Сюжеты

СПЕЦПРЕДЛОЖЕНИЕ ОТ СПЕЦСЛУЖБ

Этот материал вышел в № 40 от 05 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Кто стоит за самой крупной в России кражей конфиденциальной информации Юбилей Санкт-Петербурга – событие, безусловно, масштабное. И разноплановое. Его последствия будут долго еще сказываться на самых разных областях жизни. Впрочем, то, что...


Кто стоит за самой крупной в России кражей конфиденциальной информации
       
       Юбилей Санкт-Петербурга – событие, безусловно, масштабное. И разноплановое. Его последствия будут долго еще сказываться на самых разных областях жизни. Впрочем, то, что аукнулось в Питере в конце мая, откликаться начало уже заранее. Например, странным образом совпавшая с апогеем предъюбилейной лихорадки утечка базы данных миллионов абонентов питерских телефонных сетей.
       Напомним: скандал разразился в двадцатых числах мая, когда через интернет были выставлены на продажу базы данных не только всех (!) питерских операторов сотовой связи («Мегафона», МТС, «Дельты» и «Форы»), но и «обычных» телефонных компаний («Петерстара» и «Северо-Западного Телекома», прежде известного как Петербургская телефонная сеть). Масштабы утечки были просто астрономическими: два миллиона сотовых абонентов плюс 2,5 миллиона обычных. В сумме это потянуло на самую крупную кражу конфиденциальной базы данных в России. Кстати, по иронии судьбы, сведения о каждом абоненте (паспортные данные, прописка, номера контактных телефонов) оценивались анонимными продавцами в смехотворную сумму. Цена дисков с «икс-файлами» составляла немногим больше полутора тысяч рублей. Если пересчитать на один телефонный номер, получается… по 0,03 копейки за штуку. Такая вот каждому из нас грошовая цена…
       Операторы сотовой связи отнеслись к информации о торговле базами данных, разумеется, безо всякого энтузиазма, постаравшись отделаться от журналистов дежурными фразами. Например, директор Северо-Западного филиала ОАО «Мегафон» Александр Волков (число абонентов «Мегафона» на Северо-Западе приближается к двум миллионам) описал «Новой газете» ситуацию точно так же, как и всем остальным: «Абонентская база является конфиденциальной информацией и предоставляется третьим лицам в соответствии с действующим законодательством РФ… Проводятся дополнительные мероприятия по усилению мер безопасности хранения абонентских данных и предотвращения возможности несанкционированного доступа к ним… Проводится комплекс мер по факту появления в сети интернет части информации об абонентах компании с привлечением правоохранительных органов…»
       Интерес в этой формулировке представляют два момента. Во-первых, кого могут изобличить правоохранительные органы? А во-вторых, кто эти таинственные «третьи лица», которым «в соответствии с действующим законодательством» предоставляется конфиденциальная информация на российских граждан? Ответ на оба вопроса лежит на поверхности: и в том, и в другом случае речь может идти… о самих правоохранительных органах. Только они имеют доступ к базам данных всех операторов связи. Перечень силовиков, имеющих такой доступ, достаточно обширен: не только ФСБ и милиция с ее многочисленными подразделениями, но и налоговики, а также органы прокуратуры и суда.
       Вспомним, когда разразился первый скандал по поводу утечки базы данных. Это было зимой в Москве. Вслед за трагическими событиями октября 2002-го в Театральном центре на Дубровке. Правда, тогда речь шла о базе данных только одного сотового оператора – МТС. И только в пределах столицы. И все же. Если помните, события вокруг «Норд-Оста» сопровождались отключением режима шифрования сигнала сотовой связи с тем, чтобы спецслужбы могли прослушивать переговоры террористов по мобильникам. То же самое повторилось теперь в Петербурге. Здесь также, во второй раз после Дубровки, на четыре дня (с 29 по 1 июня) был отключен режим шифрования сигнала – чтобы обеспечить беспрецедентный режим безопасности во время проведения международного саммита 30—31 мая.
       
       Торговля базами данных началась в Москве после «Норд-Оста». А в Петербурге – до саммита, но в период его непосредственной подготовки. А спецслужба, задействованная и в том, и в другом случае, одна. И это, конечно, отнюдь не налоговая инспекция. А если кто-то еще не догадался — ФСБ…
       
       Николай ДОНСКОВ, наш соб. корр., Санкт-Петербург
       
       
КОММЕНТАРИИ КОНФОП
       
       Дмитрий ЯНИН, председатель правления Конфедерации обществ потребителей:
       — Мне кажется, что случаи с отключением шифровки сотовых телефонов на Дубровке и недавно в Питере и последующее появление в продаже телефонных баз данных не связаны напрямую с нарушением прав потребителей. Закон предусматривает возможность предоставления подобной информации со стороны телефонных компаний спецслужбам в подобных обстоятельствах.
       
       Надежда ЗАМОРЕНОВА, юрист КОНФОП:
       — Ситуация неоднозначная. Появление подобных баз данных является скорее нарушением privаcy (неприкосновенность частной жизни), а это право гарантируется Конституцией. Лишь суд может выдать разрешение на распространение такой информации. Но законы напрямую не гарантируют тайны, например, самого адреса. Такие «лазейки» в законодательстве не позволяют однозначно трактовать эту ситуацию. Скорее всего, здесь претензии можно предъявлять не сотовым компаниям и даже не спецслужбам, а тем лицам, которые организовали распространение таких баз данных.
       

       

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera