Сюжеты

ПОРТВЕШОК — ЭТО ВСЕ, ЧТО НАС СВЯЗЫВАЕТ С ПОРТУГАЛИЕЙ

Этот материал вышел в № 37 от 26 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Чтобы ее догнать, надо избрать того, кто это предложил Не далее как пару недель назад президент огласил свое послание Федеральному собранию. По газетным меркам оно, конечно же, уже не событие. Какой смысл анализировать то, что до тебя...


Чтобы ее догнать, надо избрать того, кто это предложил
       

     
       Не далее как пару недель назад президент огласил свое послание Федеральному собранию. По газетным меркам оно, конечно же, уже не событие. Какой смысл анализировать то, что до тебя давно и многократно проанализировано? Речь сказана, политики посудачили, журналисты со всех сторон осветили, вдохновленная бюрократия оперативно откликнулась. А главное – простой народ уразумел, на что ему теперь можно рассчитывать и во что верить. Наступил закономерный этап угасания общественного интереса. Теперь с каждым днем о том, что было произнесено в Мраморном зале, станут вспоминать все реже и реже. А через месяц – это можно утверждать наверняка – о нем вообще забудут. И забвение продлится до тех пор, пока из Кремля не произойдет санкционированной утечки, которая всегда в таких случаях происходит: «Президент работает над очередным посланием. В нем будет такое!»
       
       Российская политика уже давно напоминает паровоз, у которого весь пар уходит в свисток. После каждого послания в стране, если разобраться, ровным счетом ничего не меняется. Все движется прежним курсом. Зато всякий раз под новый аккомпанемент всеобщего одобрямса. Такой звонкий, что волей-неволей веришь: вот они, долгожданные перемены! Через какое-то время уже не вспомнится суть сказанного — ни цифры, ни сроки. Кто, к примеру, сейчас вспомнит, что именно в 2001 году президент говорил о борьбе с бедностью или про реформу армии? А ведь много и очень хорошо говорил… У подобных посланий всего лишь две цели. Первая – породить в обществе неосознанное ощущение надежды. А вторая — когда надежды не оправдаются, должно появиться столь же неосознанное желание поддержать: «Президент хотел, но ему мешали!». А кто мешал? Знамо дело…
       Прежние вожди тоже слыли великими выдумщиками. Любили нарисовать какую-нибудь картину светлого завтра. Чтобы народ не отвлекался на сиюминутное, вроде хлеба и крова, а больше думал о возвышенном, например о том, как замечательно будут жить будущие поколения. Хрущев, например, пообещал скорый коммунизм. Брежнев замыслил раз и навсегда решить продовольственную проблему. Андропов успел вдохновить высокой целью – всеобщим укреплением трудовой и производственной дисциплины. Ельцин – масштабная все-таки личность! – пошел еще дальше и пообещал всех без исключения граждан страны сделать собственниками. Конечно, не было ни одного случая, чтобы желаемое стало действительным. Как правило, все замирало даже не на пути к финишу, а еще на старте. Но это никого не тревожило и не удивляло. Потому что и «верхи», и «низы» прекрасно понимали, что ожидание светлого завтра — всего лишь ритуал несвободной жизни. Одни вынуждены делать вид, что живут исключительно заботами о благе народа. Другие обязаны изображать глубокую благодарность за эту самоотверженную заботу. Ныне в России такое время, когда в политическую обыденность возвращается многое из прежних традиций. Среди них, похоже, и традиция всеобщего лицемерия.
       Год назад президентом были сказаны очень проникновенные слова: «Сегодня колоссальные возможности страны блокируются громоздким, неповоротливым, неэффективным государственным аппаратом». И что же изменилось? Если не вспоминать кое-какие кадровые рокировки, в которых больше подковерной интриги, нежели аппаратного обновления, то, в общем-то, ничего. Та же неповоротливая и неэффективная громадина. Вице-премьеров в правительстве стало даже больше, министров тоже. Про окружное чиновничество и говорить нечего – растет словно на дрожжах. Да и в самой президентской администрации столоначальников отнюдь не убавилось. В общем, благие речи не нашли воплощения в столь же благих деяниях. А почему? Кремль об этом не говорит, но дает понять: из-за яростного сопротивления бюрократии. Никто не ведает, кто именно и как сопротивляется, но куда проще, не мучая себя размышлениями, уверовать в козни всех тех, кто увешал свои кабинеты портретами с ликом Всенародноизбранного.
       Ну не ерунда ли?! Если разобраться, бюрократия лебезит перед президентом, не потому что отвлекает его внимание от своих недобрых намерений, а потому что он – всемогущ, а она не способна ни на какую самостоятельность. Она способна только прислуживать. С каждым из ее представителей, да и со всеми вместе, президент в любой момент может сделать все, что возжелает. И если до сих пор этого не сделал, то вовсе не оттого, что кого-то страшится. Единственное, что сдерживает, — клановый интерес. Не затронуть бы ненароком кого-нибудь из своих! В итоге происходит известная цепная реакция: один радеет за другого, а тому, в свою очередь, тоже есть за кого порадеть. Это называется самооплодотворением бюрократии. И не в интересах президента что-то менять, потому что он сам – продукт такого самооплодотворения.
       Если бы это было не так, то объявленная еще в 2001 году административная реформа уже давно во что-нибудь да воплотилась. А о ней вспомнили ровно за сутки до оглашения президентского послания. Правительство вдруг принялось обсуждать самый важный вопрос — как упорядочить функции государственного контроля. И сделало это с присущей ему деловитостью: «Из 5000 функций нами признано избыточными 250!». Едва ли кто понял, что из этого следует. Но поскольку заявление прозвучало в преддверии политического события, то понятно, в чем состояла его главная задача: создать видимость какой-то результативности. После этого уже ни правительство, ни тем более президентские службы нельзя будет упрекнуть, что административная реформа не сдвинулась с мертвой точки.
       Пиар окончательно размыл политику. Поэтому сейчас так трудно бывает понять, какие мотивы движут властью. Не так давно главе МЧС (эффективному, кстати) президент присвоил звание генерала армии. Это из-за надвигающихся выборов (главный спасатель, как известно, один из лидеров «Единой России») или оттого, что у нас так много всего горит, рушится, тонет и взрывается? Если последнее, то Шойгу недолго дослужиться и до генералиссимуса.
       А к чему одну даму на посту «социального» вице-премьера поменяли на другую даму? Считается, что в правительстве обязательно должна быть женщина. Но никто не скажет, зачем. Должна быть. Это очень напоминает то, как в 70-е годы прошлого века ЦК КПСС рекомендовал комплектовать на предприятиях и в госучреждениях состав партийных комитетов: «В подтверждение того, что в нашей стране не существует антисемитизма, целесообразно выдвигать в парткомы кадры еврейской национальности». Как бы то ни было, объявленной реформы госаппарата не произошло. Конечно, на руководящих постах появились новые люди, но, по сути, все так и осталось, как было. Да и хотел ли кто что-то менять?
       Вдохновенную идею, под которую можно было бы организовать всеобщее ликование, ныне отыскать не так просто. Народ разуверился. Но нынешняя кремлевская команда в поиске. Это чувствуется. Начинала она с политических абстракций вроде «наведения конституционного порядка в стране», но, поднабравшись опыта, поняла, что этот лозунг – продукт недолгого хранения. Во-первых, законопослушание – отнюдь не национальная черта россиян. А во-вторых, она – и не черта самой российской власти. К тому же народ, даже такой нетребовательный и легковерный, как наш, нельзя как угодно долго дурачить. Рано или поздно он начнет раздражаться из-за того, что президент красиво говорит о порядке, а в реальной жизни его не становится больше. Это тот случай, когда время от времени сказанное все-таки нужно хоть чем-нибудь подтверждать.
       А чем? Борьбой с коррупцией? Не получится, ибо такая борьба должна начинаться с верхних эшелонов власти, а там уже все свои. Подрастрясти олигархов? Значит, пилить сук, на котором сидишь. Остановить безудержное дорожание жизни? Невозможно, не покусившись на олигархово. Может, взять да и восстановить, наконец, законность в Чечне? Если и удастся, то только на небольшой и тщательно охраняемой территории. Так что же пообещать? Решение было найдено, когда президентский срок подошел к своему апогею: «Россияне должны жить достойно!». А чтобы все поняли, о чем идет речь, цель конкретизировали: лет через пятнадцать у нас будет не хуже, чем в Португалии.
       Нельзя сказать, что идея сразу же охватила массы. Но массы с удовлетворением констатировали: президент, как и все мы, недоволен существующим положением в стране и желает, чтобы оно переменилось к лучшему. Опустившийся было рейтинг пополз вверх.
       С тех пор минуло два года. Про погоню за Португалией сегодня уже никто не вспоминает. Забылось. Но на пороге выборы, а это значит, что нужно опять чем-нибудь вдохновить широкие народные массы. Опять вспомнить про Португалию? Но ее мы уже догоняли. Это не произведет должного впечатления. Требуется что-то более амбициозное. И тогда в президентском послании родились строки, под которыми не откажется подписаться ни один здравомыслящий россиянин: все наши решения, все наши действия надо подчинить тому, чтобы уже в обозримом будущем Россия прочно заняла место среди действительно сильных, экономически передовых и влиятельных государств мира. И когда же это чудо свершится?
       Ответ у Кремля есть: «Уже в ближайшее время». А что каждому из нас надлежит сделать, чтобы свершилось? Тоже понятно – безоговорочно довериться своему президенту (сейчас это называется «консолидироваться») и переизбрать его на второй срок. В общем, так и не догнав Португалию, России предложили погнаться за теми, кого та не видит даже на горизонте. И на что идеологи этой гонки рассчитывают? Да ни на что. Когда пиар становится сутью политики, все превращается в сплошную мистификацию. Мистификацию действия. Мистификацию успеха. Мистификацию одобрения. И за всем этим одна цель – сохранить все как есть.
       …Помню, много лет назад меня поставили к станку, на котором значилась марка «ДиП-1». Старшие товарищи объяснили: он выпущен лет 30 назад и называется так потому, что главным лозунгом когда-то было «Догоним и перегоним Америку!». Помню, нас, практикантов, этот факт поразил – мир уже работал на станках с программно-числовым управлением, а наши вожди мечтали кого-то «догнать» и «перегнать» на этом металлоломе. Спустя годы стало понятно, в чем тут секрет: у нас в стране главное — провозгласить лозунг. Воплотится ли он в жизнь – не суть важно. «Мы должны обладать существенным экономическим, интеллектуальным, моральным и военным преимуществом. Только так мы сохраним наши позиции в ряду крупнейших держав планеты». В общем, догоним и перегоним! Похоже, в Кремле, следуя традициям, изобрели новый станок – «ДиП-2».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera