Сюжеты

УБЕЖИЩЕ ДЛЯ ВОЕННОГО ПРЕСТУПНИКА

Этот материал вышел в № 36 от 22 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Замминистра обороны Белоруссии разыскивается Интерполом Последним парадом советского времени Владимир Усхопчик командовал 7 ноября 1990 года в Вильнюсе. Тогда он был командиром 107-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в Северном...


Замминистра обороны Белоруссии разыскивается Интерполом
       
       Последним парадом советского времени Владимир Усхопчик командовал 7 ноября 1990 года в Вильнюсе. Тогда он был командиром 107-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в Северном городке в Вильнюсе. Сейчас он заместитель министра обороны Белоруссии и тоже командует парадами. Казалось бы: ну и что такого особенного? Был начальником гарнизона, стал замминистра – нормальное развитие военной карьеры. Все так, если бы не одно обстоятельство: Владимир Усхопчик находится в розыске. Постановление о розыске обвиняемого было подписано прокуратурой Литвы 26 февраля 2001 года...
       
       Из постановления о розыске:
       «С 11 марта 1990 года по 23 августа 1991 года в городах и районах Литвы обвиняемый Усхопчик Владимир Никитович, действуя в группе заранее договорившихся лиц, пытаясь силой свергнуть законно избранную власть Литвы, создавал и активно участвовал в деятельности антигосударственных организаций. Используя войска бывшего СССР, захватывал госучреждения и предприятия, препятствуя их нормальной работе, участвовал в убийствах жителей Литвы и нанесении им телесных повреждений, похищал оружие, осуществлял разбой, имея целью захватить государственное и общественное имущество.
       17 ноября 1994 года принято решение о привлечении Усхопчика к уголовной ответственности по статьям Уголовного кодекса: ст. 105 «Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах»; ст. 111-2 «Нанесение тяжких телесных повреждений»; ст. 234 «Прим», часть 3 «Вооруженное похищение огнестрельного оружия»; ст. 92-2 «Хищение государственного имущества»; ст. 67 «Вредительство»; ст. 70 «Создание и участие в деятельности антигосударственных организаций».

       
       Розыск Усхопчика прокуратура Литвы поручила осуществлять департаменту полиции при МВД, отделу розыска криминальной полиции и Национальному бюро Интерпола Литвы.
       Вопрос: почему Владимира Усхопчика объявили в розыск лишь спустя 10 лет после трагических событий у Вильнюсского телецентра? Ответ прост: начиная с 1992 года сотрудники прокуратуры Литвы регулярно требовали у белорусских властей выдачи Усхопчика. Тогда он еще не занимал должностей и был тих и незаметен. Но о том, что именно Белоруссия предоставила приют беглому офицеру, прекрасно знали обе стороны. Просто на все запросы белорусская сторона отвечала: такой на территории Республики Беларусь не проживает… А в 1999 году тогдашний генпрокурор Белоруссии Олег Божелко на запрос литовцев вообще ответил, что повестку Усхопчику вручали, но он ее… не взял.
       По совокупности статей обвинение «тянет» на пожизненное заключение (пока лишь обвинение, не приговор суда. – Прим. ред.). И то лишь потому, что Литва отменила смертную казнь. Но вместо того, чтобы выдать обвиняемого властям той страны, на территории которой он обвиняется в совершении многочисленных (в том числе тяжких) преступлений, Александр Лукашенко в мае 2000 года подписывает указ о назначении Усхопчика заместителем министра обороны. Военные преступники, как известно, скрываются в разных странах, но везде лежат на дне, и только в Белоруссии им дается шанс занять высокие государственные должности.
       Итак, начало 1991 года. Правительство Литвы начинает реформы: в частности, 7 января идет на довольно болезненное повышение цен. Это правительственное решение вызывает волну протеста у некоторых слоев населения. У здания Верховного совета на протяжении нескольких дней идут митинги – практически одновременно собираются те, кто требует отставки правительства и возвращения цен к прежним нормам, и сторонники «Саюдиса» с лозунгами «Свободу Литве!». Но никаких стычек между разными митингующими группами не было. Кстати, как ни пытались потом союзные следственные органы найти хоть какое-нибудь подтверждение разжигания межнациональной розни между русскими и литовцами — ничего не нашли.
       А пока шли митинги, 10 января к литовскому народу обращался президент СССР Михаил Горбачев и в это же самое время в Вильнюс входили войска Псковской дивизии (в/ч 07264), начальник Генштаба ВС СССР Моисеев приказывал немедленно устроить принудительный призыв на действительную военную службу и отлов дезертиров, а вильнюсский гарнизон укреплялся, как мог. Кстати, красноречивы приказы по в/ч 78018: если еще 2 января 1991 года за каждым объектом бронетехники были закреплены рядовые, то приказом от 9 января картина меняется: рядовых сменяют офицеры. Командир танка – майор или подполковник. Механик-водитель – лейтенант. Наводчик – старший лейтенант.
       10 января в Северном городке (место дислокации Псковской дивизии) состоялось большое армейское совещание. Проводил его заместитель министра обороны СССР Ачалов. Тогда-то и была разработана операция по захвату телецентра и здания местного гостелерадио.
       На следующий день, 11 января, член Бюро КПЛ Ермалавичюс объявил о создании Комитета национального спасения. 12 января в 23.00 комитет постановил взять под контроль телебашню.
       То, что происходило дальше, помнят все, кто жил в то время. Вильнюсские телевизионщики придумали хитрый ход: зная, что в любую минуту может начаться штурм здания, они расставили по коридорам камеры. И свидетелями штурма оказались миллионы – все, кто не выключал телевизор.
       Потом, после 13 января, по советскому телевидению показывали горы оружия в здании телецентра – дескать, боевики из «Саюдиса» притащили. Однако, как потом показали все экспертизы, не было никакого оружия. А то, что пытались «втюхать» под видом целого арсенала, оказалось театральной бутафорией. Как она туда попала – вопрос, который вполне можно задать и заместителю министра обороны Белоруссии Владимиру Усхопчику.
       Пытались еще утверждать, что мирные жители Вильнюса были расстреляны с крыш близлежащих домов боевиками из департамента охраны края. А оказалось, что никаких человеческих следов и отстрелянных гильз на крышах домов не обнаружено… Зато в ту ночь солдаты, которыми командовал Усхопчик, убили 13 человек. Позже в распоряжении Генеральной прокуратуры Литвы оказались радиоперехваты переговоров подчиненных Усхопчика. Одна из фраз в эфире – «Бросай горох!» – означала приказ открыть стрельбу по демонстрантам…
       
       «Данные об изъятии у боевиков спецсредств и документов на их передачу и хранение.
       В период с 12 по 13 января 1991 года в г. Вильнюсе военнослужащими в/ч 74268, 57264 спецсредства не изымались и на склады в/д соединения не поступали.
       ВРИО начальника штаба в/ч 07264 гвардии подполковник А. Пузачев
       ВРИО начальника службы РАВ в/ч 07264 гвардии майор А. Бойко»

       
       Документ датирован 22 октября 1991 года: литовские власти вели расследование январских событий, СССР еще существовал, но Псковская дивизия уже дала независимый ответ, исключающий само существование боевиков с боеприпасами.
       Уже прошла та страшная ночь, уже погибли 13 человек и сотни были ранены, а начальник Вильнюсского гарнизона Владимир Усхопчик продолжал командовать. В его приказе от 15 января говорится: «Ночью 13 января 1991 года экстремистами были спровоцированы драки в районе телецентра. Более того, боевики применили против военнослужащих огнестрельное оружие, газ, металлические пики и другие предметы. По военнослужащим и толпе велся огонь из ближайших к телецентру домов. Личный состав воинских подразделений не имел боевых патронов и снарядов, им были выданы холостые выстрелы… Подразделения гарнизона, поддерживая рабочие дружины, действовали правильно, уверенно, заслуживают полного одобрения и поддержаны прогрессивными силами народа».
       А эта лапша, заметьте, датирована 15 января. Усхопчик еще надеялся, что никто ничего не заметит, не поймет, не запомнит и все останется по-прежнему.
       Тем не менее он успел перевестись летом 1991 года, еще до окончательного распада Советского Союза, на историческую родину, в Белоруссию, командиром 50-й мотострелковой дивизии в Бресте. С 1992-го по 2000 год командовал 5-м гвардейским корпусом в Бобруйске. Восемь лет на одном месте – для военного это крест на карьере, забвение, служебная смерть. Но Усхопчик терпеливо ждал. И дождался.
       
       Витаутас ЛАНДСБЕРГИС, в 1991 году – председатель парламента Литвы:
       — На Усхопчика имеется «гончий лист». И то, что он занимает в Белоруссии высокий государственный пост, — свидетельство отношения Белоруссии и России к тем событиям в Вильнюсе. Сама по себе Белоруссия – и это мое глубокое убеждение – не осмелилась бы бросить такой провокационный вызов, назначая, весьма предположительно, преступника на пост вице-министра тут же, под боком у Литвы… Я уверен, что без московской санкции такое назначение было бы невозможно. И не думаю, что господин Лукашенко позволит сотрудникам литовской прокуратуры хотя бы допросить Усхопчика – президент Белоруссии не настолько независим от собственной армии и собственного КГБ. А они ему не разрешат.

       Впрочем, 3 июня 1992 года в Бресте Усхопчика все-таки допросили – разумеется, как свидетеля. И вот что он рассказал: «На поставленные мне вопросы о событиях, имевших место в г. Вильнюсе в период с 7 по 13 января 1991 года и последующие дни, в настоящее время я отвечать отказываюсь, т.к. ранее по всем этим фактам проводилось расследование Генеральной прокуратурой Союза ССР, в ходе которого я уже давал показания… Действия вооруженных сил всегда были продолжением политики определенных политических структур в ответ на реакцию таких же структур, им противостоящих. В связи с этим я считаю, что за имевшие место в период с 7 по 13 января 1991 года и последующие дни события в Вильнюсе и их последствия должны нести ответственность представители политических структур, а не армия, которая исполняла приказы».
       Похоже, Усхопчик заговорил словами Клаузевица: «Война – это продолжение политики иными средствами». То есть признал, что участвовал в войне и, учитывая выводы литовских властей об этой войне и характер следствия, может быть привлечен к ответственности. Но не поспешил бежать дальше, осознавая, что в Белоруссии его уже достали, а так и остался ждать того момента, когда вновь сможет встать на трибуну в качестве командующего парадом.
       Кстати, во время службы Владимира Усхопчика в должности командира Вильнюсского гарнизона его подчиненным был Аслан Масхадов. Но вот что странно: во время боевых действий
       11—13 января 1991 года Масхадов куда-то делся. Его просто нигде не было, несмотря на все уставы. А Усхопчик, похоже, не сообразил, во что ввязался. Теперь он наверняка думает, что Лукашенко вечен и в тени августейших усов генерал может укрываться долгие годы.
       Непозволительная для генерала наивность: в вечную жизнь Сталина и отсутствие грядущей ответственности тоже верили слишком многие. Но гипсовые сталинские усы от разбитых памятников позже крепко ударили по головам тех простодушных.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera