Сюжеты

СМЕРТНИКИ — САМОЕ СОВЕРШЕННОЕ ОРУЖИЕ

Этот материал вышел в № 41 от 09 Июня 2003 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Они появились в результате «контртеррористической операции» В октябре 99-го наши силовики под непосредственным руководством Владимира Путина начали уничтожать «очаг международного терроризма на Северном Кавказе». И вот на прошлой неделе...


Они появились в результате «контртеррористической операции»
       
       В октябре 99-го наши силовики под непосредственным руководством Владимира Путина начали уничтожать «очаг международного терроризма на Северном Кавказе». И вот на прошлой неделе после очередного теракта — взрыва автобуса 4-й воздушной армии ВВС в Моздоке — генпрокурор Владимир Устинов заявляет, что «раньше в Чечне смертников не было». Верно, появились в результате «антитеррористической операции».
       Кстати, пару лет назад идея с «операцией» казалась многим в Москве замечательной находкой. Мне довелось присутствовать при том, как в конце 2000-го один наш министр давал в приватной обстановке решительный отлуп швейцарскому послу в Москве, когда тот в качестве представителя страны-депозитария Женевских конвенций по гуманитарному праву требовал не в первый раз от Москвы соблюдать международные договоры по части уважения прав военнопленных, гражданского населения и раненых в ходе боевых действий.
       Наш ответ был прост: в Чечне нет войны, нет внутреннего вооруженного конфликта, а есть «антитеррористическая операция», которая не упомянута в международно признанных соглашениях, а значит, и Женевские конвенции на нее не распространяются.
       Но потом словосочетание как-то исчезло из официального обихода. Очевидно, потому, что в результате многолетней операции терроризма становится только больше.
       Мятежная республика была после многомесячных кровопролитных боев полностью оккупирована к апрелю 2000-го, но боевики продолжили партизанско-диверсионную, минную войну. Местное население, измордованное войсками, в ответ боевиков укрывает и снабжает разведданными.
       Не так давно в Минобороны в очередной раз подвели итоги потерь среди военнослужащих всех силовых ведомств на Северном Кавказе за период с 1 октября 99-го года по 23 декабря 2002-го. Оказалось: 4572 погибших и 15 549 раненых. Каждый месяц в Чечне за последние три года официально в среднем гибли 117 военнослужащих и еще 399 оказывались ранены. Эти цифры были отмечены официальной прокремлевской пропагандой как немалое достижение: мол, в первую чеченскую войну и в Афгане в месяц гибло чуть больше солдат.
       Впрочем, всегда в России правящий режим (неважно какой) во всем превосходит прежние и статистика всегда находится подходящая. Вот и сегодня официальная статистика по первой кампании в Чечне одна, а Институт военной истории Минобороны дает по убитым цифру в полтора раза, а по раненым — в три с лишним раза больше. Различие — в 35 тыс. человек.
       Похоже, что с точки зрения нанесения непрекращающихся потерь противнику партизанские методы боевиков выглядят вполне убедительно. Но политического смысла в них не просматривается. Погибшим и раненым бойцам, сбитым вертолетам пока находится в России замена. Кремлевские чиновники и вовсе смеются: мол, в стране в год погибают тысяч сорок человек в автокатастрофах на плохих дорогах. Что тут чеченские потери? Народ пока терпит, так что нет причин менять политику.
       Конечно, чеченские женщины в отличие от русских рожают по пять и более детей; смена бойцов у боевиков идет, пожалуй, бойчее, чем в рядах группировки. В долгосрочном плане (лет через 10—20) в войне на истощение чеченцы Россию несомненно победят и добьются отделения. Переупрямят так или иначе, как в свое время поляки, прибалты и другие насильно пристегнутые к империи народы, добившиеся все же независимости.
       Еще в первую кампанию покойный чеченский президент Джохар Дудаев грозил превратить российские города в «зону бедствия», но это была пустая похвальба. Для успешного терроризма нужна хорошо отлаженная организация. Теперь, похоже, она появилась.
       Последние теракты — взрыв дома правительства в Грозном 27 декабря, недавние подрывы в Знаменском и в Илисхан-Юрте, теперь в Моздоке — объединяет не только то, что во всех участвовали смертники-самоубийцы, но и то, что они были тщательно спланированы и проведены. По свидетельству очевидцев, шахидка в Моздоке целенаправленно ждала именно военный автобус с персоналом 4-й армии ВВС, которая бомбит Чечню, но пропустила автобус с военнослужащими ПВО, которые в войне непосредственно не участвуют.
       Это совсем не похоже на действия бомбистов-самоубийц на территории, скажем, Израиля, где подрывы происходят, по сути, где попало. У чеченцев же действует эффективная разведка, функционируют планирующие штабные структуры, подразделения исполнителей и технического обеспечения.
       Действует у боевиков и собственная контрразведка, которая нейтрализует информаторов российских спецслужб. Все последние нападения были, похоже, совершенно неожиданны для наших властей (в Знаменском, кстати, взорвали райотдел ФСБ).
       А ведь наши уже много лет вербуют и засылают к сепаратистам своих агентов... Если не справились до сих пор, не справятся никогда, и инициатива прочно перейдет к террористам.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera