Сюжеты

ЭТО КТО ЗДЕСЬ ТАКОЙ УМНЫЙ?

Этот материал вышел в № 36 от 22 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Аналитик, оказывается, — профессия опасная Часто говорят, что капитализм в России получился бандитский. Потому что здешние капиталисты стали собственниками «заводов, газет и пароходов» сомнительным путем, после чего лишь немногие из них...


Аналитик, оказывается, — профессия опасная
       
       Часто говорят, что капитализм в России получился бандитский. Потому что здешние капиталисты стали собственниками «заводов, газет и пароходов» сомнительным путем, после чего лишь немногие из них взяли курс на цивилизованные стандарты бизнеса. Вообще-то это не есть российская специфика, подобное прошли многие постсоветские страны. Другое дело, что за 11 лет мы в отличие от других продвинулись лишь чуть-чуть.
       «Окультуриваться» хотят далеко не все, поэтому экономическая система у нас какая-то феодальная. Сам капитализм — полугосударственный. Больше всего настораживает в этом один момент. «Феодальный», «государственный» и «бандитский» — звенья одной цепи. В качестве иллюстрации — история одного судебного иска.
       
Конфликт
       
       Год назад аналитики инвестиционной компании «ОЛМА», выполняя просьбу журнала «Нефтегазовая вертикаль», сделали оценку рыночной стоимости государственной нефтяной компании «Роснефть». Отчет был напечатан в журнале и размещен на интернет-сайте «ОЛМА».
       Руководство компании «Роснефть» мгновенно отреагировало на отчет фондовых аналитиков — юристы госнефтяников подали иск в Арбитражный суд. По мнению «Роснефти», работа специалистов «ОЛМА» не иначе как посягнула на деловую репутацию нефтяной компании, нанеся невосполнимый ущерб. Инвестиционная компания должна «ответить за базар», заплатив «Роснефти» один миллион долларов, посчитали они. Говорят, судебный иск появился с подачи президента нефтяной компании: Сергей Богданчиков после прочтения отчета был взбешен. И немудрено. Давайте вместе прочитаем самое интересное из отчета.
       «…В последнее время появились данные о том, что менеджмент «Роснефти» намеренно затягивает продажу нефтяной компании и параллельно скупает крупные пакеты акций дочерних предприятий. В этой связи возникают опасения, что скупка ведется отнюдь не в интересах государства (ОАО «Роснефть» полностью контролируется государством, в собственности правительства РФ находится почти 100% акций «Роснефти». — Н. А.), а в интересах руководства компании…»
       «…Справедливая стоимость компании, по нашим оценкам, на начало 2002 года составляет $1,253 млрд. То есть стоимость компании с 1998 года упала почти в 2 раза. Связано это, в первую очередь, с низкой корпоративной культурой менеджеров компании, с их отношением к миноритарным акционерам своих «дочек». Рыночная же стоимость компании, рассчитанная исходя из рыночной капитализации ее «дочек», акции которых торгуются на биржевом и внебиржевом рынках, является самой заниженной из всех российских компаний».
       И, наконец, последний штрих к портрету государственной нефтяной компании, написанному фондовыми аналитиками: «Действия менеджмента в последние два года были направлены на понижение капитализации компании, что не соответствует интересам главного акционера — государства».
       После всех этих слов можно понять бурю эмоций, возникшую в головах управленцев «Роснефти». Они крутят государственными инвестиционными ресурсами, разруливают потоки государственной нефти и нефтедолларов, говорят президенту и премьеру хорошие слова про государственные интересы — и вот на тебе…
       Однако эмоции эмоциями, а руководителю госкомпании следует вести себя адекватно, на чужую критику не отвечать «обраткой».
       
Тяжба
       
       Строго говоря, тут не о чем спорить. Инвестиционные (фондовые) аналитики выполняют важную для финансового рынка функцию — дают субъективные оценки компаниям, чьи акции интересны (или могут быть интересны) инвесторам. Аналитик выступает информационным посредником между покупателем акций и компанией. Он оценивает компанию, определяет, сколько денег стоит отдавать за ее акции, чтобы не переплатить, и объясняет свои выводы. При этом инвестор всегда понимает, что аналитик — вовсе не истина в последней инстанции; это человек, который всего лишь думает на заданную тему. Если аналитику не хватает ума и квалификации, инвестиционное сообщество естественно и быстро отказывается от его услуг: нести убытки, выполняя рекомендации некомпетентных экспертов, никто не желает.
       Суждения фондовых аналитиков не только субъективны, но и публичны. В этом смысле их работа чем-то похожа на работу журналиста. Вы вправе не принимать в расчет прочитанное, можете и вовсе не читать мнение данного специалиста (данного издания) — ваше право. Но протестовать против субъективной оценки нелепо.
       У менеджмента «Роснефти» другая точка зрения. Руководитель пресс-службы нефтяной компании в одном интервью обозвал тот злополучный аналитический материал «наукообразным бредом» и озвучил официальную позицию компании. Оказывается, «деловой репутации «Роснефти», которая отстраивается годами, нанесен непоправимый ущерб». И вот, чтобы поправить этот непоправимый ущерб, «Роснефть» в арбитраже потребовала взыскать с «ОЛМА» миллион долларов. Сумму иска нефтяники объяснили так: после отчета «ОЛМА» котировки акций дочерних компаний «Роснефти» упали, что принесло ей убыток как раз в один миллион долларов.
       
Разбор полетов
       
       С начала тяжбы прошло больше полугода. Обиженным на фондовых аналитиков оказался не только президент «Роснефти» Богданчиков, но и какой-то из акционеров самой инвесткомпании. Он обратился в суд города Элисты (что само по себе вещь знаковая) и потребовал непосредственно у аналитиков, делавших оценку «Роснефти», опровергнуть сведения, «не соответствующие действительности и порочащие репутацию» нефтяной госкомпании. Суд отклонил это требование, посчитав, что в отчете нет ничего не соответствующего действительности либо порочащего деловую репутацию «Роснефти». Далее нефтяники обратились в Верховный суд Калмыкии с жалобой на решение элистинского суда. Что касается иска в московском арбитраже, то он, во-первых, «заморожен»; во-вторых, увеличен до 26,8 миллиона долларов.
       В результате сложилась уникальная по абсурдности ситуация.
       Инвестиционная компания оказывает клиентам в первую очередь информационные услуги. Для этого не нужны многомиллионные активы. На балансе у «ОЛМА» нет ни двадцати шести, ни одного миллиона долларов. Эта информация открыта и известна «Роснефти». Таким образом, нефтяная госкомпания на самом деле хочет обанкротить частную инвестиционную компанию.
       В своем отчете аналитики «ОЛМА» заметили, что рыночная стоимость «Роснефти», рассчитанная исходя из рыночной капитализации ее «дочек», сильно занижена. Иными словами, акции компании должны стоить дороже, их выгодно покупать по текущей цене, но нет смысла по этой цене продавать. В принципе, это сигнал для роста биржевой стоимости ценных бумаг; другой вопрос, возможен ли этот рост: негативные факторы вроде безобразного отношения руководства «Роснефти» к мелким акционерам дочерних предприятий как раз-таки давят на рыночную стоимость бумаг… И, кстати, если акции «дочек» «Роснефти» упали на рынке после нашумевшего отчета, то нетрудно предположить, кто причастен к этому событию: прежде всего крупнейший держатель этих бумаг — сама «Роснефть», а не аналитики, которые просто дают субъективную оценку происходящему.
       Наконец, сумма, которую Богданчиков хочет содрать с инвестиционной компании, в сущности, взята с потолка. Сама «Роснефть» не котируется на фондовом рынке, так как полностью принадлежит государству. От снижения котировок акций дочерних компаний она не могла понести убытки, поскольку курсовые колебания всегда вызваны целым рядом факторов, и посчитать, насколько именно эта конкретная негативная оценка экспертов разорила «Роснефть» (если оценка вообще сыграла роль), невозможно. Более того, об убытках возможно говорить только в случае их фиксации при продаже падающих акций. «Роснефть» не продавала акции своих «дочек» (наоборот, она их скупает), поэтому ее убытки виртуальны — это не более чем абстрактные арифметические упражнения.
       Тем не менее шоу с «поруганной репутацией» продолжается.
       
       …Видите ли, в чем дело. «Роснефть» — абсолютно непрозрачная, закрытая компания. Никто не знает, что там внутри происходит. (Курьезная подробность: в своем иске юристы нефтяников обвинили аналитиков «ОЛМА», что те оценивали «Роснефть», основываясь всего лишь на общедоступной информации. То есть было признано, что «Роснефть» не предоставляет полной информации.) Президент «Роснефти» Богданчиков занят консолидацией активов дочерних компаний, акции которых скупаются весьма агрессивно.
       Схемы выкупа в таких случаях всегда слегка «серые»: государству активы достаются вовсе не по той же цене, по какой они были вырваны у миноритарных акционеров. И вот в этой ситуации звучит оценка: акции-то стоят дороже, да только из-за сомнительного менеджмента их биржевая цена занижена. Богданчиков заинтересован вышибать из миноритариев акции по минимальной цене, а тут возникает проблема — невыгодные оценки и советы какой-то там инвесткомпании. Капиталисты бандитского типа решили бы вопрос с «ОЛМА» через «братков». А Богданчиков — государственник, он наезжает через суд.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera