Сюжеты

Олег РОМАНЦЕВ: А ЧТО ПЛОХОГО В ПРАГМАТИЗМЕ?

Этот материал вышел в № 40 от 05 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

А ЧТО ПЛОХОГО В ПРАГМАТИЗМЕ? Интервью тренера, который последнее время не дает интервью. Непростыми выдались два последних года для Олега Романцева. В прошлом сезоне «Спартак» после привычного «золота» оказался в России лишь третьим, а...


А ЧТО ПЛОХОГО В ПРАГМАТИЗМЕ?
Интервью тренера, который последнее время не дает интервью.
       

  
       Непростыми выдались два последних года для Олега Романцева. В прошлом сезоне «Спартак» после привычного «золота» оказался в России лишь третьим, а сборная под руководством Романцева на чемпионате мира в Японии не смогла даже выйти из предварительной группы. В этом году «Спартак» и вовсе застрял в середине турнирной таблицы. И вот уже поползли слухи о скорой отставке Романцева – пока ничем, впрочем, не обоснованные.
       На критику Олег Иванович всегда реагировал молчанием. Уже довольно давно он не ходит на послематчевые пресс-конференции. С недавних пор практически перестал давать интервью. Впрочем, для «Новой газеты» Романцев сделал исключение. Мы встретились в его номере на знаменитой базе в Тарасовке.
       
       – Олег Иванович, финал Кубка чемпионов смотрели?
       — Конечно! Разве найдется человек, интересующийся футболом, который пропустит такой матч?
       — А как же спортивный режим? Игра ведь почти в два ночи закончилась…
       — Так мы в «свободном режиме» были. Дома, не на сборах. Вообще-то я обеим командам симпатизирую, но больше все-таки желал победы «Милану», потому что там наши ребята играют. Хоть бывшие, но наши. Немножко жалко «Ювентус» – как всегда жалко команду, которая, добравшись до финала, пройдя такие страдания, в последний момент останавливается в полушаге.
       — Такие матчи с карандашом и блокнотом смотрите?
       — Зачем карандаш? Сейчас есть такая простая вещь, как видеозапись. Вон они, все матчи, здесь лежат (показывает рукой на полку с видеокассетами. — Д.Ф.). Карандаш отвлекает, и сначала смотришь игру как болельщик. Потом уже можешь как специалист посмотреть — не спеша, останавливая запись…
       — Когда вы смотрите нынешний футбол и тот, в который играли даже десять лет назад, замечаете разницу?
       — Футбол стал еще более жестким, еще более быстрым. Смотришь чемпионат мира двадцатилетней давности — и удивляешься: как же долго команды умудряются держать у себя мяч. Бразильцы когда-то проповедовали девиз: «Вы нам забьете, сколько сможете, а мы вам – сколько захотим». Несколько раз на этом они обожглись, на первенство в Испанию даже осмелились привезти вратаря, который не умел элементарных вещей… И сегодня бразильских вратарей покупают лучшие команды мира (тот же «Милан»), а забить бразильцам нынче не менее сложно, чем итальянцам, которые всегда исповедовали катеначчо. Но футбол хорош не только атакой, он красив в любых проявлениях.
       — Эти слова можно истолковать как ваш ответ критикам, которые утверждают, что «Спартак» потерял всегда свойственный ему романтический стиль. Купил мощных легионеров, не знающих, что такое «стеночки»…
       — Чтобы вывести российский футбол на более качественный уровень, одним приглашением иностранцев не обойдешься. Но что поделать, если в последнее время молодых российских футболистов, отвечающих европейским стандартам, очень мало? Еще древним было известно, что наемные войска воюют хуже собственных. Брать «наемников» – это необходимость. Когда у нас на полную мощь станут работать детские спортивные школы и на все позиции на поле мы будем иметь своих сильных ребят, тогда такая необходимость отпадет. И если уж будем приглашать, то действительно звезд – таких, как Роналдо или Анри.
       — Наверное, трудно научить специфическому спартаковскому футболу людей, никогда в него не игравших, – и не только легионеров, а, например, Ващука или Смирнова.
       — Действительно непросто. Но в любой команде любому новичку, если это не звезда первой величины, требуется время, чтобы привыкнуть. Как мы видим, в «Милане» даже Ривалдо иногда на скамеечке сидит — а это в недавнем прошлом лучший футболист Европы. Так что, конечно, мне сегодня сложнее, чем раньше. Легионерам, не знающим языка, приходится объяснять все гораздо дольше, чем нашим ребятам. И переучивать многих приходится на поле. А переучивать, как известно, труднее, чем учить. Поэтому многих игроков мы вынуждены часто использовать таким образом и в таком качестве, в каком эти футболисты лучше всего проявят свои сильные стороны.
       — Значит, со знаменитыми спартаковскими «квадратами» в центре поля можно попрощаться навсегда?
       — Не знаю. Футбол изменяется, в начале ХХ века команды играли с семью нападающими, а в середине века могли по пять минут пасовать друг другу мяч в чужой штрафной. Наверное, это кому-то нравилось, хотя, с точки зрения тактики, такая игра была абсолютно неправильной.
       — Вы стали более прагматичны, чем раньше?
       — А что плохого в прагматизме? Но лично себя я не считаю прагматиком. Да, мне нравятся многоходовые комбинации, но если можно середину поля пройти одним пасом, отрезав сразу пятерых-шестерых соперников, почему бы этого не сделать? Прагматично? Может быть, но это правильное решение. К тому же, если такой пас удался, он смотрится не менее красиво, чем «многоходовка».
       — Возвращаясь к вопросу о подрастающих футболистах. Раньше вы частенько лично просматривали мальчишек в спартаковской школе. А сейчас?
       — Намного реже. Когда мои сыновья занимались в футбольной школе, я отвозил их и заодно смотрел, как ребята тренируются. Но раньше на дорогу от Сокольников до Тарасовки я затрачивал полчаса, сейчас же из-за пробок приходится два часа добираться. Чисто физически не хватает на это времени. Впрочем, у меня хорошие помощники, они подскажут.
       — Буквально на днях новыми тренерами дубля назначены Сергей Юран и Илья Цымбаларь. Это была ваша инициатива? Вы считаете их талантливыми тренерами?
       — Скажем так: меня вполне устраивали на этом посту и Сергей Родионов с Геннадием Морозовым. Но они немного… застоялись, что ли, на этой работе. Теперь они будут трудиться в спартаковской школе. А Юран и Цымбаларь работали в нашей академии и очень неплохо себя там зарекомендовали. Пока рано говорить о том, что они станут сильными тренерами, но то, что они способны «встряхнуть» наших дублеров, — несомненно.
       — Многих удивило ваше новое сближение с Юраном и Цымбаларем, учитывая их довольно «недружелюбное» расставание со «Спартаком» и с вами лично.
       — Удивило? Оно удивило только журналистов, которые после ухода какого-либо игрока из команды начинали к нему приставать с расспросами о «плохом человеке» Романцеве. Да у меня отличные отношения и с Юраном, и с Цымбаларем, и с Кульковым, и с Мостовым… И с Андрюшкой Тихоновым. Когда он закончит играть, я с радостью согласился бы работать вместе с ним в «Спартаке». А то, что с кем-то из футболистов иногда приходится расставаться, так это нормальный процесс. Человека, выигравшего четыре золотые медали чемпионата России, бывает очень трудно настроить выиграть пятое «золото».
       — Вы не упомянули Игоря Шалимова. А он недавно нелицеприятно о вас отозвался.
       — Шалимов – это особый разговор. Но он сейчас тренер, мой коллега по чемпионату России, а о коллегах я привык ничего не говорить.
       — Вам нынешний чемпионат нравится? Или он не может нравиться хотя бы потому, что «Спартак» играет неудачно?
       — По разным причинам мы до сих пор не можем сыграть оптимальным составом. Прежде всего из-за травм, а травмы связаны с тем, что на лучших футболистов «Спартака» идет настоящая охота при попустительстве судей. Титов и Ващук только начали восстанавливаться, но по-прежнему мы лишены Парфенова, и только что получили травмы Деменко и Павленко. Сейчас играли в Казани, а накануне судьи сразу трех наших защитников – Ковтуна, Мойзеса и Митрески – отправили «отдыхать». Наверное, это неслучайно, что оказались выбиты три ключевых футболиста из одной линии?…
       Конечно, у нас есть и свои проблемы. В период летних дозаявок мы должны будем усилить три-четыре позиции. Конкретных договоренностей пока нет, но новичков на эти позиции ищем.
       — Вы находите понимание у руководства при покупке того или иного футболиста?
       — В принципе это извечная борьба всех президентов со всеми тренерами. Руководители хотят купить игрока лучше и дешевле. Тренер настаивает на том, чтобы игрок был как можно выше классом; а такие футболисты, как правило, стоят очень дорого. Приходится искать компромисс.
       — В этой связи нет ли у вас сожаления по тому времени, когда вы были президентом клуба, так сказать, полноправным его хозяином?
       — Сожаления нет. Ведь тогда мы тоже были ограничены в финансовом вопросе.
       — Многие журналисты и футбольные специалисты считают, что чемпион России этого года уже известен – им станет ЦСКА. А вы как думаете?
       — Вопрос не по адресу. Впрочем, вы не хуже меня знаете, какая ситуация сложилась сейчас в чемпионате России. А насчет «Спартака» могу сказать: команда декларирует своей целью то же, что и всегда: добиться максимально возможного результата.
       — Может быть, сейчас стоит отдать приоритет кубку перед чемпионатом?
       — Что это значит – не играть в полную силу? Я не раз сталкивался с тем, что, когда начинаешь что-то «выкраивать», ничего не получается, — упускаешь и то, и другое. Иное дело, что порой не стоит форсировать выздоровление игрока, зная, что впереди нас ждет ответственный матч. Например, на игру с «Динамо» можно было поставить Павлюченко, но мы его поберегли. Сейчас готов Мойзес, но скоро финал Кубка – побережем и его.
       — Вы уверены, что в команде не утерян тот «спартаковский дух», которым славился «Спартак» во времена братьев Старостиных?
       — У российских игроков — да, этот дух не утерян. Смирнов, Павлюченко, Ващук – они изначально шли в «Спартак», чтобы прикоснуться к его имени и к его богатой истории. Что касается легионеров… Конечно, хорошо, что они целуют майки со спартаковским ромбиком и бегут к трибунам после забитого гола, но надо понимать, что, когда закончится контракт, они уедут и так же будут бежать к другим болельщикам уже в другой стране. Это я не в осуждение их говорю, а в оправдание. Если говорить прямо, люди приехали заработать, и осуждать их за это нельзя.
       — В этом году исполняется ровно 20 лет, как вы закончили играть и стали тренером…
       — Двадцать лет — не так уж и много. Пронеслись в один миг. Когда впереди двадцать лет, думаешь: елки-палки, сколько еще можно успеть сделать!..
       — Этот сезон – самый трудный в вашей карьере?
       — Почему же? И труднее бывали, намного труднее.
       — В любом случае вы уже многое успели сделать. Но какие ваши мечты на ближайшие двадцать лет – выиграть еще что-то со «Спартаком»? или начать с нуля и сделать другую команду «новым «Спартаком»?
       — Конкретной мечты нет. Я работаю тренером, люблю эту работу и хочу делать ее оптимально. Конечно, хочется постичь в ней что-то новое или привнести в нее что-то новое. Но главное — хочется всегда выигрывать и выигрывать. А что выигрывать? Любой тренер ответит так же, как я: все, что только возможно!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera