Сюжеты

ВЕРТИКАЛЬ ОТКЛОНИЛАСЬ ОТ ПРЕЗИДЕНТА

Этот материал вышел в № 37 от 26 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Проповедь священника в исправительном учреждении Обращение президента напоминает проповедь священника в исправительном учреждении. Он им — «не убий», а они заточку в кармане греют. По крайней мере, эффект — тот же: совесть пастыря...


Проповедь священника в исправительном учреждении
       
       Обращение президента напоминает проповедь священника в исправительном учреждении. Он им — «не убий», а они заточку в кармане греют. По крайней мере, эффект — тот же: совесть пастыря успокаивается на год, а паства возвращается к своим прежним мирским занятиям: воровать и грабить. Вот, например, две здравые идеи: амнистия и создание конкурентной среды… И сказано хорошо, и мысли актуальные. Только результата нет. И не будет.
       Сейчас никто уже не вспоминает, например, про амнистию капитала, которая когда-то полунамеком была объявлена президентом. Потому что толку чуть. Нет данных о том, что деньги вернулись из эмиграции.
       В России какая-то эпидемия амнистий: освобождают всех, от легкотрудниц до маньяков-орденоносцев. На Западе же это явление — редкость и не касается, как правило, уголовников. Например, во Франции с приходом нового президента амнистируют все штрафы за неправильную парковку. И страна живет от выборов до выборов, увертываясь от судебных приставов.
       У нас же принято считать: амнистия — гуманный способ перевоспитания. Про себя держат в уме, что это еще и необходимый шаг, дабы освободить тюрьмы для новых зэков. На самом деле самый гуманный способ — сажать человека в камеру, рассчитанную на два-три места. Когда же в «хате» на тридцать коек живут восемьдесят человек, никто не перевоспитается. В человеческих условиях изоляции само лишение свободы воспринимается болезненнее, потому и наказание — эффективнее.
       Чеченские амнистии — особая статья. Они всегда были направлены на то, чтобы каким-то образом ослабить силы боевиков. Итог никому не известен, но боюсь, что все, кто вышел из банд, были отправлены к праотцам своими бывшими соратниками или вернулись обратно. При этом нужно помнить, что амнистированному гражданину отпускаются все предыдущие грехи, но ему ничто не мешает на следующий день вновь приняться за старое.
       Сейчас произойдет то же самое. И правильно, цель-то другая — в случае обострения конфликта всегда можно сказать: «Ну посмотрите, мы же сделали все возможное». В качестве пиара — сойдет; с точки зрения разрешения конфликта амнистия может только запутать ситуацию, поскольку вместо реальных действий совершаются ритуальные политические телодвижения.
       Помимо «амнистии» самым модным словом в обращении президента стало «конкуренция». Бесспорно, это — важно. Но для начала хотелось бы, чтобы возникла конкурентная среда при выборах президента. А пока… Наша экономика неконкурентоспособна, и нет никаких законных рычагов, чтобы изменить ситуацию. У нас определяющая сила — 51% акций. Если этого пакета у вас нет — вы никто и звать вас никак. Миноритарный акционер физически не может ни с кем конкурировать, потому и биржи не работают. А без бирж — какая конкурентная среда? А если кто-то и набрал вожделенный 51%, то на фиг им конкуренция?
       Пока все большие компании находятся в руках лиц, держащих контролирующий пакет, все пожелания президента — не более чем мантры. Конкуренции не будет. Всё. Точка. А ведь кроме олигархов существуют еще и ГУПы (государственные предприятия), с которыми конкурировать невозможно по определению. Попробуйте сегодня создать альтернативу почте…
       Конкуренция у нас существует только на уровне палаток, да и то нездоровая, с привлечением ОМОНа. И потому эффективно соперничают между собой только силовые структуры на рынке крышевания. Они вытеснили оттуда весьма серьезный бренд — братву, и пальцы веером сменились на ладошку к козырьку.
       С политикой — то же самое. Успешно создается внеконкурентная политическая структура — государственное унитарное предприятие (ГУП) — партия власти, она же — «Единая Россия».
       Что делать, чтобы исполнить пожелания президента? В экономике — начать с законодательства об акционерном обществе. Ведь в том же BONY самый большой акционер не имеет более 6—8 процентов. Но как это сделать, если президент что-то говорит, а потом политические ГУПы начинают сказанное мусолить и замусоливают-таки. Идеи президента и действия исполнителей — это две параллельные прямые, чья судьба известна из курса начальной школы.
       Хотя очевидно: как только заработает политическая биржа — выборы, как только откажутся от идеи однопартийного парламента, сразу все станет на свои места. И как следствие появится конкуренция в экономике. И наоборот — заработают биржи, распылятся пакеты акций — будет вам настоящая многопартийность. С шестерых нефтяных олигархов можно стрясти деньги на поддержание штанов правительственной партии, а ты попробуй стряси средства со 150 тысяч акционеров только одной нефтяной компании, как на Западе. 150 тысяч акционеров объяснят власти, куда и как ей нужно пройти.
       Публичная политика в России виртуальна: президент играет в компьютерную игру «Стратегия», искренне удивляясь (правда, все меньше и меньше), что его здравые мысли к реальности не имеют никакого отношения. Потому что политика публичная и политика реальная — вещи диаметрально противоположные. Вот между ними и идет настоящая конкуренция.
       

       ведущий рубрики «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera