Сюжеты

ПОРЧА «НЕУГОДНЫХ» БЮЛЛЕТЕНЕЙ. АФЕРА № 5

Этот материал вышел в № 37 от 26 Мая 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

«Ловкость рук» может принести до 5—10 процентов разницы голосов между двумя лидирующими кандидатами и сыграть решающую роль в подведении окончательных итогов Продолжаем знакомить читателей с «грязными» технологическими приемами...


«Ловкость рук» может принести до 5—10 процентов разницы голосов между двумя лидирующими кандидатами и сыграть решающую роль в подведении окончательных итогов
       
       Продолжаем знакомить читателей с «грязными» технологическими приемами избирательной борьбы (начало см. в № 20, 25, 29, 33)
       
       «Жизнь — это театр», — сказал классик. «Выборы — это цирк», — изрек мой циничный сосед, вполне современный автослесарь.
       И, ей-богу, стоило бы укорить соседа-пролетария в политической несознательности, если бы в проведении всенародного голосования сквозь лозунги свободы и демократии и вправду не просматривались элементы дурного циркового представления. В его программе — не только высокотехнологичные «маги» манипулирования общественным сознанием, но и «фокусники»-ремесленники, которые проделывают не очень сложные фортели с нашим волеизъявлением. Как говорится, «ловкость рук — и никакого мошенства».
       Речь идет о фальсификации голосов на избирательных участках. Манипуляции с бюллетенями непосредственно в день выборов — ловкий «фокус» и одновременно последний шанс спасения от поражения нужного кандидата.
       В этом «цирковом жанре» существуют грубые способы: например, замена избирательных ящиков на новые с уже «нужными» бюллетенями или переписывание результатов голосования в протоколах или бюллетенях. Но они требуют очень больших организационных усилий со стороны фальсификаторов и возможны только при полном отсутствии наблюдателей.
       Другое дело — способы «тонкие», которые из-за своей относительной «легкости» охотно тиражируются. «Ловкость рук» может принести до 5—10 процентов разницы голосов между двумя лидирующими кандидатами и сыграть решающую роль в подведении окончательных итогов голосования.
       Способы фальсификации нашего с вами волеизъявления незамысловаты и вполне смахивают на навыки опытного домушника или картежника.
      
       Колдовская «порча»
       Самый распространенный прием — порча «неугодных» бюллетеней, когда при наличии большого числа бюллетеней с отметкой «за» против фамилии определенного кандидата или партии в квадратик напротив другой фамилии или партии ставятся дополнительная «галочка» или крестик. И бюллетень сразу становится недействительным. То есть фальсификатор не нарушает контрольных соотношений — ведь бюллетени не добавляются и физически не изымаются! — но легко меняет соотношение голосов.
       Иногда используется дореволюционный, ну просто времен царской охранки, способ: бюллетени пропитывают специальным раствором в клеточке напротив неугодной фамилии, и после проставления ручкой любой отметки та через некоторое время бесследно исчезает. «Пустые» бюллетени, естественно, признаются недействительными.
       Большое количество недействительных бюллетеней подвержено закону больших чисел, и в итоге получаются резкие отклонения в цифрах на фоне общей картины голосования. И это есть первый серьезный сигнал, чтобы взять участок под подозрение и тщательно проверить бюллетени.
       
       «Здесь стояла ладья!»
       Другой способ отражает шахматную сентенцию великого комбинатора — господина Бендера: «Нет — значит, и не было!». Он заключается в том, что из общего пула бюллетеней, находящихся в урнах, в момент подсчета голосов физически изымаются бюллетени с голосами за неугодных кандидатов. Технически это осуществимо либо в процессе подсчета бюллетеней, обнаруженных в урнах, либо в момент сортировки по разным кандидатам.
       Такая «кража» бюллетеней не влияет на контрольные соотношения, но увеличивает долю бюллетеней, «унесенных» якобы самими избирателями. «Вынос» подсчитать очень просто: достаточно из количества выданных бюллетеней вычесть количество обнаруженных в урнах.
       
       Не хоккейный вброс
       Совсем уж банальный способ — вброс в урны дополнительного набора бюллетеней с нужными отметками. Чтобы проверить участок на вброс, надо проанализировать показатели явки. Стопроцентная явка возможна только в СИЗО, больницах и воинских частях, где избиратель существует в ограниченном пространстве и голосует, как правило, по директиве «сверху». На остальных участках она всегда на порядок ниже.
       При маленькой явке вброс проконтролировать просто. При большой, к сожалению, трудно: слишком много бюллетеней.
       Сам факт вброса определить легче, чем место, где он был сделан и в пользу кого. Однако способы установления фактов вброса уже разработаны: не очень сложный график явки по участкам сразу даст картину аномальных «изломов» в точках, где поработали «иллюзионисты».
       Другой цирковой «фокус» — вброс в переносные урны — зафиксировать проще: в дом престарелых, больницу, удаленные хутора ходят спецавтобусы с переносными урнами. Понятно, что это милая сердцу «арена» для отъявленных «циркачей».
       
       Тасуйте колоду, пока горячо!
       Простой метод для владеющих навыками карточного шулера — перекладывание бюллетеней при подсчете голосов. Процедура выглядит так: до момента подсчета бюллетеней они сортируются пачками в 20 или 50 штук для каждого кандидата (Иванов, Петров, Сидоров…), чтобы заново не пересчитывать, если вдруг это потребуется.
       А если потребуется, то пересчитывать станут лишь количество стопок, но не количество бюллетеней в каждой стопке! Незаметный жест — и пачка бюллетеней перемещается из «закромов» одного кандидата в «закрома» другого. И никто не будет перепроверять, в той ли клеточке, за того ли кандидата стоят «галочки». «Вброса» нет, изъятия нет, цифры совпадают. Но результат — другой!
       
       Что делать?
       Безусловно, наблюдатель должен быть обучен и оснащен инструкциями, дающими хотя бы минимальные знания по диагностике подобных нарушений, методическими материалами, поскольку анализ результатов голосования невозможен без хотя бы самого приблизительного представления, как действует закон больших чисел.
       Увы, но даже вскрытые нарушения очень сложно подвести под юридические последствия. Связано это со слабой проработкой юридических критериев нарушений, невысоким уровнем правовой культуры избирателей, сложностью существующих правовых механизмов.
       Как это ни печально, но с практической точки зрения борьба с фальсификацией результатов голосования пока малоэффективна. А общественный контроль за голосованием в «суровой российской действительности» хорошо срабатывает лишь тогда, когда он строится не на вскрытии фактов фальсификаций и последующей их обработке в суде или в избиркоме, а на предотвращении нарушений, создании обстановки, исключающей возможности фальсификаций.
       То есть главный инструмент борьбы с «иллюзионистами» один: зоркий глаз наблюдателей, членов комиссий с совещательным голосом, доверенных лиц, добровольцев, призванных следить за соблюдением законности при голосовании.
       
       Людмила СТОЛЯРЕНКО
      

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera