Сюжеты

ХОЛОДНАЯ ВЕСНА 2003-го

Этот материал вышел в № 35 от 19 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Но времена делают люди, и пока они есть — есть надежда Юлий Андреевич Рыбаков, правозащитник, депутат Государственной Думы РФ, председатель Подкомитета по правам человека, родился в 1946 году в Сибири в лагере для политзаключенных. В...


Но времена делают люди, и пока они есть — есть надежда
       
       Юлий Андреевич Рыбаков, правозащитник, депутат Государственной Думы РФ, председатель Подкомитета по правам человека, родился в 1946 году в Сибири в лагере для политзаключенных. В семидесятые годы за участие в диссидентском, правозащитном движении был осужден по сфабрикованному КГБ обвинению и провел шесть лет в уголовных лагерях усиленного режима. В 1990 году, став депутатом Ленсовета, создал первую в СССР Комиссию по правам человека. Член Международного общества прав человека, редколлегии журналов «Грани» и «Посев», товарищества «Свободная культура». За вклад в укрепление и гуманизацию правосудия, участие в освобождении из плена сотен российских солдат и спасение заложников в Буденновске награжден почетным орденом Святого Иоанна Иерусалимского, почетным знаком Георгиевского креста, знаком общественного признания «Символ Свободы», имеет правительственные награды. Не входит в политические партии и депутатские фракции.
       
       В отличие от народа политологи ждали очередного годового послания президента Федеральному собранию. Обращение действительно сильно запаздало и было зачитано только 16 мая.
       Говорят, что в нем планировался наезд на американцев, крутая критика правительства и обычные задачи — ускорить, углубить, двинуть вперед и так далее...
       После убедительного военного успеха США обещания показать всем империалистам «кузькину мать» стали неуместными, и спичрайтерам пришлось срочно переписывать бумагу...
       Получили типовую риторику, эксперты ее разберут по косточкам, найдут что-нибудь глубокомысленное (и новое даже для авторов), а мы пойдем дальше тянуть каждый свою лямку.
       В стране все меньше наивных людей, верящих в то, что государство работает по планам правительства и президента. Лозунг «спасение утопающих — дело рук самих утопающих» стал осознанным фоном нашего бытия. И это не самое плохое, научиться нашему гражданину жить самому по себе давно пора.
       Хуже другое. Пусть бы они, исполнительные структуры, выполняли хоть минимум того, за что люди им деньги платят, и еще не мешали народу эти деньги зарабатывать. Так ведь нет. И не выполняют, и мешают.
       Чертову дюжину лет наши политики наперебой грозятся, требуют и обещают справиться с чиновничьим засильем, а воз и ныне там. Сановные администраторы тасуются из одной колоды, несмотря на все свои художества. Непотопляемый Наздратенко заморозил и развалил Приморье, потом пересел в кресло министра рыбных дел, а теперь, после зубодробительных разоблачений из уст правительства, оказался не в следственном кабинете, а в кресле члена... Совета безопасности! Статус и роль этой структуры до сих пор были загадкой, теперь понятно — это «островок безопасности», куда можно задвинуть своего человечка подальше от прокуратуры...
       Сделано сие администрацией президента: она своих не сдает, чтобы те тоже не сдавали... А президент?
       Не знает или не может? Окружили, поди, доброго государя негодяи-придворные, глаза ему застили, уши заложили и ручкой его белой водят? Российскому менталитету такая картина удобна, привычна. Поэтому на митинге в защиту Государственного исторического архива не удивляет верноподданнический плакат «Государь, злодеи... идут на Сенатскую!», только вот «государь» в ситуацию не вписывается. Дело серьезнее: злодеи-то — государевы.
       Свита, которая делает короля, сидит не в Кремле — ее корни на Лубянке. Это она в доме хозяин. Администрация президента и прочие могут конфликтовать с премьером. Те и другие могут дергать, а иногда и одергивать Путина (как в истории с «Сибнефтью») или строить планы по ссылке правительства в Питер и для этого губить уникальные коллекции Института растениеводства, Исторический архив, но все это подковерные бои тактического значения.
       За этим — змеиный шелест, тень крыла и неожиданная смерть, содрогание и жадное любопытство толпы, а потом сон и мгла в сердцах...
       
       Убийство Сергея Юшенкова, чьей бы рукой оно ни было совершено, направлено теми, кто хочет предупредить не только либералов, а все общество — самим не ходить! Доживайте свой век, устраивайте свой маленький бизнес, тешьте себя домашними радостями, но не вставайте на дороге, по которой мы вас ведем...
       Большая политика вершится не в Кремле и не в Белом доме. Вокруг Москвы и далее немало спецобъектов, с незапамятных времен окруженных заборами, за которыми неспешные разговоры молодых и старых, но подтянутых людей воплощаются потом в кадровые перемещения, войны и знаковые, политические убийства.
       
       Российское общество прошло первый искус свободой. Времена делают люди. Чего можно было ждать от поколений, чьи предки выросли в условиях хронической несвободы? Жулье и лагерная охрана снова у руля. Надолго? Это задача следующего поколения.
       Именно поэтому молодежь сегодня стала объектом жестокой провокации. Культ силы и национальной исключительности, идеи государства как корпоративного кулака имперского самоутверждения развиваются с благословения спецслужб и силовиков... Бритоголовых ждет судьба молодчиков Рема, после того как «ночь длинных ножей» завершит этап становления русского фашизма, но лозунг «Россия — все, остальное — ничто!» останется. Запуганное к тому времени российское общество примет эту меру, если не изменится генетически.
       
       Есть ли шанс? Недавно на семинаре в Санкт-Петербургском университете я услышал доклад социологов о результатах опроса жителей нашего города по неприятию ими тех или иных политических сил.
       Коммунисты остались наименее приемлемыми, далее идут жириновцы, потом, с большим отрывом от первых, на равных по неприязни оказались РНЕ и «яблочники» (?!), но катастрофой пахнет от последних в этом списке нетерпимости. По отношению к «фашистам» свое неприятие заявили только 0,7% опрошенных. А четыре года назад их было 16%. Можно надеяться на то, что это результат слепоты тех, кто не видит в «фашистах» реального политического фактора. Но это слабое утешение свидетельствует только о потере иммунитета к опасности. В западной части Германии такой иммунитет теперь есть — только какой ценой...
       По данным Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI), наш бедный военно-промышленный комплекс, оказывается, давно вышел из обморока и научился работать в условиях рынка. Мало того, сегодня он занимает первое (!!!) место в мире по продаже оружия за границу.
       Если оставить в стороне мысли о том, что оружие убивает людей и множит насилие на земле, то можно возрадоваться и оглянуться в поисках видимых приобретений. Рабочие места действительно появились, они заняты, и даже налоговикам от купли-продажи внутри страны сырья, комплектующих, энергоресурсов и т.п. что-то перепадает. Не видно лишь прибылей от внешней продажи. Китай получает от нашего ВПК грозную технику за ширпотреб, который, уходя на рынок, деньгами на модернизацию того же производства не оборачивается. Другие страны, преимущественно малые и нестабильные, норовят в долг или за финики. Если что и перепадает деньгами, то, видимо, остается в офшорных зонах...
       Правда, если так пойдет дальше, то мы неминуемо уйдем из лидеров в этой грязной торговле, т.к. устаревшая техника перестанет интересовать даже по демпинговым ценам... Но хозяева «Росвора», как шутя называют эту контору журналисты, живут по принципу — воюющих племен лично на нас хватит, а после хоть потоп...
       Впрочем, не так мы и бедны. 300 миллионов долларов на восстановление Константиновского дворца под резиденцию президента все-таки нашли. Сейчас, например, закупаем вагонами лучшие европейские вина многолетней выдержки, подвалы для которых тоже восстановили. Не стоять же им пустыми! А старушечьи хибары по дороге в Стрельну просто загородили от заморских гостей высокими заборами... Дворцами, винами и гостиничным бизнесом занимается все та же «администрация президента». Но не только этим, а, например, организацией конгресса «Ювелирный рынок...», аукциона уникальных бриллиантов, бриллиантовой торговой сети. В списке организаторов этих заманчивых дел Управление делами президента РФ на первом месте.
       
       Судебная реформа получила неожиданный и либеральный импульс из правового управления президента. Под руководством нашего земляка Д. Козака разработаны и внесены в Думу предложения по гуманизации Уголовного кодекса. Поскольку исходят они из Кремля, то будут одобрены парламентом, а это значит, что не только впредь сроки наказания для нетяжких преступников станут короче, но и десятки тысяч таких же, кто уже «отбывает», выйдут на свободу досрочно. Тюрьмы и лагеря переполнены и являются рассадниками болезней, школами преступности.
       Единственным «смыслом» содержания там людей остается только страх за тех, кто еще на воле... что тоже бессмысленно, поскольку большинство осужденных все же выходит на свободу и, как правило, становится тем хуже, чем больше сидит. Но чтобы от реформы не было вреда, необходимы большие деньги на специальные меры контроля за освободившимися и помощь им. Будут ли они? В бюджете их нет. Или кому-то нужно, чтобы холодное лето-2003 обернулось бериевской бедой? Напомню: большая амнистия, проведенная по инициативе Л. Берии, обернулась разгулом уголовщины, что, возможно, и было им задумано для последующего введения особого положения в стране и полного захвата власти...
       
       Но что мы все о плохом? Напоследок о смешном, а потом и о хорошем. Недавно в Эрмитаже прошло торжественное заседание Общественного совета С.-Петербурга, где было заявлено, что в связи с юбилеем города и 70-летием со дня рождения совет награждает почетным знаком «За заслуги перед Санкт-Петербургом» секретаря Ленинградского обкома КПСС Григория Романова. Зал задумчиво промолчал. Быть может, стены Зимнего дворца напомнили собравшимся слухи о разбитом в годы застоя на свадьбе сына юбиляра эрмитажном сервизе или о том глухом прессе, под которым жили тогда ленинградцы? Если учесть, что в С.-Петербурге тов. Романов не проработал ни дня, а добрым словом вспоминают его разве что отдельные родственники да сатрапы помельче, то шутка удалась...
       А хорошо то, что в яркий солнечный день на площади между зданием двенадцати коллегий и библиотекой Академии наук общественность города открыла памятник правозащитнику, ученому и великому гражданину России Андрею Сахарову. Это уже третий, после обелиска на могиле декабристов и Соловецкого камня, памятник, который был не интересен властям, но, несмотря на это, создан и установлен гражданами города.
       На открытии не было ни медных труб, ни чекистов в почетных караулах; не приехали ни бывшие главы государства, ни действующий президент или его представитель, ни губернатор, а выступали достойные и уважаемые в городе люди, и поэтому было вдвойне хорошо.
       И еще — недавно в хосписе мне показали молодого человека, который умело менял постельное белье под лежачим больным. Ему оказалось 26 лет, он пришел туда добровольно, после того как получил два высших образования. Когда его спросили, почему он работает санитаром, он ответил: «Хочу стать врачом». «Тогда зачем же истфак и филфак?» — «Сначала базовая культура, потом практический опыт... Зато теперь я точно знаю — могу идти в медакадемию... И пойду».
       Что ж, времена действительно делают люди, и пока они есть — есть и надежда.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera