Сюжеты

«ПАРТИЯ ДЕРЕВЯННЫХ» ПРОТИВ «ПАРТИИ ЗЕЛЕНЫХ»

Этот материал вышел в № 37 от 26 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Отменить доллар? Как ни странно, ведущие эксперты и крупные российские бизнесмены всерьез взялись за это дело. Видимо, президент их услышал Незадолго до президентского послания с его тезисом о сильном рубле к нам в редакцию пришла статья...


Отменить доллар? Как ни странно, ведущие эксперты и крупные российские бизнесмены всерьез взялись за это дело. Видимо, президент их услышал
       
       Незадолго до президентского послания с его тезисом о сильном рубле к нам в редакцию пришла статья Алексея Кириллина, руководителя «Русской пивоваренной компании», из Рязани. Предприниматель написал не об успехах или проблемах своего бизнеса, а о… рубле и долларе.
       Кратко тезисы господина Кириллина сводятся к следующему. Российские власти должны:
       1) сделать рубль дорогим;
       2) запретить обращение наличной иностранной валюты внутри страны.
       Зачем? По мнению предпринимателя, «перевод денег в иностранную валюту — просто изъятие ресурсов из экономики». Каждый раз, когда владелец российской валюты меняет ее на иностранную, происходит отток инвестиционных ресурсов. В результате, по его мнению, российский инвестиционный потенциал используется где-то на треть. В общем, надо запретить деньги других государств в России.
       Второе: доллар давно не стоит столько, сколько нам объявляет Центробанк. Если бы ЦБ не скупал доллары, обильно печатая под них рубли, курс рубля был бы намного выше сегодняшнего.
       Эти тезисы могут показаться странными. Ведь за десятилетие реформ мы привыкли думать, что сильный рубль вреден да и просто невозможен. Что же касается запрета инвалюты — таковой на первый взгляд вообще выглядит как фантастика и произвол одновременно. Мы привыкли, что рубль — не деньги, копим доллары и ни за что с ними не расстанемся!
       По нашему мнению, просто взять и запретить хождение чужой валюты — не трудно, но бессмысленно. Совсем другое дело — сделать рубль более привлекательным. Вот доллар падает уже полгода, люди понимают, что держать его невыгодно, — и происходит все само собой.
       Еще: просто укрепить рубль — мало, надо расширять его обращение. Нужна цельная экономическая программа, включающая реформу налогового, таможенного, валютного законодательств, и нужна промышленная политика. Без всего этого получится карикатура, август девяносто восьмого.
       Но — как бы то ни было — примечательно, что «вернуть рублю былую славу» хотят не только продвинутые российские финансисты, но и крупные бизнесмены. Значит, что-то в этом есть.
       
       На протяжении всей минувшей недели так много говорилось о падающем долларе, что избавляться от американской валюты начали не только умные, но и дураки. «Долларовые страдания» чуть было не затмили куда более интересные события — реакцию правительства на президентское послание.
       Экономические успехи России «весьма и весьма скромны», мягко отметил Путин, — и это при высоченных мировых ценах на нефть. Темпы роста снижаются, страна по-прежнему зависит «от подачек международных финансовых организаций или непредсказуемых поворотов внешнеторговой конъюнктуры». Зато «российская бюрократия неплохо приспособилась извлекать так называемую административную ренту из своего положения». Мало того, кое-кто говорит, что «российской экономике не нужны качественные подъемы и рывки». Одно это должно было сильно напрячь наших министров. Но было кое-что еще.
       Президент сказал, что «за десятилетие мы должны удвоить ВВП страны», а это «потребует глубокого анализа и уточнения существующих подходов к экономической политике». Кроме того, «стране нужен рубль, свободно обращающийся на международных рынках».
       Способен ли на такие подвиги кабинет Касьянова — большой вопрос. Как выразился недавно один российский бизнесмен, руководители Минфина и Минэкономразвития не могут измениться, поэтому они должны застрелиться. Но стреляться — некомфортно: поэтому правительственные чиновники всю неделю, по сути, объясняли, что президент имел в виду другое. Перевирая смысл послания, слуги народные старательно делают вид, что с президентом согласны. Мол, мы как раз об этом же, Ваше превосходительство. К примеру, первый замминистра финансов Алексей Улюкаев пообещал свободу движения капитала к 2007 году.
       Сказать по совести, это просто издевка. Чиновники фактически уходят от поставленных задач и ответственности: к 2007 году в стране будет действовать совсем другое правительство. Председатель ЦБ России Игнатьев, говоря о внешней конвертируемости рубля, также обходится исключительно туманными фразами. Ну а реакция премьера Касьянова на задачу удвоить ВВП — вообще молчок.
       Они искренне не понимают, зачем все это, им страшно даже думать. Потому что в установившемся с 1992 года формате экономического мышления власти эффективный рубль как инструмент экономической экспансии попросту отсутствует. Там также нет таких понятий, как кредит и капитал.
       Однако в России есть не только либерал-монетаристы. В этом убедился наш корреспондент, побывавший на заседании Никитского клуба ученых и предпринимателей за два дня до выступления Путина…
       
       «О технологии трансформации экономики России» — так назывался доклад Андрея Годзинского, председателя совета директоров Восточной финансовой компании и президента центра социально-экономической стратегии «Другие реформы». Он был приглашен выступить самим президентом Никитского клуба — легендарным академиком Капицей. В конференц-зале отеля «Балчуг», где собрались члены клуба, бизнесмены, экономисты, а также журналисты, была озвучена неоригинальная мысль: так жить нельзя. Но вот что оригинально: докладчик и участники говорили на тему «что делать».
       
       Капитализм без капитала
       Финансист сказал, что мысли, составляющие суть этого доклада, существуют уже семь лет. Впервые он задумался об этом, выполняя по заказу РАО «ЕЭС России» анализ активов компании. Выяснилось, что на момент образования она стоила где-то 425 млрд долларов. Если уменьшить эту сумму на износ, получится что-то около 200 млрд долларов. В 1992 году РАО оценивалось всего в 100 млрд. А сейчас энергетический гигант оценен рынком примерно в 4 млрд… Подобное падение капитализации произошло в масштабах всей страны — Россия как совокупность имущества, предприятий, людей, грубо говоря, ничего не стоит. И это та самая Россия, которая — наследница космического и ядерного СССР!
       Мы были, в сущности, богатой страной, считает Годзинский. У нас был огромный рабочий капитал. Среднемесячные траты на одного гражданина составляли тогда что-то около 500 долларов; только из них лишь 100 платилось человеку напрямую, остальное происходило в виде бесплатных путевок, квартир, низкой квартплаты и других благ. Структура экономики была, правда, перекошена в сторону ВПК, не было рыночного сектора, а значит — колбасы и штанов. Но сам экономический фундамент существовал, и он был огромен… Куда делась вся эта мощь?
       «Любой капитализм, как справедливо заметил еще Карл Маркс, начинается с рабочего капитала Д-Т-Д, — рассуждает Годзинский. — Можно констатировать точно, что теперь рабочего капитала у нас как страны сегодня, после эпохи неудачных реформ, нет». Есть лишь некая иллюзия благополучия, особенно в Москве. Но никакого развития, только дальнейшее разрушение.
       Годзинский энергично рисует график. Объясняет:
       «В этой точке (А) финансовые характеристики России в 1989—1991 гг., конечно, примерные». Отвлекается и поясняет: «СССР, между прочим, был заемщиком номер один на мировом финансовом рынке». Нет, не в том смысле, что Союз много занимал. Наоборот. Иностранцы «мечтали о том, чтобы дать СССР кредит». Потому что «СССР как экономическая система обладал привлекательными финансовыми параметрами, высочайшей ликвидностью государственных обязательств любого толка: будь то ценная бумага или госгарантия!». Попросту говоря, у страны был высочайший кредитный рейтинг. Рабочий капитал России в 1990 г. составлял 2—2,5 трлн долл.
       «Итак, расходы 500 долларов на человека в месяц. И ликвидность государства — единица. Теперь точка «В». Это та точка, где мы по чистым активам страны находимся сегодня, принимая во внимание отрицательную динамику параметра «средневзвешенные траты одного россиянина на потребительском рынке России». Она, эта величина рабочего капитала страны, или чистых активов, находится ниже оси координат именно потому, что этот совокупный общественный продукт стал за эти годы отрицательной величиной».
       Финансист утверждает, что «траты на потребительском рынке на человека в месяц в России сейчас находятся в районе 60 долл.» (точка В на графике).
       Годзинский резюмирует по поводу рабочего капитала: его нет. Точнее, раньше было 2—2,5 трлн долл., но из них полтора трлн долл. сожжено «реформами». И ситуация ухудшается, а у людей, управляющих страной, нет даже понимания, что происходит. «Можно создать лукавыми отчетами иллюзорный экономический рост, но это фикция».
       
       Пусть всегда будет рубль!
       Куда делся рабочий капитал? Его «вымыло» из страны. Объясняя это, докладчик погрузил слушателей в хитрости международных финансов. Немцы экспортируют «Мерседесы» в Америку по 120 тысяч марок в старых ценах, получая в оплату около 70 тыс. долларов. Когда курс доллара вырастает, американцы платят за машину уже только 50 тыс. долларов. Это утечка капитала — 20 тыс. долл. на каждую машину! — в федеральную резервную систему США.
       Точно так же происходит с ресурсами России: правительство сознательно «топит» рубль уже 12 лет, а дешевый рубль «вымывает» капитал из страны. Финансист объясняет: «При каждой «полезной» девальвации рубля — полезной, как много лет нам твердят все, от Гайдара до Илларионова, — мы делаем маленький такой «качок» специально обесцененного рабочего капитала России в пользу США». Именно так, по словам Годзинского, и был выкачан из России рабочий капитал — к сегодняшнему дню на полтора триллиона долларов.
       Что-то можно изменить? По мнению Годзинского, можно. Надо восстанавливать рабочий капитал Российской Федерации.
       Где его взять? Возможности вытащить из кубышки, быстро-быстро заработать или взять в долг у нас сейчас нет. Правда, уточняет Годзинский, есть еще деньги на содержание Москвы и нефтяных скважин, но это для страны в целом смешные деньги. Настоящие деньги будут, если «создать ликвидность федеральных обязательств, равную единице».
       Дальше Годзинский стал говорить вещи, совсем непонятные и невозможные с точки зрения той экономической политики, что наблюдается в России сегодня. Он сказал, что надо создавать рынок внутреннего долга. Рубль мы опускать больше не будем, наоборот, сделаем его привлекательным для бизнеса. Чтобы работать в рубле, копить сбережения в рубле и владеть имуществом в России стало очень выгодно. Еще надо сделать, чтобы люди много тратили, — тогда начнется экономический рост, основанный на внутреннем платежеспособном спросе. То есть необходимо развитие кредита… Для того, чтобы все это стало реально, «правительству РФ придется жить в некоем жестком коридоре, поддерживая заданные параметры для подъема экономики»…
       Но пока все по-другому. Любая предпринимательская затея в России «приведет рано или поздно к вашему разорению». «Прибыльными являются только сворованные из бюджета деньги», добавил финансист.
       По окончании доклада стали высказываться другие эксперты.
       
       Идеи есть. Нет спроса
       Александр ГОРЕЛИК из Информцентра ООН уточнил, надо ли отказаться от услуг МВФ: «Вы больше о нас не беспокойтесь, работайте в Албании и Заире, а мы как-нибудь проживем собственным умом. Так?».
       «От услуг МВФ надо было отказываться уже давно, еще в 96-м году. Тогда наши потери были бы вполовину меньше», — ответил Годзинский. Но тут же вспомнил свой диалог с экс-министром иностранных дел Козыревым, состоявшийся в 1997 году. «Часа четыре я ему все рассказывал, а потом он меня спрашивает: «А что скажут на это друг Гельмут и друг Билл?»… Я ответил: «Когда мы наводим порядок на своей экономической территории и если им что-то начнет не нравиться, значит, Министерство иностранных дел должно объяснить, что они ошиблись — это не их, а наше экономическое пространство…».
       Когда разговор зашел о девальвации доллара, мол, не специально ли американцы опускают свою валюту, Годзинский в ответ замахал руками:
       «Они просто словами прикрывают свои внутренние проблемы! На самом деле Америка только и процветала благодаря сильному доллару!». Подумав секунду, он спросил: «Почему немцы, продавая «Мерседес», просят заплатить за него в евро, а мы, продавая тонну нефти, просим заплатить за нее в долларах, а не в рублях? Почему мы не делаем такую простую вещь? Знаете, сколько ликвидности только за счет этого у нас здесь прирастет?»…
       «Рубль надо делать качественным, привлекательным, и сделать так, чтобы бизнес ушел в рубль», — снова начал Годзинский финансовую теорию. И тут же перешел на практику: «Но в рубле оставаться страшно, если правительство постоянно говорит, что обесценивать рубль — полезно!».
       Отто ЛАЦИС, зам главного редактора «Русского курьера», указал на такую странность: раньше руководство ЦБ РФ говорило, что надо накопить в резервы 40 млрд долл., а уж потом можно не копить, а тратить на развитие страны. Но теперь резервы — уже 60 млрд, но 20 млрд «излишка» денежные власти почему-то не используют.
       Андрей РАЗБАШ, телекомпания «ВИД», ОРТ, вспомнил, как Годзинский когда-то, объясняя, «почему у нас все так», сказал буквально два слова: «Спроса нет!». «Действительно, нет спроса общества. Разорвана обратная связь в нашей стране. А это неправильно, и если исполнительная власть не может работать, ее надо менять, а если не хочет — заставлять…»
       Капица дал Годзинскому «последнее слово».
       «Вспомним, как российское общество отмобилизовалось, решая колоссальные задачи. Одна победа над Гитлером чего стоила! Одна гонка вооружений чего стоила! Мы нигде никому никогда не проигрывали. Почему? Потому что мобилизация общества была дикая. Кто его мобилизовывал? Либо диктатор, либо — если мы ушли в демократию, — то, пожалуйста, общество, — мобилизуйте это правительство, чтобы поставить задачу. Мы хотим 3 — 3,5 тыс. долларов потребительских расходов в месяц, это даст рост ВВП в разы! Мы, профессионалы, которые умеют работать и делают это годами в отраслях промышленности, в крупных инвестиционных проектах, — мы окажем содействие этому правительству. Если оно забыло азы экономики, запуталось в теории, называет инфляцией совершенно неинфляционные вещи, не понимает, что такое рубль, то это поправимо. Так же как у нас есть великолепные инженеры, историки, физики, у нас есть и нормальные экономисты, — у нас нет только заказа общества на все это!.. Надо требовать качественного события от правительства, break even point… Я вам сказал: надо найти эти полтора триллиона долларов сегодня — вот цена вопроса для нас как для страны. Не создадим механизм появления у России этого капитала сейчас — через год эта цифра будет два с половиной триллиона, и забудьте об этой стране, все, спустите флаг».
       «Если финансовый чиновник США скажет однажды в 9 часов утра, что доллар надо специально ослаблять, — в 10.00 он будет уволен… Наши премьер и экономический советник президента говорят об этом постоянно — и никто их не увольняет... Если бы это говорил враг, я бы понял, потому что это было бы логично...».
       «Мы должны понять, что демократия — это прежде всего спрос общества и ответственность власти. И пока общество не применит спрос к этим людям, ничего не изменится».
       
       Дайте приказ наступать!
       Академик КАПИЦА в заключительном слове сказал: «Вот это, пожалуй, главное: спрос на мысли, которого нет». И еще: «Говорят, что рынок, современное общество — это есть система самоорганизации. Но в то же время самые крупные достижения в области экономики делались на основании какого-то внешнего воздействия».
       Это было 14 мая. А 16-го Путин сказал, что пора работать по-взрослому. Между этими двумя событиями, насколько мне известно, есть связь. Накопилась некая критическая масса недовольства: много весомых фигур осознали, что грабить себя невыгодно.
       
       
       Вместо послесловия
       
Монетаризм для России — это в конечном счете инсталляция программы «Нефть в обмен на продовольствие»
       
       Когда люди тратят деньги на продукты, одежду и автомобили — какова реакция производителей? Нормальная — такая: производить больше продуктов, одежды и автомобилей. Если потребительский спрос растет слишком быстро, цены могут чуть подниматься. Но в принципе растущий спрос удовлетворяется растущим предложением. Даже в советской экономике, с ее перекосами в пользу «оборонки», с очередями и талонами, было примерно так же.
       Теперь у нас капитализм с либерал-монетаристами на капитанском мостике. И когда заходит речь о том, что в экономике должны вращаться деньги, должны быть кредиты, Гайдар, Игнатьев, Кудрин и Касьянов кричат: нет, ни в коем случае, потому что будет инфляция!
       Вот чтобы не было инфляции, надо реструктурировать экономику, поднимать промышленность и строить банковскую систему… А еще в нашей стране живут 150 миллионов человек, которые умеют работать и хотят потреблять продукты, мебель, одежду и квартиры. Но наше правительство не знает этих людей. Оно знает слова «Давос» и «профицит», а что такое внутренний спрос — не знает…
       Монетаризм для России — это в конечном счете инсталляция программы «Нефть в обмен на продовольствие». Да мы, в сущности, уже живем по ней. И мы, кажется, все понимаем, что так нельзя. Это — нищета, безысходность, деградация, тупик. Даже наши министры каким-то местом это чувствуют. Но у них хронически не хватает таланта и совести, чтобы работать. Нет амбиций. Есть только офшорные счета.
       Однако, похоже, что-то начинает меняться. Президент четко проговорил: увеличить ВВП — в два раза, рубль — крепкий, конвертируемый. Эти задачи в рамках нынешней экономической политики («опускать рубль и душить бюджетников») нереальны и бессмысленны. Следовательно, речь идет о кардинальной смене экономического курса. Значит, возможно, скоро мы услышим, что кроме монетаризма, оказывается, есть и другие школы. Вспомним, что у нас лучшие ученые и, честно говоря, вполне трудолюбивый народ. Капитализация нашей страны вырастет — то есть будут цениться имущество, труд и мозги…
       Интересно, получится? Посмотрим.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera