леонова, предложившего программу диверсификации, началось производство машин мощностью от 5 до 250 лошадиных сил. Благодаря новому директору тракторный завод освоил производство техники, никогда прежде в Белоруссии не выпускавшейся, — для лесоразработок, коммунального хозяйства, дорожных и подземных работ. В общей сложности за пять лет директорства вклад Минского тракторного завода в экономику Белоруссии составил 338 миллионов долларов (в виде налогов и платежей в бюджетные и внебюджетные фонды), а экспортная выручка — 700 миллионов долларов. Тем не менее 8 января 2002 года Михаил Леонов был арестован — ночью его сняли с поезда Минск—Москва во время остановки в Орше (это последняя остановка на белорусской территории). В Москву Леонов ехал на медицинскую консультацию…
       Обвинительное заключение занимает 84 страницы. Согласно обвинению Михаил Леонов в должности директора, используя свое служебное положение в корыстных целях, совершил “ряд преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких”.
       Первый пункт обвинения — соучастие в незаконной предпринимательской деятельности иностранных граждан в Белоруссии, “осуществлявшейся ими без государственной регистрации в составе организованной группы с целью сокрытия доходов и уклонения от уплаты налогов”.
       Звучит, конечно, устрашающе. К счастью, дальше все разъясняется: оказывается, Леонов попросту отказался от услуг отечественных производителей комплектующих деталей и дал распоряжение своим заместителям заключать с иностранными коммерческими структурами контракты на поставки импортных комплектующих деталей. Этими действиями директор, как следует из обвинения, противодействовал развитию отечественного производства. Словом, не встал грудью на защиту внутреннего рынка. Жаль, конечно, отечественного производителя, но любой нормальный директор при заключении такого рода контрактов ради собственного предприятия просто обязан смотреть не в паспорт производителя — ты соотечественник или нет? — а на качество этих самых комплектующих. Тут уже не до ура-патриотизма, чего категорически не хотят или не могут понять отечественные прокуроры (почему бы белорусам не заключить контракт на поставку в страну импортных прокуроров? К черту отечественного производителя — соблюдение законов дороже!..).
       Тот же ура-патриотизм правоохранительных органов послужил основанием для обвинения Леонова в хищении имущества МТЗ. К примеру: “В 1997—2000 годах Леонов М.В., злоупотребляя своими служебными полномочиями, неоднократно отдавал распоряжения своим заместителям Садовскому В.В. и Литошко И.В. заключать с компанией T.F.A. Marketing LLC договоры на поставку ПО “МТЗ” гидравлических шестеренчатых насосов марки НШ 32А-3 по ценам, значительно превышающим цены, по которым их могло поставить отечественное предприятие — Сморгонский завод оптического станкостроения”. (Кстати, сморгонские насосы оказались дешевле всего лишь в 1,17 раза.) В общем, покупайте белорусское, а не то окажетесь за решеткой. Лучший способ пропаганды отечественной продукции — сажать тех, кто предпочитает чужое качество. Не полюбят родное, так хоть испугаются.
       И, конечно же, какой директор сядет на скамью подсудимых без злоупотребления служебными полномочиями? Это, похоже, любимая уголовная статья сотрудников правоохранительных органов. Михаил Леонов, к примеру, в 1998 году, возвращаясь из Москвы поездом, купил билет в СВ вместо купейного вагона. А в 1999 году купил авиабилет Минск—Москва—Минск по тарифу бизнес-класса вместо экономического класса. И первое, и второе тяжкие преступления он совершил без разрешения министра промышленности… Казалось бы, о чем тут вообще говорить? Неужели у министра промышленности нет других забот, кроме как выслушивать звонки директоров заводов типа: “А можно я в Москву в СВ съезжу?”.
       Но, конечно же, главные козыри обвинения — сокрытие доходов и легализация преступных доходов. Итак: “21.07.1997 г. Леонов М.В. для аккумуляции денежных средств, начавших поступать к нему из различных побочных источников, открыл на свое имя в Commerzbank, г. Франкфурт-на-Майне, Германия, счет № 400/60211909”. Разумеется, налоговые органы не уведомил и разрешения Нацбанка Белоруссии не спросил. Именно на этот счет за период с 1997-го по 2002 год и поступило
       16 957 479,82 доллара. А дальше — легализация: “6.01.99 г. …снял со счета 221 000 долл. США, которые использовал на свои личные нужды и нужды семьи, легализировав подобным образом их.
       29.01.99 г. …снял со счета 733 000 долл. США, которые использовал на свои личные нужды и нужды семьи, легализировав подобным образом их”. Таких “съемов” в обвинительном заключении — 44. Но дело не в этой цифре, а в тех, что снимались со счета и “легализировались”. За один месяц потратить на нужды семьи почти миллион? Не прикупив ни яхты, ни “Феррари”, ни острова в океане? Странно звучит, честное слово. И вряд ли кто-нибудь, кроме следственной группы, в состоянии понять, на что можно за месяц потратить миллион “баксов” в Белоруссии, ничего серьезного не приобретая. Со счетом, конечно, история довольно темная. Но Михаил Леонов не признал счет своим. И, кстати, почерковедческая экспертиза не подтвердила подлинность подписи Леонова на документах в немецком банке.
       Ах да, еще одно тяжкое преступление, в котором обвиняется Леонов, — присвоение и растрата имущества ПО “МТЗ”. Завод купил своему директору мобильный телефон. После ареста Леонова проводившие обыск оперативники телефон не нашли. Таким образом, как следует из обвинительного заключения, Леонов М.В. его присвоил и растратил. No comments…
       Но слишком многое следствие оставило за кадром. К примеру, длительную борьбу Михаила Леонова с российским “Трактороэкспортом”, продававшим технику без предоплаты. Или предложение, которое он однажды внес в правительство: поскольку Белоруссия каждый год закупает зерно за границей, перечислять деньги на счет завода, а с покупателей тракторов получать зерно вместо денег — таким образом, и завод, и государство оставались бы в прибыли. Огромное количество коммерческих фирм, кормящихся зерновыми госзаказами, было крайне недовольно.
       И еще: Михаил Леонов предлагал схемы расчета тракторами за потребленные энергоресурсы. А в наше время соваться в энергозачеты — смертельная опасность. Таким образом, причины избавиться от Леонова были. Да и его намерение баллотироваться в президенты Белоруссии, которое, правда, так и не осуществилось. Леонов — это не профсоюзный Гончарик, провалившийся на выборах 2001 года. Директор тракторного завода по части популизма может дать нехилую фору Лукашенко. С той разницей, что лукашенковский “довыборный” совхоз был из отстающих, а Минский тракторный под руководством Леонова снова стал тем, что на языке клише называется “флагман экономики”.
       Впрочем, после ареста Михаила Леонова ситуация на заводе резко ухудшилась. Несколько раз на протяжении последнего года он останавливался. Склады заполнялись нереализованными тракторами. Кадровые потрясения и постоянное присутствие всевозможных проверяющих органов не добавляют благополучия заводу. Похоже, что скоро трактор “Беларусь” станет всего лишь одним из символов советской успешности и вскарабкается, кряхтя мотором, на пьедестал к иным символам иных эпох — атомной бомбе и Царь-пушке.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera