Сюжеты

МЕЛКИЙ БЕС И ЕГО ДВОЙНИК

Этот материал вышел в № 35 от 19 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Валерий Семеновский «Учитель словесности» МХАТ им. А.П. Чехова, режиссер — Николай Шейко Чего у русской бесовщины не отнять — она зрелищна. Даже пластически талантлива — с ее ареопагами и марш-парадами, реинкарнациями медных всадников и...


Валерий Семеновский «Учитель словесности» МХАТ им. А.П. Чехова, режиссер — Николай Шейко
       
       Чего у русской бесовщины не отнять — она зрелищна. Даже пластически талантлива — с ее ареопагами и марш-парадами, реинкарнациями медных всадников и гипсовых пешеходов...
       Но и в мелком переплясе уездного демонизма, в мышьей беготне столоначальников, в оттопыренных мизинцах (в трактире или в ток-шоу — в России всегда есть кому оттопырить мизинец!), в шорохе заплеванных обоев, в густом рыбьем меху лузганых семечек, в крепком тепле ватных одеял, в кислом чернильном запахе классных работ на вольную тему — этот «шорох экзистанса» и бормоток «метафизического мата» составляют мощный стиль.
       Роман Ф.К. Сологуба «Мелкий бес» (1892—1902) с его героем, гимназическим учителем Передоновым, — квинтэссенция этой стихии.
       Но Валерий Семеновский (известный критик, редактор журнала «Театр», автор пьесы «Арто и его двойник», поставленной в ЦиМе Валерием Фокиным) в пьесе по мотивам «Мелкого беса» ушел от буквы и духа романа далеко. Мхатовский Передонов (Виктор Гвоздицкий) — нелепо-целостная фигура в черном сюртуке, картузе и галстуке бабочкой (бабочка в горошек топырится, как вышеупомянутый мизинец) — сделан преподавателем словесности. Сюрреалистический перепляс мелких пакостей, доносы на весь городок, издевательство над гимназистами и котом, кураж перед уездными невестами и преданность распаренным телесам полукухарки Варвары (Ольга Барнет) не мешают ему чувствовать себя последним местоблюстителем погибшей русской поэзии.
       ...Оно могло бы быть сильно и убедительно.
       Будь все это написано убедительно и сильно.
       Семеновский превращает сологубовский уездный маскарад с мордобоем и пожаром почти в литературную кадриль из «Бесов». Да и весь городок в пьесе — та же кадриль из тех же «Бесов», стопка гимназических сочинений о «типичных представителях». Вот учитель Рутилов (Сергей Колесников) — мягкосердечный и запойный русский либерал. Вот его жена-страдалица (Нина Килимник). Вот окостенелый Градоначальник в парадном мундире (Игорь Васильев) — явно из щедринского реестра. Вот девицы Рутиловы зачем-то изъясняются цитатами из «Трех сестер» (и замирают гипсовой группой у рампы).
       Но гимназическим сочинениям положено быть неадекватными Гончарову и Чехову. Их наивная размашистость и схематизм вполне удачно стилизованы.
       «Пушкинская Россия, зачем ты нас обманула? Пушкинская Россия, зачем ты нас предала?» — кричал Георгий Иванов в «Распаде атома» (1937), в муках, как душа с телом, прощаясь с прекраснодушием и «литературоцентричностью».
       «Учитель словесности» точно плачет о чужом прошлом.
       А вот сыграна пьеса отменно! Передонов—Гвоздицкий жадно и жалостно, сидя на полу, пожирает изюм из вазочки, точно милостыню просит... Передонов — ловит собственную ступню — серую, юркую Недотыкомку... Передонов-демон пляшет, вскидывая крылья рукавов, и отражается в огромном кривом зеркале над нелепым ковром из искусственного меха, покрывшим Малую сцену... Других декораций нет: линолеум и это покрывало, отраженные в кривом зеркале, очень похожи на карту Империи. Тень Передонова мечется по кривой тени России карамазовским «лихим человеком».
       Страшны победительный кураж и тяжелая сила Варвары — Ольги Барнет. Хороша вдова Преполовенская (Александра Ислентьева, театр «Эрмитаж), местная интеллектуалка с тягой к сексуальной свободе (и конкретно к Варваре).
       Но лучше всего — старшие и младшие. Кира Николаевна Головко, старейшая актриса МХАТа (ее воспоминания о Надежде Ламановой вошли в очерк Александра Кондрашова, опубликованный «Новой газетой»), играет M-me Коковкину, здешнюю Бабушку из «Обрыва», единственную на весь уезд, кто твердо и великолепно отказывается верить в амбивалентность добра и зла в городе N. По сюжету Коковкина ведет дуэт с гимназистом Сашей Пыльниковым или с барышней Людмилой Рутиловой. Нежная, пряная линия эротической игры Людмилы с 14-летним Сашей, линия уездной тоски, весеннего томления, восхищения красотой, ранней юности, слепо входящей в ту же кадриль бесовства, отлично сыграна студенткой Школы-студии МХАТ Аленой Семеновой и студентом Щукинского училища Романом Гречишкиным.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera