Сюжеты

Борис КРЮК: Я РАССТРАИВАЮСЬ, КОГДА ЗНАТОКИ ВЫИГРЫВАЮТ

Этот материал вышел в № 36 от 22 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Я РАССТРАИВАЮСЬ, КОГДА ЗНАТОКИ ВЫИГРЫВАЮТ Зима в клубе «Что? Где? Когда?» завершилась грустно: знатоки проиграли финал зимней серии и финал года. Весной играли молодые команды – и также проиграли команде телезрителей. Начавшаяся в субботу...


Я РАССТРАИВАЮСЬ, КОГДА ЗНАТОКИ ВЫИГРЫВАЮТ
       
       Зима в клубе «Что? Где? Когда?» завершилась грустно: знатоки проиграли финал зимней серии и финал года. Весной играли молодые команды – и также проиграли команде телезрителей. Начавшаяся в субботу летняя серия должна реабилитировать гордое звание «Клуба знатоков»: в этот раз будут играть сильнейшие. И первая же игра оправдала ожидания. Команда Александра Бялко обыграла зрителей «всухую» — 6:0. Такого в истории клуба еще не было.
       О клубе, знатоках и играх ведущий, режиссер-постановщик и генеральный продюсер проекта «Что? Где? Когда?» Борис Крюк — «Новой газете».
       
       – В этой серии играют самые именитые знатоки. Вы решили их собрать за столом потому, что последнее время выигрывают зрители?
       — Да, хотя зрители выигрывали и у этих знатоков тоже. Объяснить, почему я решил, что весной будут играть молодые, а сейчас – именитые, мне трудно, я могу это только чувствовать. Судить будет зритель. Александр Бялко давно не играл, и мне было интересно, кого он позвал в команду. Нам очень понравилось, кого он взял: Сиднева — капитана, который всегда поддержит, Поташева и трех обладателей хрустальных сов нового поколения. Хотя я очень удивился, когда Бялко позвал Ровшана Аскерова, а во многом он сделал эту игру.
       — В спорте считается, что профессиональные судьи – это те, кому не удалось стать чемпионами. А вы никогда не хотели быть знатоком?
       — Вот уж кем я никогда не хотел быть – так это знатоком. Мне всегда хотелось задавать вопросы, а не отвечать на них.
       — Ведущий должен сохранять нейтралитет? Он за знатоков или за зрителей?
       — Программе больше двадцати пяти лет, и мне кажется, до сих пор никто толком этого так и не понял. Я думаю, ведущий знает, что ему делать. И, как живой человек, он реагирует на происходящее. Конечно, я больше тяготею к телезрителям. Но когда знатоки играют хорошо – я за них радуюсь. Когда они хорошо играют, но проигрывают — я огорчаюсь. Когда плохо играют, но выигрывают, – расстраиваюсь. Когда плохо играют и проигрывают – радуюсь. Все зависит от игры, от того, было ли у знатоков озарение. Например, молодая команда, которая играла весной, хоть и проиграла, но у меня поменялось к ней отношение после одного вопроса, который был признан лучшим вопросом прошлой серии. Им дали портрет молодого Маяковского, и надо было по взгляду догадаться, что он делал в тот момент, когда Репин рисовал его. И их озарило. Они догадались, что он тоже писал портрет. Это нельзя знать, об этом можно только догадаться, почувствовать.
       — Недавно вы стали использовать интернет. Это дань моде или необходимость?
       — Это потребность. Вся проблема сектора, связанного с интернетом, заключается в том, что в интернете очень много хулиганов, которым хочется не вопрос задать, а побаловаться.
       — С использованием интернета количество вопросов увеличилось?
       — С вопросами у нас проблем нет никогда. На одно место на столе приходит по тысяче вопросов. Поэтому три тысячи, десять или двадцать пять — с точки зрения одного вопроса не имеет значения. Достаточно ста писем, лишь бы вопросы были хорошие. Проблема больше в качестве, а не в количестве.
       — Как меняются вопросы? Если считать вопросы произвольной выборкой культурного уровня страны, какая тенденция прослеживается?
       — Сначала были вопросы, которые лежат на поверхности, – про Пушкина, про Микеланджело, про Леонардо. Сейчас спрашивать об этом не имеет смысла, потому что знатоки знают наизусть каждый их день жизни. Каждый из них знает по двадцать самых популярных фраз Черчилля, а таких «черчиллей» — сотни. Сегодня играть со знатоками в знания бессмысленно. Нужно играть в то, как они соображают, додумываются до правильного ответа. И знатоки, что были двадцать пять лет назад, по сравнению с сегодняшними «не тянут». Сейчас это профессионалы. Когда зарождалось движение, это были «продвинутые» студенты московских вузов. А сейчас играть в «Что? Где? Когда?» начинают с детства, проходят чемпионаты до десяти лет, до четырнадцати, до восемнадцати, взрослые… Они все время играют, и представьте, на сколько вопросов эти «дети» уже ответили. Поэтому по объему знаний нынешние знатоки на несколько шагов впереди. Но это и есть жизнь. Мой ребенок в десять лет понимает больше, чем я в эти годы, а я в десять лет понимал больше, чем мой отец и мой дед в десять лет. Это естественно. Реально сейчас в клубе остались два человека из той поры – Друзь и Бялко. Поиграв двадцать пять лет, они составляют конкуренцию молодым, которые должны, по идее, их обходить. Но это самородки, люди гениальные сами по себе.
       — Программа существует давно. Изначально призом были книжки, потом была резкая коммерциализация, а сейчас деньги получают зрители. Насколько важен финансовый фактор в программе?
       — Мы уже два года не играем на деньги. Финансовый фактор для знатоков не важен, им не нужно играть на деньги. Для знатоков это своеобразное развлечение, которое для них устраивают. Они эрудированные, интеллектуальные люди, и в благодарность за это с них можно деньги не брать. Игру знатока трудом нельзя назвать, а придумать вопрос, найти, сверить – это огромный труд. Ведь это действительно сложно — у знатоков существует база вопросов, их количество уже перевалило за сто тысяч. И зрителю надо найти уникальную информацию, которую еще не нашли несколько тысяч знатоков, каждый из которых придумывает в день по паре вопросов. Почта сортирует письма в мешки порядка четырех тысяч в каждом. В лучшем случае на стол попадают два или три вопроса. Мы понимаем, какой это тяжелый труд, и ценим его.
       — А как вы относитесь к другим интеллектуальным шоу, где за знания дают деньги?
       — На мой взгляд, интеллектуальных шоу больше нет, разве что еще «Сто к одному». Есть викторины на эрудицию – «Своя игра», «Кто хочет стать миллионером». Там ты либо знаешь ответ, либо нет. А «Что? Где? Когда?» и еще «Сто к одному» отличаются от викторин тем, что надо придумать ответ на вопрос. Интеллект – это не знание, это рождение новой мысли, новой информации в процессе размышления или обсуждения, которой ты не знал. К викторинам я неплохо отношусь, просто они находятся в другом поле.
       — А «дочка» «Что? Где? Когда?» — «Брэйн-ринг» — в каком поле?
       — Трудно сказать, ведь программы больше нет. Уникальность «Что? Где? Когда?» заключается в уникальности соперника. Соперник у знатоков – зритель и вопрос. Вроде соревнуются груши с яблоками, а получается интересно. «Брэйн-ринг» – условно дочерний. Там тип вопросов такой же, но играют знатоки против знатоков. Эти встречи – своеобразный гамбургский счет, выявление лучшего. И большое упущение, конечно, что программы больше нет. Для знатоков это было самое главное соревнование — кто из них больше знаток, чем другие.
       — Клуб знатоков считается элитарным. В чем его элитарность?
       — В том, что знатоков много, а здесь могут сыграть единицы. Это не чемпионат, знатоки отобраны не по спортивному принципу. Может быть, есть люди, которые знают больше, но у нас не играют, а, например, в «Своей игре». С моей точки зрения, у нас играют личности. Это не компьютер по выдаче информации, без чувств, озарений. Здесь важно, какой сам человек.
       — Что вы собираетесь дальше менять?
       — Если у меня возникает мысль что-то поменять – я меняю сразу, в процессе подготовки очередной серии. У меня нет долгосрочного планирования, все спонтанно, если чувствую, что нужны изменения. К весне мне показалось интересным менять картинку после каждого раунда, пустить бегущую строчку про вопрос, про игрока, и мы это сделали. Что будет дальше – я не знаю. Закончится эта серия игр – будет следующая.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera