Сюжеты

Аркадий МАМОНТОВ: В НАШЕЙ СТРАНЕ ПЕДОФИЛЫ ОСТАЮТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ

Этот материал вышел в № 39 от 02 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

В НАШЕЙ СТРАНЕ ПЕДОФИЛЫ ОСТАЮТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ День защиты детей от взрослых 1 июня — День защиты детей. К сожалению, слишком часто детей приходится защищать от самих взрослых. Но в нашей стране таких законов нет, и слишком часто дети...


В НАШЕЙ СТРАНЕ ПЕДОФИЛЫ ОСТАЮТСЯ БЕЗНАКАЗАННЫМИ
День защиты детей от взрослых
  

  
       1 июня — День защиты детей. К сожалению, слишком часто детей приходится защищать от самих взрослых. Но в нашей стране таких законов нет, и слишком часто дети становятся невинными жертвами самых страшных и грязных преступлений. В День защиты детей на канале «Россия» в цикле «Специальный корреспондент» вышла авторская программа Аркадия Мамонтова «Беззаконие». О детях, взрослых, от которых надо защищать детей, о законах и телевидении автор фильма Аркадий МАМОНТОВ — «Новой газете»…
       
       – Аркадий, «Беззаконие» — это уже четвертый фильм цикла «Обратная сторона. Дети». В нашей стране это действительно глобальная проблема?
       — Да, и мы хотим с помощью телевидения обратить внимание тех, кто имеет власть. Мы полгода изучали проблему, положение детей, доклады ООН — всевозможные документы. В России сложилась катастрофическая ситуация. Это практически единственная страна, где развращение детей остается, по сути, безнаказанным. Если нельзя доказать, что ребенок был развращен, педофилу в нашей стране ничего не грозит. Другой момент — понижение возраста согласия до 14 лет. Причем те, кто ратует за эту поправку, говорят, что вот на Кавказе дети вообще взрослеют лет с 12. Но Россия — это не только Кавказ, это еще Центральная часть, Север, и там дети взрослеют только к 18 годам. По резолюции ООН детьми считаются лица до 18 лет. В нашей стране существует мафия изуверов-педофилов. Они просто хотят лишить ребенка права выбора. Некоторые говорят, что вот мальчик 18 лет любит девочку 15 лет, так что теперь — посадить их? Нет, не надо. Надо просто не путать Семейный кодекс и Уголовный.
       Во всем мире развращение карается очень жестоко. Чем выше уровень демократии, тем сильнее меры. В Соединенных Штатах, в Европе. В Таиланде раньше вообще жуть творилась — развлечения с детьми были чуть ли не самым распространенным видом досуга. Занялись проблемой после дикого случая, когда обнаружили пленку, на которой подонки сначала насилуют, а потом разделывают на мясо семилетнюю девочку. Там за год справились с проблемой: 20 лет тюрьмы — и все.
       — Ужас... Ведь даже зверь никогда не насилует своего детеныша…
       — Да, хуже зверей. Мы вычислили по интернету педофила, который изнасиловал шестилетнего мальчика. Что делать теперь его матери — до этого гада ей не добраться; он знает, что останется практически безнаказанным. А ребенку — травма на всю жизнь. Психологи говорят, что рано или поздно, через десять или двадцать лет, это обязательно проявится, и неизвестно в какой форме. И потом, развращение детей — это же развращение нации. Алкоголизм, проституция, наркомания — это все бьет по самым незащищенным слоям, детям. Пойдите на любой рынок — и можете купить детскую порнографию...
       — Ситуация действительно жуткая. Вы считаете, телевидение может помочь решить проблему?
       — Мы (я говорю не только за себя, а за всю команду, которая делает этот цикл) пытаемся сделать то, что зависит от нас. И делаем это не для популярности и славы — как журналист я вполне самодостаточен. Просто журналистика изначально такая профессия, которая может воздействовать. Наша программа — для того, чтобы заставить людей у власти обращать внимание на то, что происходит в стране, раз уж они вызвались служить этой стране. Мы настаиваем на рассмотрении закона в Думе, но его все время отклоняют. И мы знаем, что в Думе существует группа лиц нетрадиционной ориентации, которые пользуются услугами детей. И считаем необходимым принять закон и создать комиссию по правам ребенка, которая могла бы реально защитить детей.
       — На телевидении обращать внимание — значит показывать это на экране. Вы же понимаете, что демонстрация может нанести не меньше вреда?
       — После первого фильма в «МК» Александр Минкин написал по этому поводу большую статью. Безусловно, показывать все не надо. В программе использована примерно одна двухсотая часть из всех пленок, что у нас есть. Но показать, что это и как это страшно, — необходимо. В ответ на эту статью Минкина нам в редакцию пришло письмо… (читает): «Хочу сказать Аркадию Мамонтову большое материнское спасибо за фильм «Обратная сторона. Дети». Только женщина может до конца прочувствовать всю проблему... Такой фильм надо показывать одновременно по всем каналам. После этого наши уважаемые депутаты будут вынуждены решать ситуацию с беззаконием. Правительство будет заниматься проблемой детей, а не только говорить о них...».
       — Это уже четвертый фильм. Была ли реакция со стороны властей на предыдущие серии цикла?
       — Да, я общался со Слиской, с Горячевой, все говорят: «Спасибо, что дело сдвинулось с мертвой точки. Закон стали хотя бы рассматривать». Я не знаю, какой рейтинг будет у этой передачи, но даже если ее посмотрят несколько человек и она их затронет, общественная машина сдвинется с места. Если сейчас не поставить этот заслон, будут твориться еще более страшные вещи.
       — Аркадий, вы снимаете фильмы на такие драматические темы — педофилия, наркотики, «Норд-Ост», «Курск»... Вы абстрагируетесь или пропускаете все через себя?
       — Знаете, когда умер Василий Шукшин, делали вскрытие. Патологоанатом взял в руки его сердце и сказал: «Это сердце девяностолетнего старика». Василий Шукшин все пропускал через сердце... Пока есть здоровье — буду работать.
       — Жанр репортажа сейчас довольно популярен. Проекты, подобные «Специальному корреспонденту», существуют и на других каналах, например, «Новейшая история» на НТВ или «Новый век» на ТВС. Вы ощущаете конкуренцию со стороны коллег?
       — Мы делаем немного разные вещи. Все зависит от проблемы, от отношения к ней. Можно, конечно, поехать снять затопленную Дрезденскую галерею, и сделать это интересно. А можно — в Пензенский музей или, условно говоря, снять расстрелянные картины в Грозном. Я не против такой публицистики, но, на мой взгляд, она несколько эстетствующая и отстраненная. Конкуренции никакой нет: я делаю свое, ребята — свое. Просто я считаю, что надо любить страну, в которой ты живешь, какой бы она ни была. Помните, у Шевчука: «Еду я на родину, пусть кричат: «Уродина!» — а она нам нравится».
       — По мнению многих ваших коллег, государственный канал находится в привилегированном положении, особенно в том, что касается отношений с властью. Как вы к этому относитесь, работая на госканале?
       — Когда я работал на негосударственном НТВ, я делал репортажи не хуже, чем здесь... Административного ресурса в моей работе практически нет. Сами придумываем темы, снимаем, иногда никто даже не знает о том, чем конкретно мы занимаемся в данный момент. Все зависит от самого человека, как он сумеет договориться. Я-то договаривался, работая на НТВ, договариваюсь и здесь. Надо просто стараться делать честно свою работу.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera