Сюжеты

НЕ ОТРЕКАЮТСЯ ЛЮБЯ… ВЛАСТЬ

Этот материал вышел в № 35 от 19 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Интервью в параллельном измерении с двумя политическими деятелями Не так давно парламентская фракция партии «ЯБЛОКО» заявила о желании поставить вопрос о недоверии правительству. Хронологически «яблочная» инициатива совпала с принятием...


Интервью в параллельном измерении с двумя политическими деятелями
       

  
       Не так давно парламентская фракция партии «ЯБЛОКО» заявила о желании поставить вопрос о недоверии правительству. Хронологически «яблочная» инициатива совпала с принятием закона о государственной службе, «Новая газета» писала об этом в 30-м номере. Однако претензии «ЯБЛОКА» к правительству куда обширнее. Это и реформа ЖКХ, и ввоз ядерных отходов, и реформа электроэнергетики, и нереформирование армии, и сокращение гарантий оплаты труда бюджетникам. Социальность «яблочных» мотивов очевидна, вопрос в другом: пока в России ни разу не удавалось оказать на власть такое давление, чтобы власть добровольно ушла.
       Попытки были, но в основном на уровне деклараций. Дальше всего в этом направлении заходили депутаты Виктор Илюхин и Лев Рохлин. В мае 1999 года они довели процедуру импичмента президента Ельцина до слушаний в Госдуме. Дума не поддержала их.
       При всей разности мотивов, которыми руководствуются «низвергатели» власти тогда и сейчас, нам показалось любопытным сравнить предыдущий опыт и нынешние планы «яблочников», тем более что в вопросе вотума недоверия правительству «ЯБЛОКО» и КПРФ готовы объединиться, по крайней мере такие планы обсуждаются в обеих партиях.
       Наш корреспондент взял параллельное интервью у депутата-коммуниста Виктора Илюхина и депутата-«яблочника» Сергея Митрохина.
       Виктор Илюхин рассказывает о событиях четырехлетней давности, Сергей Митрохин — о планах, но у оппозиционеров, стоящих на совсем разных политических платформах, оказалось немало общего.
       
       — В какой ситуации запускается механизм, отчуждающий власть от власти?
       В. ИЛЮХИН: В большинстве случаев вопрос об импичменте главного должностного лица страны ставится в кризисных ситуациях. Когда и общество, и законодательная власть осознают, что президент не в состоянии справиться со своими обязанностями. И дело даже не в каких-либо конкретных поступках президента (конечно, если это не уголовное преступление или прямая измена Родине), просто политика, проводимая им, не отвечает ожиданиям общества и противоречит сложившейся ситуации в государстве на определенный момент. В этих условиях поведение высшего должностного лица страны дискредитирует властные структуры государства как во внутренней политике, так и на международной арене.
       С. МИТРОХИН: Постановка вопроса о недоверии всегда продиктована политическими мотивами. Никаких формальных причин для этого не бывает.
       — Каковы конкретные причины, побудившие вас инициировать этот процесс?
       В. ИЛЮХИН: Критической точкой социально-экономического развития России конца девяностых, безусловно, был августовский дефолт 1998 года. Он сразу же обнажил все противоречия и тот откровенный произвол, который допускал Борис Ельцин.
       И это не только расстрел Белого дома в 1993 году, не только Беловежские соглашения. В первую очередь это и война в Чечне. Это и 16 апреля 1996 года, когда президент Ельцин подготовил проект указа о роспуске Государственной Думы только за то, что она денонсировала Беловежские договоренности. И это только вершина айсберга.
       Страна была в глубоком социально-экономическом и политическом кризисе. Мы поняли, что дальше терпеть нельзя, иначе политика, проводимая Ельциным, приведет к фактическому развалу страны.
       С. МИТРОХИН: Политика нынешнего российского правительства ведет к дестабилизации общества и нарастанию социального напряжения. Фактически это структура, которая работает в интересах не общества, а корпораций, олигархов. Причем их интересы лоббируются совершенно открыто. Один из наиболее ярких примеров подобного рода — повышение пошлин на иномарки.
       Действия правительства по целому ряду направлений не выдерживают никакой критики. Это и неспособность обеспечить безопасность граждан, и нежелание проводить важнейшие экономические реформы, и явная антисоциальная политика кабинета.
       Если сейчас мы не предпримем каких-либо действий, то положение в стране будет усугубляться и выборы пройдут в обстановке роста социальной напряженности.
       — Какова фактическая цель ваших действий?
       В. ИЛЮХИН: Безусловно, с юридической точки зрения, это было отстранение президента от власти и проведение досрочных выборов. С практической же главная цель института импичмента — стабилизация ситуации в обществе и предотвращение анархии в кризисных ситуациях.
       Пусть механизм и не сработал в полной мере из-за объективных причин. Однако мы ведь все-таки достигли своей цели: Борис Ельцин добровольно, до официального истечения срока своих полномочий ушел в отставку. И в этом не последнюю роль сыграла наша инициатива импичмента. Ведь начиная с лета 1999 года ближайшее окружение Бориса Николаевича лихорадочно искало способ продления полномочий президента Российской Федерации. Но после того как наша партия поставила под вопрос его компетентность, всем стало ясно, что кредит доверия президенту Ельцину практически исчерпан.
       С. МИТРОХИН: Наша главная цель — формирование такого правительства, которое будет в состоянии эффективно управлять страной. Нам необходим кабинет, который сможет дать стране перспективу развития и обеспечить стабильное прохождение страны через парламентские и президентские выборы.
       — Насколько проработан этот механизм в российском законодательстве?
       В. ИЛЮХИН: Порядок досрочного прекращения полномочий президента прописан в Конституции РФ: через Федеральное собрание с использованием Верховного и Конституционного судов. Однако на практике эта процедура фактически не может быть реализована — она чересчур громоздка. Слишком много препон для осуществления этого механизма: сопротивление исполнительной власти, сопротивление Государственной Думы и Совета Федерации, который, кстати сказать, полностью контролируется аппаратом президента. Даже кандидатуры членов Конституционного суда представляются лично президентом. Получается замкнутый круг. Процедура импичмента требует большей детализации, а между тем даже в новом УПК это никак не прописано. Таким образом, можно констатировать, что в России при сегодняшнем состоянии законодательной базы эта процедура просто нереализуема.
       С. МИТРОХИН: Процедурно этот механизм о вынесении вотума недоверия правительству проработан хорошо. Его осуществление четко прописано в Конституции.
       Необходимо собрать нужное количество подписей, затем вынести вопрос о недоверии правительству на заседание Государственной Думы. После этого члены кабинета во главе с премьер-министром будут отчитываться за свою деятельность перед депутатами. Дальше, если недоверие будет выражено, президент должен будет принять положительное либо отрицательное решение об отставке правительства. Так что с технической точки зрения никаких проблем возникнуть не должно.
       — И все же, что мешает реализации этого процесса?
       В. ИЛЮХИН: Во-первых, в Государственной Думе у Ельцина было достаточно много сторонников. А во-вторых, шел повальный подкуп депутатов. Да и в общем и целом на тот момент российское общество не было готово к таким крайним шагам. Социально-экономические потрясения после дефолта были настолько глубоки, что общество находилось в шоковом состоянии.
       С. МИТРОХИН: Дума может и не проголосовать за это решение. Большинство фракций и групп несамостоятельны, жестко управляются чиновниками администрации президента. Многое будет зависеть от позиции их «хозяев».
       — Почему был импичмент президента, а в итоге ушло правительство?
       В. ИЛЮХИН: Ну задача Примакова была нейтрализовать коммунистов, чтобы мы не начинали импичмент. Но Примаков не пошел на это. И разговор был короткий. Его убрали.
       — Связана ли отставка кабинета министров с политикой президента, ведь именно он формирует правительство?
       С. МИТРОХИН: Конечно, за правительство несет ответственность тот, кто оказывает решающее влияние на его формирование, — президент. Точно так же несет ответственность и Дума, которая дает согласие на назначение премьер-министра. Выразив недовольство политикой правительства, парламент имеет шанс серьезно повлиять на отношение президента к правительству.
       — Каковы последствия вашего демарша?
       В. ИЛЮХИН: По закону в течение четырех месяцев последовали бы новые выборы. А в это время полномочия президента исполнял бы премьер-министр. Вряд ли Ельцин стал бы предлагать кандидатуру своего ставленника. А значит, человек, который не был бы «представлен» народу и не имел бы шансов на выборах. Ведь в выборе Ельциным Путина рассматривались не административные качества подполковника ФСБ, а гарантии, которые были даны Ельцину.
       При таком раскладе было бы больше кандидатур на президентских выборах. Тот же Примаков, он бы смог объединить общество. То есть страна развивалась бы в более позитивном русле как в экономическом, так и в социальном, и в политическом направлениях.
       Но в любом случае мы показали не только обществу, но и властной элите, что даже при исполнении обязанностей глава страны может быть привлечен к ответственности. Раньше такого не было, это был прецедент.
       После этой инициативы, на мой взгляд, российское общество сплотилось. И, главное, угроза импичмента подтолкнула Ельцина уйти досрочно, что, безусловно, оказало положительное влияние на развитие нашей страны.
       С. МИТРОХИН: В нынешних условиях, если президент не примет решение об отставке, то никаких последствий это иметь не будет. По закону за год до выборов он не может распустить Думу.
       Однако, несомненно, общество положительно отреагирует на вотум недоверия правительству. Критика в адрес кабинета Касьянова раздается со всех сторон. Даже «единороссы» публично критикуют своих единомышленников. Это значит, что дело совсем плохо.
       Сейчас есть все предпосылки для того, чтобы переломить ситуацию. В обществе есть понимание того, что нужно что-то менять и выходить из кризисного состояния.
       
       P.S. Подведем итоги: оба депутата считают, что поводом для смены власти является общеполитический кризис и никаких конкретных прегрешений не требуется. Оба депутата считают, что и тогда, и сейчас такой кризис налицо. Также они согласны, что главным препятствием является контроль президентской администрации над Госдумой. Оба сходятся во мнении, что смена власти повлечет укрепление стабильности.
       Сходства много, но не обратить внимания на различия нельзя. Илюхин руководствовался государственно-патриотическими мотивами, то есть исходил из интересов бюрократии, Митрохин аргументирует «яблочную» инициативу как грамотный социалист, то есть выступает от имени общества. Характерно, что коммунист Илюхин даже не вспомнил про олигархическую модель российского капитализма, созданную именно при Ельцине, а либерал Митрохин считает лоббирование интересов олигархов в нынешнем правительстве важной составляющей кризиса.
       И конечно, «яблочники» куда большие оптимисты, может быть, потому, что пока не пережили поражения в этом деле. Илюхин же главным достижением считает то, что они смогли «показать Ельцину угрозу импичмента».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera