Сюжеты

ШВОНДЕР ВЫСЕЛЯЕТ БУЛГАКОВА

Этот материал вышел в № 35 от 19 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Нехорошую квартиру» вместе со всем подъездом пытаются захватить В день рождения Булгакова, 15 мая, случилась история гадкая и неприличная. У дома номер 10 по Большой Садовой, на крыльце подъезда, где жил писатель, возник странный тип в...


«Нехорошую квартиру» вместе со всем подъездом пытаются захватить
       

   
       В день рождения Булгакова, 15 мая, случилась история гадкая и неприличная. У дома номер 10 по Большой Садовой, на крыльце подъезда, где жил писатель, возник странный тип в светлом костюме с бородой и супругой. Призвав еще несколько женщин, бородатый выстроил у дверей заградотряд, чтобы люди, пришедшие отметить день рождения Булгакова, ни под каким видом не проникли в подъезд. К пяти вечера во дворе собрались человек пятьдесят — профессора-филологи и режиссеры, булгаковеды и булгакоманы, — но упертый бородач со товарки прочно держали оборону.
       
       – Почему вы не даете пройти? — спрашивали люди.
       Общий смысл ответов был — «достали». «Достали» хождения в музей Булгакова — квартиру номер 50. Ту самую, «нехорошую», о которой говорится в «Мастере и Маргарите». «Достали» неприличные надписи на стенах. «Достали» оргии и пьянки, рок-концерты и загаженная лестница.
       Всё?
       — Нет, еще после этого всего у соседей рушатся потолки! А теперь и вовсе обнаглели — в булгаковской квартире сделали евроремонт! Ничего настоящего не оставили! Новые стены, паркет, какой-то бетонный новодел! — усердствовали бородатый с супругой.
       — Да вы просто террорист, — крикнул кто-то бородатому, — вы — бен Ладен.
       — Ну это вы ему польстили... — отозвались из толпы.
       Подошла маленькая аккуратная женщина с белыми розами, молча и беспомощно постояла напротив крыльца. Племянница Булгакова Варвара Михайловна Светлаева. Бородатый снизошел — она попала внутрь.
       Тут была и Мариэтта Омаровна Чудакова, всемирно известный булгаковед и президент Фонда Булгакова. Ей тоже было позволено войти.
       — Я войду только вместе со всеми поклонниками, — сказала Чудакова и осталась на улице.
       В день рождения, как и каждый год, в булгаковском доме ожидался концерт: песни, стихи, сцена из «Мастера и Маргариты».
       Но бородатый со своим заградотрядом, сдвинувшим тела, отвратительно, грубо сталкивал с крыльца тех, кто желал пройти. Милиция стояла поодаль и соблюдала нейтралитет, ибо была бессильна. Все походило на театральную постановку, причем довольно скверную...
       Дело вот в чем. Зданию на Садовой, дому Пигита, больше ста лет. Помимо Булгакова, жившего здесь с 1921-го по 1924 год, этот дом освятили своей жизнью и талантом многие знаменитые люди. К тому же это центр Москвы. Следовательно, очевидна культурно-историческая ценность строения, из которой вытекает безусловная ценность материальная. (Для тех, кто готов зарабатывать деньги не для культуры, а на ней.)
       Примерно через десять лет после выхода романа «Мастер и Маргарита», в 70-е, почитатели таланта Булгакова впервые пришли в этот дом, нашли и эту лестницу, и эту квартиру. Мариэтта Чудакова в 82-м году обнаружила на стене, возле двери, несколько скромных надписей: «Ребята! Как грустно!», «Боги, боги мои, как грустна вечерняя земля!», «Да святится имя Михаила Афанасьевича!». Через несколько лет стены подъезда будут расписаны строками романа и стихами, цветными изображениями героев и сцен. И хотя в Москве есть много булгаковских мест, именно подъезд станет самой сильной точкой притяжения поклонников. «Иешуа, прости нас», «Я устала от мирской суеты», «Господи, помоги мне». Так возник первый в стране народный музей.
       Потом он погибнет под зеленой масляной краской и возродится в новых картинах. Наконец учрежденный в 90-м году Фонд Булгакова возьмется за сохранение квартиры номер 50 в доме на Садовой и создание культурного центра. И будут экскурсии, чтения, постановки, вечера. Бесплатные. Будет Юрий Шевчук, мирно представляющий свое «Единочество».
       Аренда же квартиры, согласно решению правительства Москвы, будет символической — 1 рубль за квадратный метр.
       Теперь вспомните странного субъекта на крыльце. Его совершенно по-булгаковски испортил, нет — исковеркал квартирный вопрос. Бородатый, он же — Александр Морозов, непонятно каким образом, захватил несколько квартир в здании и сдал их в аренду (прикиньте вырученные суммы!). Он закидал прокламациями районную управу, обосновывая свои несуществующие права на эту жилплощадь: дескать, там должны жить его потомки. Под это дело он сколотил Фонд спасения дома Булгакова, отвоевал квартиру № 52 и подвал.
       Внимание, вопрос: куда смотрит управа района? С чьего молчаливого (возможно, хорошо оплаченного) согласия творится этот беспредел?
       А незадолго до дня рождения писателя кем-то (у меня есть версия, кем именно) были замазаны несколько фрагментов настенной живописи, созданных поклонниками еще в начале 80-х. «6 мая 2003 г. в знаменитом 6-м подъезде произошел акт вандализма!.. — написали сотрудники Фонда Булгакова. — Граффити этого подъезда уже стали историей: фотографии стен как культурного феномена можно увидеть во многих зарубежных изданиях, включая путеводители для туристов по самым интересным местам Москвы. То, что было сохранено в процессе многочисленных официальных ремонтов подъезда, кому-то не давало спокойно спать, покуда в одну из темных ночей не было уничтожено. А через несколько дней на двери подъезда появился кодовый замок». Код этого замка Морозов меняет, когда ему вздумается.
       Ну и громче всего супруги Морозовы возмущались против «бетонного новодела» в булгаковской квартире. Они как-то забыли, что крыше сто лет и суточные нормы осадков плескались по щиколотку, что отсыревшие потолки падали на полусгнивший паркет, а стены зарастали грибком.
       На деньги города Фонд Булгакова произвел ремонт: были сделаны новые потолки (восстановлена центральная часть розетки в писательской комнате), положен паркет (частично — старый, частично — новый, аналогичный прежнему), покрашены стены. И, чтобы сохранить ощущение старой квартиры, дизайнеры решили оставить незакрашенными двери — с той фактурой, которая появилась после снятия с них слоев краски...
       Однако кто-то невидимый (сверху) дал указание затягивать окончание ремонта, и за сутки до дня рождения Булгакова еще не сданная в эксплуатацию квартира была опечатана.
       Потому-то Морозов был так смел. У него принципы, сообщники и покровители. Как у Швондера. Он говорит, что защищает высокие идеи и покой жителей. Он привлекает общественные структуры, пишет и требует, апеллирует к именам, прикрывается культурой. А получается глупый и пошлый фарс. И Булгаков здесь совершенно ни при чем.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera