Сюжеты

КАМЕРА, КУДА НЕ БОЯЛИСЬ ПОПАСТЬ

Этот материал вышел в № 34 от 14 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Асмус Реммер “Война в России. Другой взгляд. Фотографии 1942 — 1943 гг.” К 9 Мая совсем перестали устраивать “датские” культурные мероприятия – ни спектаклей, ни больших концертов. Тем ценнее и удивительнее выставка, открывшаяся в галерее...


Асмус Реммер “Война в России. Другой взгляд. Фотографии 1942 — 1943 гг.”
       

   
       К 9 Мая совсем перестали устраивать “датские” культурные мероприятия – ни спектаклей, ни больших концертов. Тем ценнее и удивительнее выставка, открывшаяся в галерее “Фотосоюз”.
       Солдат вермахта Асмус Реммер участвовал в боевых действиях в России в 1942 — 1943 годах, служил в пехоте. Фотографией его в детстве увлекла мать, владевшая фотоателье в Лангбалиге; профессиональная женщина-фотограф – факт, удивительный в довоенное время даже для Европы. Научившийся к 1935 году печатать и издавать почтовые открытки, в 1937 году Реммер даже сдал экзамен на звание мастера фотографии.
       В экспозицию попали кадры, сделанные для себя обычной немецкой камерой “Фохлендер”. Полк Реммера высадили в селе Павлиново Калужской области. “Мы сделали длинный ночной переход, прежде чем перед восходом солнца увидели первую русскую деревню. Засыпанные снегом дома возникли неожиданно. Из печных труб в розовое утреннее небо поднимался дым. Русская женщина набирала воду из колодца. У меня возникло ощущение, словно я читаю Библию, и я воскликнул: “И здесь мы ведем войну?”. В этот момент мне стало плохо, и мои товарищи внесли меня в избу. Очнувшись, увидел стоявшую передо мной на коленях русскую девушку, которая поила меня с чайной ложечки горячим молоком с медом. Я сказал ей: “Я мог убить твоего мужа, а ты беспокоишься обо мне”.
       Краснощекие девахи смотрят солдату-оккупанту в глазок камеры. Без любви, но и без боязни. Видимо, мародерская фраза “Матка! Курка, яйки, млеко!” миновала село Павлиново. Женщины в накинутых на голову белых платках не прячут натруженных, распаренных баней босых ног. Мать поудобнее усаживает младенца перед объективом для наилучшей съемки. Но мужики в картузах провожают немецкие обозы, снявшиеся с постоя, с плохо скрываемым ужасом, навечно провалившимся в глаза (“Немцы уходят”).
       Фотография, как и язык, — средство, с помощью которого мы открываемся другим. Пристальным вниманием к теме деревенского труда и деревенским лицам, любовью к размытым пикториальным линиям Реммер близок кировскому фотографу-самоучке Анатолию Лобовикову. Но Лобовиков скорее искал ответа на некрасовский вопрос “Кому на Руси жить хорошо?”. Реммер формулирует чуть-чуть иначе: “Почему на Руси жить хорошо?”. И не хочет уходить с обозом.
       
       Галерея “Фотосоюз”. Покровка, 5. До 7 июня.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera